Волки Гардарики

Автор: Maks Сен 4, 2020

Когда-то на землях нынешней Германии жили славянские племена. От соседей-германцев их отделяла река Эльба, по-славянски Лаба. С тех времен сохранились лишь германизированные названия славянских городов -Лейпциг, Мекленбург, Шверин, Бранденбург, Хемниц, Прильвиц, Бреслау… И было их, согласно «Баварскому географу» IX века, 53 у ободритов, 95 у лютичей — чем не Гардарика, в которой историки видят Киевскую Русь?

Но нет, хотя полабские земли, бесспорно, можно считать средневековой Гардарикой, скандинавы и германцы называли их иначе — Виндланд, от прижившегося наименования всех вообще славянских народов — венды, винды или венеды. Полабский Виндланд располагался между Эльбой (Лабой) и Одером (Одрой), на юге граничил с Рудными горами, отделявшими Богемию от Саксонии, а на севере выходил на воды Балтики.

Союзы племен

Этот свободный выход на Балтику давал племенам огромное преимущество, именно потому и славились они своими городами и богатели на торговле. Один Мекленбург, тогда называвшийся Велиградом или Граном, чего стоил: периметр его был больше 20 километров, и для надежности с обоих сторон Велиград был укреплен дополнительными крепостями, а по центру находилась еще одна, самая мощная, где жили правители города.

Славянские племена не были в этом регионе автохтонными, они осели в VI-VII веках на покинутых германцами землях. По одной теории, часть славян переместилась с востока, часть с территории Чехии. По другой, будущие полабские славяне несколькими волнами поднялись с юга на север, с Дуная, одни осели, другие ушли на восток и основали будущий Новгород. Однако большой и тесной дружбы между переселенцами не было. Самая западная группа племен, ободриты или бодричи, занимали нижнее течение Эльбы и граничили с Саксонией. Они, разумеется, были больше включены в орбиту политики соседних франков. В состав союза ободритов входило четыре крупных племени — вагры, бодричи, полабы и варны, к которым примыкали мелкие племенные группы древян, глинян, смолинцев и прочих, названия которых неизвестны. Столицей ободритов был Велиград, хотя у каждого из племен имелся свой главный город: Ратибор у полабов, Старгард у вагров, Любице у варнов.

Лютичи или вильцы, осевшие восточнее ободритов, тоже делились на четыре крупных племени — хижан, черезпенян, ратарей, доленчан, было и несколько более мелких — брежан, спревян, моречан, укров, гавелян. Общее имя лютичей, очевидно, произошло от славянского «лютый», в смысле беспощадный в бою, но сами себя они называли вильцами или велетами и, вероятно, имели тотемным животным волка. Главным священным городом лютичей считалась Ретра. На побережном острове Рюген, или Руян, жило родственное племя руян и находилось общее славянское святилище.

Лужичане или, правильнее, серболужичане, поселившиеся на юге, между Заале и Эльбой, включали родственные племена сусельцев, галомачей, мильчан, плониев и, как считают некоторые исследователи, имели значительную примесь кельтской крови. Сами себя они называли сорбами, или сербами. В отличие от вильцев и бодричей, у лужичай с городами было хуже. В основном они разводили скот и занимались земледелием.

Быт и вера

ГардарикаВильцы отличались от ободритов, а те и другие — от лужичан. В VII веке лужицкие сербы входили в состав славянского королевства Само, простиравшегося от Словении до Силезии, которое на короткое время создал какой-то купец из франков, объединив разрозненные славянские племена. Этот удачливый авантюрист сумел разбить короля франков, взять в жены 12 высокородных женщин, породить 22 сыновей и 15 дочерей, но после его смерти королевство распалось.

Однако лужичане переняли многое из быта и культуры чехов и германцев, с которыми жили бок о бок. Вильцы, которыми управляли лучшие люди и выборные военные вожди, отличались редкостной отвагой в бою и одновременно непомерной жестокостью. Об этом писали все, кто имел несчастье с ними столкнуться. Войны были для них источником добычи и рабов, поэтому они мародерствовали и уводили в плен всех, кто представлял них интерес, а стариков, больных, малолетних детей просто резали, как скот., К лужичанам, у которых взять было особо нечего, они относились с равнодушием. Но на сильных и богатых ободритов постоянно совершали набеги. Как и ободриты на них.

У тех и у других были крепости и города. Правда, о крепостях вильцев археологи имеют меньше сведений, чем о крепостях ободритов, хотя количество городов у них, судя по «Баварскому , географу», было вдвое выше, чем у ободритов. Но вопрос здесь не только в точности или неточности средневековых «путеводителей», а в том, что считали они городами. Очевидно, большинство этих «городов» не имело укреплений, а те, от которых хоть что-то осталось, служили одновременно крепостями. Города-крепости строились на высоких местах, обносились стенами, земляными валами, рвами, в них была резиденция правителей и цитадель, в которой собирались защитники, когда внешние стены были разбиты или сожжены.

Таких у лютичей известно несколько — Верле, Кессен Ретра. Власть у лютичей принадлежала слою знати и жрецов. У соседей-ободритов она была более централизованной и принадлежала вождю, который называл себя князем или королем — сказалось взаимодействие с соседними франками. Лютичские князья попробовали сделать то же самое, но у них это не получилось, родовая структура в их обществе оказалась сильнее. Большую часть населения составляли земледельцы, они селились в деревнях с круговой застройкой и маленькой площадью в центре, на которой устраивали сходы и праздники. До сих пор такие планировки сохранились только в Нижней Саксонии.

Языческие верования у ободритов, лужичан и лютичей были сходными. Недаром в священном городе Ретра находился общеславянский храм. Адам Бременский, который считал это сооружение капищем демонов, тем не менее внешним видом Святилища и самого города был весьма впечатлен: «Их город — седалище идолослужения, там построен огромный храм в честь демонов, главный из которых Радигост. Изображение его сделано из золота, ложе из пурпура. Самый город имеет девять ворот и окружен со всех сторон глубоким озером, через которое для перехода построен бревенчатый мост, но через него разрешается переходить только идущим ради жертвоприношения или вопрошения оракула…»

Не менее впечатляющей была и Аркона со святилищем Световита, представляющего собой огромного идола «с четырьмя головами, на стольких же шеях, из которых две выходили из груди и две — к хребту, но так, что из обеих передних и обеих задних голов одна смотрела направо, а другая — налево» и с огромным мечом из чистого серебра. Языческие святилища имелись и в каждом городе, располагались они в священных рощах.

Победа христианства

Отношения полабских славян с соседями никогда не были добрыми, но окончательно они испортились во времена Карла Великого, когда у славянских границ образовалась огромная и могучая империя. Испортились отношения и между племенными союзами славян. Никакого единства в этом полабском анклаве не существовало. Толчком к его полному уничтожению стало, разумеется, введение христианства, наиболее ревностными защитниками которого были германские императоры. Оттон Великий даже создал на юго-восточной границе своего государства Саксонскую марку — плацдарм для завоевания полабских язычников. В 963 году маркграф Геро захватил Лужицы и лоб в лоб столкнулся с другим претендентом на ту же территорию — польским королем Болеславом. В X веке во всех полабских землях стали учреждаться епископства. Но христианизация шла тяжело. Только в наиболее развитом Вендском государстве ободритов знать и князья готовы были отказаться от своего язычества. Да и то больше на словах. Князья, частью промышляющие морским разбоем, охотно крестились и так же охотно возвращались в язычество.

Епископства, основанные в землях лютичей, жители жгли, а священников убивали. В ответ саксонский герцог Лотарь в 1125 году покончил с Ретрой. Эффект это возымело ужасный, но попытки противостояния славян провалились, их союз распался, земли были поглощены Саксонией. Но ободритские князья продолжали грабить поселения фризов и фламандцев. Бернар Клервоский призвал окончательно решить полабский вопрос — захватить земли славян и всех поголовно крестить, а тех, кто сопротивляется — уничтожить.

Так был организован полабский крестовый поход 1147 года. В походе участвовала большая армия немецких и моравских князей, а также более десятка архиепископов, епископов и аббатов. Правда, результаты оказались минимальными: и после поголовного крещения язычники Добина благополучно вернулись к старой вере. А ободритский князь Никлот сохранил владения к востоку от Любека. Завоевать удалось только вагров и полабов. Решить проблему удалось только при князе Прибиславе, заключившем союз с Генрихом Львом. Прибислав утвердил Мекленбургскую династию, основанную его отцом и существовавшую вплоть до 1918 года. Правда, уже к XVIII веку язык ободритов был окончательно забыт. Самыми устойчивыми к ассимиляции оказались лужичане. Из язычников они превратились в ревностных христиан, но язык сохранили до нашего времени, хотя считаются самым малочисленным славянским народом на планете.

Елена ФИЛИМОНОВА



, , , , ,   Рубрика: Исчезнувшие цивилизации

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:47. Время генерации:0,129 сек. Потребление памяти:8.11 mb