В тени генерала Власова

Автор: Maks Авг 7, 2020

Сергей Буняченко был профессиональным военным — он долгие годы находился на командных должностях в Красной армии. Однако в критический момент полковник струсил и перешел на сторону Гитлера, став сподвижником генерала Власова.

И это привело его к позорному концу — веревочной петле в закрытом дворе Бутырской тюрьмы…

Во время Великой Отечественной войны, наряду с массовым героизмом, невиданным единением народа, были и те, кто перешел на сторону врага. Это явление получило название «коллаборационизм». По оценкам историков, в составе германских войск и полиции во время войны служили от 1,2 до 1,5 миллиона советских граждан.

Из этих предателей фашисты формировали отряды для разных родов войск, в том числе для полиции и элитных войск СС Но самое известное подразделение — это Русская освободительная армия (РОА), больше известная как армия генерала Власова.

Ряды власовцев составляли недовольные советской властью кулаки, реваншисты из Белого движения и рядовые приспособленцы, которые всегда занимают сторону «сильного». Одним из таких предателей, сделавшим в армии Власова выдающуюся «карьеру», был полковник Красной армии Сергей Кузьмич Буняченко.

Гроза басмачей

Будущий предатель родился в 1902 году в селе Коровяковка Курской губернии.

В 16 лет он стал рядовым Красной армии и принимал активное участие в Гражданской войне. Воевал против войск Украинской народной республики, Белой армии и разных повстанческих отрядов. В результате смелого красноармейца направили на курсы младшего командирского состава. После окончания войны он стал слушателем Высшей военной школы в Киеве, а в ВКП(б) вступил еще в 1919 году.

Советская власть ценила молодых героев, решительно двигая их «наверх». Но для продвижения по карьерной лестнице следовало доказать свою храбрость, верность коммунистическим идеалам и готовность выполнять любые приказы Родины.

Буняченко очень старался: с 1924-го по 1932 год он служил на командных должностях в воинских частях в Средней Азии, где активно боролся с басмачами.

После туркестанских песков, где Сергей проявил себя с лучшей стороны, его в 1932 году направили на учебу в Военную академию имени Михаила Фрунзе. Окончив лучшее военное заведение страны тех лет, он получил звание майора и был назначен начальником штаба 78-го отдельного полка. Но в 1937-м у Буняченко случился «прокол»: решением парторганизации 2б-й стрелковой дивизии его исключили из рядов ВКП(б) «за критику политики коллективизации».

Вероятно, крестьянский сын, видевший «успехи» коллективизации своими глазами, не сумел сдержаться и сказал то, чего советская власть простить не могла. Однако этот выдающийся приспособленец и лицемер быстро покаялся, и в результате исключение из партии ему заменили строгим предупреждением. А вскоре он и вовсе каким-то чудом получил должность начальника штаба 26-й стрелковой дивизии. И с этого момента начался его настоящий карьерный взлет.

Бежать без оглядки

Сергей БуняченкоУже через год, в июле 1938 года Буняченко назначили помощником начальника штаба 39-го стрелкового корпуса. Он принимал участие в боях с японскими войсками у озера Хасан, после чего получил звание полковника и занял должность помощника командира стрелковой дивизии.

В марте 1942 года Буняченко отправили в действующую армию в качестве командира 389-й стрелковой дивизии. Но военные подвиги полковника закончились бесславно: его отправили под трибунал.

А случилось вот что: во время оборонительных боев на Кавказе он получил приказ о немедленном взрыве моста через Терек на участке Моздок — Червленое. Приказ он выполнил, но сделал это раньше срока — в итоге подразделение Красной армии оказалось отрезанным от основных сил войск. Буняченко грозил расстрел, но этого почему-то не случилось.

Трибунал заменил расстрел 10 годами исправительно-трудовых лагерей с отсрочкой приговора. И Буняченко снова направили на фронт исправлять свои ошибки кровью. Но тот не собирался проливать кровь: в конце 1942 года в одном из кровопролитных боев он сдался в плен разведгруппе 2-й румынской пехотной дивизии. Дело в том, что его бригада понесла большие потери, и комдив решил, что на этот раз расстрела не избежать.

Так Буняченко оказался в лагерях для военнопленных вначале в Крыму, а потом в Херсоне. Там ему попались на глаза листовки с призывом вступать в армию Власова.

В мае 1943 года он вступил в ряды Русской освободительной армии (РОА). Так как бывший полковник имел хорошую военную и теоретическую подготовку, его назначили преподавать в офицерской школе, где готовили кадры для коллаборационистских частей. Затем он стал офицером связи РОА при штабе 7-й германской армии на Западном фронте. В составе так называемых «восточных добровольческих батальонов» бывший офицер Красной армии отличился в боях с союзниками, за что получил Железный крест 2-го класса.

Его представили Власову, и тот назначил его командиром так называемой 1-й пехотной дивизии вооруженных сил Комитета освобождения народов России. В эту дивизию вошли боеспособные коллаборационистские части, включая убийц и мародеров из 29-й гренадерской дивизии СС. Буняченко получил звание генерал-майора, принимал участие в военных операциях против Советской армии на Одере.

Бои за Прагу

Но уже в январе 1945 года Буняченко понял, что его новые покровители войну проиграют. Это понимание совпало с большими трудностями: в начале апреля он получил задание ликвидировать советский плацдарм на Одере. Плацдарм «Эрленгоф» оказался неприступным — части 33-й армии 1-го Белорусского фронта стояли насмерть, и власовцы ничего не смогли сделать. Видя, что его усилия напрасны, Буняченко вопреки всем приказам увел свою дивизию на вторую линию обороны, потребовав пополнения людьми, боеприпасами и продовольствием.

Но фашисты на такое не пошли и потребовали наступления. Но тут Буняченко решил схитрить: он повел свою дивизию в Чехословакию на соединение с остальными подразделениями РОА. Стремительное наступление Советской армии, особенно Берлинская операция, оставили на какое-то время его и подчиненных в тени. Они уже планировали договориться с западными союзниками, выдав себя за жертв «сталинских репрессий».

Но в начале мая 1945 года на территории Чехословакии, где у немцев еще имелись значительные силы, вспыхнуло восстание. Его руководители обратились за помощью к власовцам.

4 мая Буняченко подписал соглашение о взаимодействии с участниками Пражского восстания против немцев. Власовец уже вел переговоры с чехами о своей дальнейшей судьбе и даже получил гарантии безопасности. Но тут вмешались чешские коммунисты, они хорошо знали, кто такие власовцы, и отказались от всяческих гарантий безопасности. Буняченко пошел ва-банк: 6 мая его дивизия вступила в бои на стороне восставших в самой Праге, оттянув на себя значительные силы немецкого гарнизона. Но уже к вечеру 7 мая чехи решили отказаться от сотрудничества с ВС КОHP: на Прагу стремительно наступали советские войска, и Буняченко, пытаясь избежать плена, отвел свою дивизию в зону американских войск.
Но американцы тоже отказались принимать капитуляцию власовской дивизии. Тогда Буняченко ее распустил, а сам со своим близким окружением сдался американцам.

Через три дня в селе Дворец (в трех километрах северо-западнее Непомука) его передали советским военным органам. Сергей Буняченко предстал перед судом вместе с другими 11 высокопоставленными изменниками Родины. Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила всех к смертной казни через повешение. Вместе с Власовым бывшего комдива повесили во внутреннем дворе Бутырской тюрьмы 1 августа 1946 года.

Виктор ВОЛЫНСКИЙ



Загадки истории » Злодеи » В тени генерала Власова

, , , ,   Рубрика: Злодеи

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:47. Время генерации:0,161 сек. Потребление памяти:8.11 mb