Талгат Нигматулин 1949-1985: Казнь под гипнозом

Автор: Maks Июл 1, 2019

В конце 1970-х на Западе, а потом и в СССР люди стали увлекаться восточными единоборствами и йогой. Причем если на Западе к увлечению Востоком относились спокойно, то в СССР приверженцы практик считали себя избранными. Именно это убеждение сыграло роковую роль с актером Талгатом Нигматулиным, погибшим от рук сектантов в расцвете сил.

О таких, как Талгат Нигматулин, говорят: сделал себя сам. Родившись в 1949 году в многодетной семье в киргизском городке Кызыл-Кия, он никогда не знал отца. Мать, будучи не в силах вырастить одна сыновей, отдала их в интернат. Там худощавому мальчишке доставалось от старших, и, чтобы научиться постоять за себя, Талгат увлекся спортом.

Поклонник Брюса Ли

Окончив школу, он решил стать киноактером и учил русский язык, переписывая тома «Войны и мира». Но ВГИК с первой попытки ему не покорился, и Талгат поступил в цирковое училище. В 1967 году ему удалось сняться в эпизоде в картине «Баллада о комиссаре», а затем все-таки пройти конкурс во ВГИК. Здесь и проявились черты его характера.

Талгату нравилось быть у всех на виду. Но денег на красивую жизнь не хватало, и он занялся фарцовкой. Это позволяло модно выглядеть и быть заметным в глазах девушек. Фарцовщики же первыми узнавали, что в моде на Западе. А в те годы Запад бредил учениями из Тибета, Индии и Китая. Вскоре Талгат Нигматулин увлекся карате. Ему не раз указывали на сходство с Брюсом Ли — американским мастером кунг-фу, и он старался быть похожим на кумира.

После окончания ВГИКа в 1972 году актер переехал в Узбекистан, где устроился на студию «Узбекфильм». Там он играл небольшие роли, в основном отрицательных героев. Зато в карате все складывалось неплохо: Талгат стал чемпион Узбекистана, занял 6-е место на первенстве СССР. Но он верил, что еще оставит свой след в кинематографе.

Так и вышло, когда в 1979 году актер получил предложение сняться в роли главаря пиратов Салеха. Сцены единоборств Салеха с советским механиком в исполнении Николая Еременко захватывали дух. После выхода на экраны картины «Пираты XX века» Талгат стал известным и узнаваемым человеком не только в Узбекистане, но и во всем СССР. Именно в этот период судьба и свела его с лидером эзотерической секты Абаем Борубаевым.

Борубаев был сыном редактора ошской областной газеты, его мать преподавала в институте марксизм-ленинизм. По идее, такое происхождение должно было отдалить Абая от эзотерики. Но еще в институте Борубаев увлекся восточной философией, овладел некоторыми приемами «лечения» и медитации. Вот только потребность в хлебе насущном оказалась сильнее духовной пищи, и Борубаев стал думать, как монетизировать свои познания в духовных практиках.

Секта для звезды

Талгат НигматулинВ 1977 году жизнь свела Борубаева с дервишем из Каракалпакии Мирзой Кымбатбаевым. Ходивший в рваном халате, обвешанным октябрятскими звездочками и значками с ликом Ленина, Мирза «гремел» по Азии как «просветленный» Аллахом человек. Он «лечил» людей, читая над ними молитвы из тарабарщины с вкраплениями арабских фраз. За каждый сеанс дервиш брал «сколько не жалко», но все знали таксу — один рубль. За день Мирза зарабатывал 50 рублей при среднемесячной зарплате в СССР 150 рублей. При этом сам он жил в глинобитной хижине с земляным полом, где были окна без стекол, и изображал бессребреника. А чтобы к нему не было вопросов со стороны КГБ, Кымбатбаев дарил посетителям значок с изображением Ленина, говоря, что «это самый замечательный человек на свете». Наивный прием работал безотказно.

Когда Борубаев приехал познакомиться с Мирзой, то быстро понял, что перед ним гениальный мошенник. Вдвоем они могли бы «поднимать» большие деньги. Одному дервишу было сложно раскрутиться на всесоюзной орбите. Для этого нужен был образованный и интеллигентный человек, способный адаптировать его «бормотания» к потребностям столичной элиты.

Правда, чтобы Мирза к нему привык, Абай изображал из себя его ученика. Но недолго. Вероятно, выложив «учителю» карты на стол, он убедил его «работать» вместе. Процесс передачи власти прошел очень эффектно: при большом количестве народа Мирза упал на колени перед Абаем и объявил его учителем.

В 1979 году дервиш в восточном халате и интеллигентно одетый «ученый из Узбекистана» приехали в Москву. «Гостей столицы» стали принимать в лучших домах Москвы, в том числе и в квартире редактора самого популярного в СССР еженедельника «Огонек» Анатолия Софронова.

После того как дервиш за пять минут «излечил» его жену от головной боли, Софронов стал поклонником «сладкой парочки». А заодно выдал Борубаеву справку на фирменном бланке «Огонька», где была рекомендация способствовать исследованиям узбекского ученого в области человеческой психики.

На тот момент Нигматулин уже был твердым последователем «учения» Борубаева. Актер считал истиной все, что говорил учитель. Уже будучи кинозвездой, он не только прилюдно восхищался Борубаевым, называя его «воплощением Бога на Земле», но и перечислял ему немалые суммы. Хотя на иждивении актера уже находилось трое детей. Более того, однажды Абай на глазах учеников плюнул в стакан с водой и приказал Талгату выпить его. Тот беспрекословно исполнил. В другой раз учитель велел ученику собирать милостыню на восточном базаре. Хотя многие узнавали Талгата, ему было приятно, что он может усмирить гордыню ради служения учителю.

Месть предателям

В числе последователей Борубаева и Кымбатбаева Талгат был не единственной звездой: в секте были художники, актеры, дипломаты. Удостоиться индивидуального сеанса у Абая или его заместителя-дервиша стоило несколько сотен рублей. Светские дамы считали за счастье остаться на ночь у просветленного учителя. В 1982 году число последователей секты в разных городах СССР превысило несколько сотен, и она стала называться «Четвертый путь».

Однако в 1984 году в секте началось брожение. То ли до людей стало доходить, что их дурачат за их же деньги, то ли на горизонте появился новый гуру. Слова и проклятия кармы со стороны Абая уже не работали, и нужно было что-то эффектное. И тогда Борубаев решил показательно наказать отступников. В качестве экзекуторов учитель выбрал четверых учеников-каратистов, среди которых был чемпион СССР, а также Талгат Нигматулин. В феврале 1985 года Абай позвонил актеру и приказал срочно прилететь в Вильнюс. Несмотря на плотный график съемок, ослушаться тот не смел и вскоре прибыл в Литву.

В Вильнюсе Нигматулину объяснили, что надо убедить отступников вернуться. Пять человек вместе с Абаем пришли на квартиру «предателей» и стали их убеждать. Когда слова не подействовали, Абай приказал избить их, но Талгат отказался. На квартиру, где все они остановились, актер уехал один. Но спустя два часа туда заявились остальные и устроили суд уже над ним. «Ты предатель!» — кричал Абай, после чего ударил актера.

Нигматулина били восемь часов с перерывами, нанеся ему 119 ран, из которых 20 по голове. Он не пытался защищаться или бежать, покорно принимая удары. От полученных травм в тот же день, 11 февраля 1985 года, Талгат Нигматулин скончался.

Суд приговорил Абая Борубаева к 14 годам, Мирзу Кымбатбаева — к 10 годам, а других убийц — к более коротким срокам. В заключении Борубаев умер от туберкулеза, по другим данным — был убит поклонниками Нигматулина.

Прохор ЕЖОВ

Бьёт — значит любит!

После известия об убийстве Талгата Нигматулина в СССР стали ходить слухи, что актера загипнотизировали. Этому способствовала запись в дневнике Талгата, гласившая: «Когда Учитель бьет ученика, тот принимает это с благодарностью. С тех пор, как Учитель изобьет ученика, тот становится главным учеником». Но стать «любимым учеником» актеру так и не удалось.



, ,   Рубрика: Как уходили великие

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,165 сек. Потребление памяти:8.23 mb