Пустыня просит огня

Автор: Maks Дек 4, 2019

Даже в начале XX века такое не мог представить никто: «неверный» пилот в небе над Меккой! И не на самолете-разведчике, а на бомбардировщике, мечущем вниз то гранаты, то бомбы, то прокламации. «Русский шайтан!» — так прозвали его кавалеристы эмира Абдула-Азиза Аль Сауда. «Полковник Широков» — так представлялся он сам.

После завершения Гражданской войны тысячи прекрасно обученных русских военных оказались за границей. Без Родины, без командиров и без гроша в кармане. Все, что у них было, — это боевой опыт двух войн: Первой мировой и Гражданской. Что их ждало вдали от родной земли? Нищенское существование на дне чуждого им общества, работа швейцарами, таксистами и вышибалами.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что они соглашались стать наемниками. Одни хотели показать себя в бою, другие — вырваться из нищеты. Что же касается пилотов Российской императорской армии, которые оказались за пределами империи, то у них была еще одна мотивация — они просто хотели летать.

Лучшее предложение

Когда в 1921 году к бывшему авиамеханику Максимову, крутившему баранку такси на раскаленных от жары кривых улочках Каира, подсел высокий, светлоглазый араб, Максимов если и удивился, то вида не подал. За годы он видел столько странного, что хватило бы на несколько жизней.

Клиент оказался разговорчив. Угадав по виду водителя, что тот русский, он предложил ему пообедать, а когда Максимов, решив, что его хотят нанять для неблаговидного поступка, отказался, настоял на своем, щедро высыпав в ладони таксиста горсть монет.

Обед оказался превосходным. «Случайный» спутник Максимова, не торопясь, объяснил, что он представляет интересы правителя Хиджаза (небольшого государства на Аравийском полуострове) короля Хусейна ибн Али аль-Хашими, который хотел бы нанять русских пилотов и авиамехаников для обучения местного персонала и организации авиаотряда, который был необходим для войны против соседнего государства Неджд.

Король уже ходил войной на Неджд, который возглавлял клан Саудитов, придерживающихся самого радикального течения ислама — ваххабизма, но был разбит, а конфликт все еще тлел.

В этой ситуации Хусейн хотел укрепить армию и создать авиаотряд, который помог бы ему в грядущей войне. На аэродроме города Джидды находились военные самолеты, среди которых были два допотопных Airco DH.9, три старых Caudron G.4, разведывательный Royal Aircraft Factory В.Е.2, истребитель-бомбардировщик Bristol F.2b и два английских Armstrong Whitworth A.W.38 Whitley, прозванных за неубиваемостъ «Большими дубами».

«Несложные задания, большие деньги, — соблазнял русского светлоглазый араб, — надо только собрать отряд профессионалов. Дело выгодное, вознаграждение большое, кроме того, король обещает каждому каменный дом в собственность».

И Максимов согласился.

Этим же вечером в одном из кафе собрались все белогвардейцы Каира, которые имели хоть какое-то отношение к авиации. Здесь были капитаны царской армии Бобров, Найденов, поручик Булацель и, конечно же, араб, который сделал офицерам предложение, от которого летчики не смогли отказаться, — предложил им работу по специальности. О боевых вылетах в разговоре не шло и речи.

Максимову предлагалось возглавить команду механиков за 40 фунтов стерлингов золотом в месяц, полковнику Николаю Широкову за те же деньги предлагалось возглавить авиаотряд, остальным предложили по 30 фунтов стерлингов золотом — даже по европейским меркам это были огромные деньги.

Офицеры и араб ударили по рукам, русские получили задаток и уже на следующее утро отправились сначала в Александрию, а затем на пароходе в Джидду.

В Джидде оказалось, что араб — не араб, а англичанин: археолог и дипломат Томас Лоуренс, прозванный за свою любовь к пескам Лоуренсом Аравийским.

Но что же заставило его нанимать русских?

Лишь бы летать!

Русские лётчики в Саудовской АравииНачало конфликта было положено в 1916 году, когда англичане поддержали восстание арабов Аравийского полуострова против Османской империи. В результате освободительной войны в Аравии возникло пять государств: Хиджаз, Неджд, Джебель-Шаммар, Асир и Йемен. В 1919 году король Хиджаза пытался завладеть Недждом, но был разбит. Тогда он провозгласил себя халифом на основании того, что священная Мекка находится именно на его территории. И эмир Неджда Саудит Абдул-Азиз ибн Абдуррахман объявил Хиджазу войну.

Одновременно с этим за контроль на полуострове боролись и европейские державы.

Великобритания поддержала Хиджаз, но английские летчики наотрез отказались воевать в условиях Аравии, поэтому англичане решили прибегнуть к помощи русских, которым выбирать не приходилось. Занялся этим вопросом Томас Лоуренс, который принимал участие в восстании и знал нравы и обычаи арабов.

На аэродроме, куда русские добрались в конце июля 1921 года, белогвардейцев ждало разочарование — оказалось, что все самолеты находятся в плачевном состоянии. Виной этому — жара, песок, который в считаные часы обдирает с плоскостей самую стойкую краску и забивает фильтры, и неумелое обслуживание местных умельцев.

Делать было нечего. Русские засучили рукава, через три месяца поставили на крыло три самолета и стали обучать арабов пилотированию и обслуживанию.

Но уже в начале декабря король в первый раз приказал офицерам вылететь на бомбометание «в связи с усложнившейся обстановкой на фронте». Полет на старых Airco DH.9 над районом, где идут боевые действия, пилотам не понравился, тем более что в контракте такой обязанности не было. По возвращении в Джидду пилоты расторгли контракт и уехали. На замену им приехали новички — пилоты Юнгмейстер, Минчанок, Кузнецов и авиамеханик Агнаев.

Пилот Минчак разбился через месяц на смотре — его двухмоторный Caudron G.4 рухнул к ногам короля. Вслед за Минчаком последовал Юнгмейстер, который погиб 25 февраля 1922 года. После этого уволились сразу четыре русских пилота.

Битва за святыню

В 1924 году ситуация между Хиджазом и Недждом обострилась. Эмир Неджда Абдул-Азиз начал масштабное наступление, в ходе которого войска Хусейна были разбиты. Король Хиджаза отрекся от трона в пользу сына Али, но смена власти не помогла, и 13 октября 1924 года саудиты взяли столицу Хиджаза, сердце мусульманского мира — Мекку. Хиджаз оказался на грани катастрофы.

Русские пилоты бомбили врага с начала 1924 года, но не смогли изменить ситуацию. Тогда король Али приказал бомбить священный город.

До этого момента над Меккой на самолете Airco DH.9 совершал разведполеты только полковник Широков — командир авиаотряда.

Чтобы короля Али никто не мог упрекнуть в том, что Мекку бомбит «неверный», один из шейхов короля издал фетву, в которой говорилось, что бомбить Мекку неправоверному нельзя, но с благословением и во имя короля — можно. Разумеется, бомбить мечеть аль-Харам и главную святыню мусульман — Каабу — полковнику не позволили, а вот проредить вражескую кавалерию нужно было обязательно!

Чтобы получить согласие Широкова, ему повысили зарплату до 60 фунтов стерлингов золотом и стали выдавать каждый вечер бутылку виски. Но главная проблема была в боеприпасах. Авиационных бомб в Хиджазе не было, поэтому было решено бросать вниз гранаты и самодельные бомбы, переделанные из снарядов.

На место наблюдателя полковник посадил пулеметчика, который обстреливал войска Саудитов сверху. Вместе с разрывом бомб и гранат это производило неизгладимое впечатление на арабов. Верблюды ревели и разбегались, сея среди кавалеристов панику, а Широков утешал их пачками листовок, призывающих сдаться.

Слава павшим героям

Николай Широков бомбил Мекку с октября 1924 года до 18 января 1925 года. В этот день он погиб в воздухе — его самолет взорвался. Вместе с ним погиб бывший на борту сириец Умар Шакир — журналист, известный антиосманскими настроениями. По одной версии — от тряски детонировал один из самодельных снарядов, а по другой — это была диверсия.

Останки летчика были найдены ваххабитами, которые отрубили Широкову голову, насадили ее на пику и стали возить по позициям, ликуя, что «летающий дьявол» мертв.

Государство Хиджаз просуществовало недолго — оно капитулировало 21 декабря 1925 года, а король Али бежал с семьей в Ирак.

Великобритания быстро признала аннексию Хиджаза Саудитами, а хиджазская знать принесла присягу Абдулу-Азизу Аль Сауду.

Судьба многих русских осталась неизвестной. Очевидно, одни сумели бежать, а другие, как капитан Бобров, попали в плен и согласились воевать за Аль Сауда, который еще два года укрощал племена Аравийского полуострова, приводя их под власть Саудитов.

Бобров был убит во время вынужденной посадки в пустыне. А авиатехник Максимов еще долго работал на Аль Сауда, вплоть до 1934 года ремонтируя самолеты.

Майя НОВИК

, ,   Рубрика: Военная тайна

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:60. Время генерации:0,627 сек. Потребление памяти:8.36 mb