«Таблетки трезвости» для шпионов

Автор: Maks Сен 27, 2019

В августе 1971 году офицер лондонской полиции Чарльз Ширер остановил машину, странно двигавшуюся в потоке. За рулем был нетрезвый мужчина, который на вопрос полицейского ответил: «Ты не имеешь права со мной так разговаривать! Ты не имеешь права меня трогать! Я офицер КГБ…»

Прием алкоголя является хоть и нежелательным, но неизбежным атрибутом деятельности нелегала разведки за рубежом. Человек, не пьющий вина или виски на вечеринке или светском рауте, сразу выделяется из общества. Да и для установления доверительных отношений алкоголь часто оказывался эффективнее тысячи слов. Однако в пьяном состоянии не все агенты ГРУ или КГБ могли сохранить лицо.

Продал Родину по пьянке

После задержания в Лондоне гражданина СССР Олега Лялина за рулем в нетрезвом состоянии суд вынес решение о его аресте по административному нарушению. На следующий день юрист работодателя Лялина — советской внешнеторговой компании — поспешил внести в суд 50 фунтов в качестве залога за нарушителя. Но в кутузке советского гражданина не оказалось. Да и впоследствии, на суде — тоже. Он, казалось, испарился.

Олег ЛялинПравда, последствия его «похмелья» вскоре стали известны. Спустя три недели МИД Великобритании опубликовал список 105 советских дипломатов и работников внешнеторгового ведомства СССР, подлежащих высылке из страны. Это был крупнейший провал резидентуры, много лет выстраиваемый в Британии. По воспоминаниям другого перебежчика из КГБ генерал-майора Олега Калугина, когда глава ведомства Юрий Андропов узнал о последствиях «пьяной выходки» Лялина, то был вне себя и якобы распорядился ликвидировать пьянчугу. Но его попросту не нашли. MI-5 надежно спрятала информатора, и только в 1995 году англичане сообщили о кончине Лялина по естественным причинам.

Инцидент, дорого обошедшийся советским спецслужбам, еще раз поставил вопрос ребром: «Как научить «дружить» между собой разведчиков и алкоголь?» Вопрос нетривиальный, ибо у каждого профессионала разведки, вынужденного выпивать в компании англичан и американцев, были свои секреты.

Кто-то еще до вечеринки предпочитал выпить 100 граммов виски или коньяка. После чего организм вырабатывал вещества, способствующие активному расщеплению спирта, то есть уменьшению эффекта опьянения. Другие принимали перед выпивкой активированный уголь или иной абсорбент. Он впитывал в себя составляющие спирта и сивушных масел. Подобный эффект наблюдался и при приеме алкоголя с лимоном. Учеными доказано, что витамин С, которым богаты цитрусовые, препятствует опьянению. Правда, в этом случае есть риск повредить слизистую желудка, ибо витамин С и алкоголь довольно сильно ее раздражали.

Ну, и конечно, все нелегалы знали «табу» при распитии. К примеру, не смешивать разные напитки. Только водка или только вино, но никак не все вместе. Кроме того, не следовало пить более слабые напитки после крепких — например, пиво после водки. Правда, все эти правила работали в зависимости от личных физиологических и морально-волевых качеств агента.

Поиск решения

Не менее серьезной проблемой для нелегалов разведки было и похмелье после серьезной попойки. Если говорить медицинским языком, похмелье (вейсалгия) — это отравление. Обычно уксусным альдегидом — продуктом переработки спирта ферментами печени. Чем больше выпил агент, тем больше в его крови того самого альдегида, который выражается в том, что неимоверно болит голова, появляется чувство головокружения, тошноты, сухости во рту.

Алкоголика «колбасит» от того, что в его крови ощущается дефицит этанола (спирта), ибо он прочно встроен в систему обмена веществ вместо глюкозы, и это физическая зависимость. А человека, пьющего от случая к случаю, коим и являлись большинство разведчиков, трясло от превышения уровня этанола и его метаболитов в крови.

Чтобы как-то уравнять шансы в противостоянии с зеленым змием, руководство КГБ еще в 50-х годах XX века обратилось к советским токсикологам за помощью. Как раз в 1952 году в системе Академии наук СССР был создан Институт биологической физики. Позднее, в 1964 году, на базе этого института был сформирован Пущинский научный центр биологических исследований. Одной из главных задач заведения было «изучение физико-химических основ развития и коррекции стрессовых и патологических процессов».

Биофизики и токсикологи обратились к опыту использования «боевого» антидота — унитиола. В свое время его создала группа советских ученых как противоядие для люизита — сильнейшего отравляющего вещества, синтезированного в 1919 году американским химиком Уинфордом Ли Льюисом. Имеющая запах герани, темно-коричневая жидкость имела такие ядовитые пары, которые могли легко проникать сквозь материалы защитных костюмов и противогаза, воздействуя на органы дыхания и вызывая нарывы на коже.

Токсикологам было известно, что люизит, относившийся к группе тиоловых ядов, бьет по биологически активным веществам, содержащим SH-гpуппу. А это в большинстве своем и есть ферменты организма, превращающие сложные вредные вещества в простые и неопасные. В 1950-х годах советские ученые получили вещество унитиол, которое «обманывало» люизит тем, что у него были две своих SH-группы, которые брали на себя действие тиоловых ядов.

Вот только ацетальдегид к этой группе не относится, и, хотя унитиол применяется до сих пор при лечении хронического алкоголизма, для профессионалов разведки этот препарат не годился. Нужно было что-то другое, более простое и в то же время не для алкоголиков, а для людей, принимающих алкоголь от случая к случаю.

Янтарный порошок

В конце концов в середине 1970-х такой препарат был получен молодым на тот момент ученым из того же Института биофизики Евгением Маевским. Препарат получил название RU-21. А все началось с изучения свойств янтарной кислоты, являющейся сильным антиоксидантом, то есть веществом, препятствующим процессу окисления. Известно, что натуральный янтарь, растертый в порошок, может здорово помочь при похмелье. А вот искусственно синтезированные янтарные кислоты такими свойствами не обладали.

«Нам удалось установить, что молекулы янтарной кислоты могут иметь разную пространственную структуру, причем конформеры имеют разные химические и биологические свойства, — вспоминал те дни профессор Маевский. — Это и сделало возможным синтез янтарной кислоты с заданными свойствами, близкой к той, что содержится в натуральном янтаре». В процессе работы над препаратом биофизики смешали янтарную кислоту с еще тремя: фумаровой, глутаминовой и аскорбиновой. Все указанные соединения — тоже сильные антиоксиданты, сочетание которых защищает печень и центральную нервную систему после приема алкоголя.

«Наши исследования — сначала на животных, а потом на добровольцах — показали, что препарат снижает токсичность этилового спирта, — рассказал доктор медицинских наук Владимир Нужный. — Он замедляет скорость продукции уксусного альдегида, который является основным ядом спирта. Кроме того, он разгружает организм от протонов водорода, за кисление которыми также проявляется в похмельном синдроме — головной боли, чувстве разбитости и пр. Все это и делает посталкогольную интоксикацию меньше. Эффективнее всего препарат работает, если его принимают перед употреблением спиртного или вместе с ним».

После распада СССР ученые Российской академии наук превратили препарат RU-21 в коммерческий продукт в рамках изучения действия алкоголя на организм. И сегодня желающие могут на время почувствовать себе агентом КГБ — пить, не пьянея.

Лев КАПЛИН

Проверено на себе

Как утвеждает профессор Маевский, RU-21 не препятствует опьянению, а даже слегка усиливает его. И в этом есть смысл: выпил меньше других, но такой же пьяный, а вот в  организме этанола будет меньше, и похмелье тоже не станет проблемой.



, , ,   Рубрика: Специстория

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:58. Время генерации:0,202 сек. Потребление памяти:8.69 mb