Филигранная работа

Автор: Maks Июн 18, 2022

Конфликт на Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД) в 1929 году окончился победой Красной армии. Сказалось не только ее техническое превосходство над силами маньчжурского правителя Чжан Сюэляна. Была еще одна причина, значительно повлиявшая на итог этой кампании…

КВЖД была построена Россией на территории Маньчжурии с 1897 по 1903 год и связала Читу с Владивостоком и Порт-Артуром. Обслуживалась дорога служащими российской империи, пользующимися в полосе отчуждения КВЖД полной экстерриториальностью.

Дорога раздора

После Октябрьской революции, по договоренности между СССР и Китайской республикой от 1924 года, КВЖД оставалась под управлением и обслуживанием советской стороны, хотя и была объявлена коммерческим предприятием. Началась постепенная замена бывших царских кадров на новые, лояльные большевикам.

Из-за начавшейся гражданской войны в Китае над дорогой стали сгущаться тучи. В январе 1926 года южную ветку КВЖД взяли под контроль войска генералиссимуса Чжан Цзолиня, но советскому правительству тогда удалось с ним договориться о мирном разрешении ситуации. Однако уже с августа 1926 года китайские националисты вновь принялись за провокации и попытались захватить имущество КВЖД. Этому потворствовал пришедший к власти Чжан Цзолинь. Ситуация не изменилась и после того, как в 1928 году его устранила японская разведка.

Пришедший затем к власти его сын Чжан Сюэлян действовал в отношении КВЖД более радикально. Весной 1929 года китайцы арестовали свыше 2 тысяч советских граждан, причем не только рабочих и служащих дороги, но и дипломатических работников из консульства в Харбине. Некоторых из задержанных обезглавили. СССР подал ноты протеста, но это не возымело действия.

10 июля войска Чжан Сюэляна захватили всю КВЖД, арестовали еще 200 советских граждан, 35 из которых выслали из страны. Последовали новые ноты протеста, которые так же не подействовали на националистов. Более того, те стали сосредотачивать у границы с СССР свои силы.

«Дальневосточная! Даешь отпор!»

В Москве стало ясно, что проблему придется решать военным путем. Эту задачу поручили Особой Дальневосточной армии (ОДВА), образованной в августе 1929 года. Ее возглавил герой Гражданской войны, человек, который хорошо знал специфику Дальнего Востока, Василий Блюхер.

В его распоряжении были довольно скромные силы — свыше 16 тысяч штыков и сабель, 9 танков Т-18, артиллерия и авиация, корабли Амурской военной флотилии. Им противостояла Мукденская армия Чжан Сюэляна — около 300 тысяч солдат, правда разбросанных по всей Маньчжурии. На предполагаемых направлениях главных ударов националисты сосредоточили 127,5 тысячи штыков и сабель, 210 орудий, 2 бронепоезда и 3 самолета. Их поддерживали 11 кораблей Сунгарийской флотилии. Кстати, эти корабли летом 1929 года устраивали провокационные огневые налеты на советские приамурские населенные пункты, а также минировали фарватер на пути советских гражданских судов.

Существовала также опасность того, что на стороне Чжан Сюэляна выступят до 70 тысяч бывших белогвардейцев, проживавших на территории Китая.

Василий Блюхер разработал планы наступательных операций с целью разбить вражеские группировки по частям. Но успех зависел от того, удастся ли предотвратить быстрый подход вражеских резервов на угрожаемые участки. Их срочная доставка могла осуществляться по захваченной китайцами КВЖД, которую требовалось нейтрализовать.

Гости из Москвы

Осенью 1929 года группа советских разведчиков, ранее действовавших в Китае, проходила подготовку на Курсах совершенствования командного состава при 4-м управлении Штаба РККА. Как позднее вспоминал один из них — Иван Винаров, болгарский коммунист, служивший в Красной армии, их учили многому: обращению с новыми видами оружия и техническими новинками, приемам самозащиты, способам связи и шифрованию, методам действий разоблаченных вражеских шпионов. Все курсанты проходили усиленную физическую подготовку, изучали языки и многое другое.

В один из дней Ивана Винарова, «специалиста по Китаю» Григория Салнина и еще несколько человек, работавших ранее в Маньчжурии, отозвали с учебы и направили на Дальний Восток. Оказывается, их затребовал сам Блюхер.

По прибытии разведчиков в штаб ОДВА, расположенный в Хабаровске, командарм ввел их в курс дела на границе. Он объяснил, что противник накапливает силы и может ударить первым, воспользовавшись численным преимуществом. Затем Василий Блюхер взял красный карандаш и нарисовал черту по линии КВЖД от Читы до Харбина:

— Здесь, на единственной линии связи, почти непрерывно курсируют поезда с войсками, боеприпасами и снаряжением врага по направлению к Забайкалью. Вам необходимо вывести из строя эту линию, но…

Командарм поднял указательный палец:

— …Но ни в коем случае не уничтожать ее. КВЖД — это достояние нашего народа, и мы должны вернуть ее в целости и сохранности. А вот с укреплениями и военными складами противника можете не церемониться. В этом вам помогут китайские коммунисты, многих из которых вы знаете по прошлой работе.

Иван ВинаровУ Винарова и Салнина были связи в Мукдене, Харбине и Цицикаре. Забрасывать разведчиков предполагалось на парашютах. Это было новинкой того времени, и все воодушевились от такого способа быстрой доставки к месту. Однако парашюты были еще несовершенны, и Блюхер велел провести три экспериментальные выброски мешков с песком. Из них лишь в одном случае все десять приземлились благополучно. Командарм решил не рисковать людьми.

Через неделю Винарова с двумя разведчиками и сопровождающим китайцем-коммунистом ночью на лодке переправили через Амур. Это сделал завербованный советской разведкой китаец-рыбак, прекрасно знавший все маньчжурское побережье. Он перевез группу в укромное место, где их уже ждали товарищи из Цицикара. Вместе они отправились в заданный район и приступили к действию.

Об этом следовало молчать…

Даже по прошествии почти полувека Иван Винаров в своих мемуарах так и не рассказал в подробностях, чем они занимались в течение девяти дней на КВЖД. «Задачу мы выполнили, согласно полученным указаниям», — написал он в своей книге «Бойцы тихого фронта». Старый разведчик, конечно же, не мог раскрывать формы и методы диверсионной борьбы, которые они применяли в Маньчжурии в 1929 году, причем делали это так, чтобы нейтрализовать КВЖД, но не уничтожать ее. Это была филигранная работа для диверсантов.

Наверняка использовались технические методы по выводу из строя железнодорожного оборудования, локомотивов и вагонов, организовывался саботаж работы паровозных бригад и путейцев, устраивались диверсии на армейских складах. В результате команда Винарова, а также ряд других аналогичных диверсионных групп, заброшенных в Маньчжурию перед войной, сумели при поддержке китайских коммунистов сорвать воинские перевозки националистов по КВЖД. Это в немалой степени способствовало разгрому войск Чжан Сюэляна в ходе наступательных операций ОДВА в октябре-ноябре 1929 года.

Советские потери в конфликте на КВЖД составили 281 человек убитыми и 729 ранеными. Противник потерял до 2 тысяч погибшими, около 1 тысячи ранеными и 8 тысяч пленными, лишился большого количества вооружения.

По возвращении в Москву группа сотрудников Разведывательного управления РККА была представлена к наградам. Иван Винаров был награжден орденом Красного Знамени, который ему лично вручил «всесоюзный староста» Михаил Калинин. Кроме того, разведчика повысили в звании до бригадного комиссара (аналог звания полковник).

По итогам войны КВЖД была возвращена СССР, но из-за продолжавшихся политических проблем с ее эксплуатацией было решено продать дорогу правительству Маньчжоу-Го, что и было сделано в 1935 году.

Леонид ЧЕРНОВ

  Рубрика: Специстория 147 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:50. Время генерации:0,253 сек. Потребление памяти:9.4 mb