Вся гастрономическая рать

Автор: Maks Сен 10, 2022

Юрий Соколов, талантливый торговец и директор легендарного гастронома «Елисеевский», снабжавший деликатесами элиту союзных республик и сколотивший огромное состояние на продуктовых махинациях, стал жертвой большой политической игры.

МОСКОВСКАЯ ЛЕГЕНДА

Здание на Тверской было куплено в 1898 году неким купцом по имени Григорий Елисеев, и спустя три года на первом этаже открылся магазин, богато украшенный огромными хрустальными люстрами и лепниной. Официальным названием было «Московский гастроном №1», но в столице он быстро стал широко известным под народным названием «Елисеевский». Люди из других городов, приезжая в Москву, считали гастроном обязательным к посещению — этакая достопримечательность своего времени. Оазис в продовольственной пустыне — именно так называли магазин, ведь на прилавках лежали буквально все дефицитные в то время товары — бананы и ананасы, икра, импортные кофе и алкоголь.

Конечно же, занять должность руководителя всего этого продуктового изобилия было огромное количество желающих. И директором гастронома стал Юрий Константинович Соколов — очень интересный человек с весьма занимательной историей жизни.

ОТ ФРОНТОВИКА ДО УГОЛОВНИКА

Юрий Соколов — участник Великой Отечественной войны. За отвагу в боях молодой командир был отмечен несколькими правительственными наградами.

После войны Соколов долго не мог устроиться на работу и перебивался случайными заработками в таксопарке. Быстро устав от нестабильности, он поступил в столичный вуз на специальность «торговое дело».

1950 год стал для Соколова роковым. Один из пассажиров после поездки заявил в милицию, что водитель его обсчитал. За обман Соколов получил два года лишения свободы, которые отбыл от начала до конца. Тем не менее, выйдя на свободу, он сумел доказать свою невиновность и был полностью реабилитирован.

После освобождения Соколов устроился продавцом в уже процветающий тогда гастроном. В силу своего характера он быстро завел нужные знакомства, а к 1963 году занял пост заместителя директора «Елисеевского». Проработал в этой должности Соколов вплоть до 1972 года, когда и занял место директора магазина.

«ЕЛИСЕЕВСКИЙ КОРОЛЬ»

В эпоху тотального дефицита магазины могли похвастаться лишь пустыми прилавками, иногда украшенными банками с отечественными консервами. За продуктами питания людям приходилось буквально охотиться или же заводить выгодную дружбу с заведующими магазинов.

С самого начала карьеры новоиспеченный руководитель стал наводить собственные порядки. Первым делом гастроном был оснащен новыми финскими холодильными установками, которые пришли на замену старым. Вот только сделано это было отнюдь не для того, чтоб продлить срок реализации продуктов. По документам товары списывались в прежних объемах, а все, что было не учтено, продавалось из-под прилавка. В «благодарность» за то, что директор закрывает глаза на нещадный обвес и обсчет покупателей, продавцы и начальники филиалов систематически приносили Соколову конверты с «презентами». Деньги потекли в карман Соколову рекой, но в карманах не оседали — он пускал их на взятки верхушке правящей партии, сотрудникам Главного управления торговли Мосгорисполкома, Московского горкома КПСС, МВД СССР и другим.

Соколов был талантливым и ухватистым управленцем. Он всеми способами, в том числе взяточничеством в огромных масштабах, добивался того, чтоб в гастрономе всегда в избытке был качественный и дефицитный товар. Но простые покупатели, естественно, были не в состоянии приобретать дорогостоящие продукты. Все эти яства списывали под видом «порчи — усушки» и затем продавали «с черного хода» высокопоставленным членам партийной власти, знаменитым медикам, ученым или состоятельным деятелям искусств. Соколов быстро стал персоной №1 в торговых кругах, а в гастроном стали водить иностранцев, с гордостью показывая им «ломящиеся витрины социализма».

НЕ НАГРАДИТЬ — СУДИТЬ

Гастроном ЕлисеевскийПервый звоночек прозвенел в конце 70-х годов. Журналист одной из известных газет провел собственное расследование и подготовил к выпуску материал, обличающий сотрудников одного из самых главных магазинов страны и раскрывающий масштабы обмана покупателей на весах и кассах. Но статья так и не увидела свет — на редакцию надавили «сверху», и скандальная публикация не состоялась. А ведь если бы материал ушел в печать, то директора «Елисеевского» просто уволили бы, и тогда он не попал бы в мясорубку политических интриг, что его ждала впереди.

Одним из влиятельных друзей Соколова был секретарь Московского горкома партии Виктор Гришин, и, по некоторым данным, именно связь с ним сыграла роковую роль в судьбе Соколова. У Гришина был опасный враг — глава КГБ Юрий Андропов. Главный чекист СССР не только подозревал Гришина в коррупции, но и понимал, что он один из претендентов на место первого секретаря ЦК КПСС, на которое метил сам Андропов. Соперника надо было устранить, и одним из эффективных методов могла стать дискредитация его окружения. Именно поэтому правоохранительные органы обратили пристальное внимание на деятельность Соколова. Стоило ему уехать в командировку, кагэбэшники не преминули воспользоваться случаем и оснастили рабочий кабинет прослушкой и скрытыми камерами. После возвращения Соколов продолжил работать по прежней схеме, только теперь свидетелями всех его махинаций стали оперативники.

События ускорил арест одной из сообщниц Соколова — начальницы колбасного отдела, которая попалась на валютной спекуляции водкой и икрой. Долго не сомневаясь, колбасница на первом же допросе сдала своего руководителя с головой.

Соколова задержали в октябре 1982 года во время получения взятки в 300 рублей. Комитетчик, проводивший арест, знал, что у директора под столом тревожная кнопка, и, чтоб не сорвать операцию, войдя в кабинет, протянул Соколову руку для приветствия. Во время ответного рукопожатия руководитель был скручен.

Проводя обыски, оперативники были удивлены. Несмотря на соседство с Галиной Брежневой, в загородном доме заключенного они не увидели роскошной антикварной мебели и блеска хрусталя. Обстановка была самой простой, а в спальне стояла обычная железная кровать. Все «богатство», которое удалось конфисковать, было оценено в 40 тысяч рублей, а в его огороде сыщики нашли бидон из-под молока, в котором были спрятаны 50 тысяч рублей.

На первых Допросах Юрий Константинович был молчалив. Он был уверен в заступничестве своих высокопоставленных друзей. Но, пока он сидел в Лефортово, умер один из его главных покровителей — Брежнев. Да и остальные его клиенты, не желая подставляться, не оказывали никакой помощи. Тем более когда место генсека занял чекист и непреклонный борец с коррупцией — Андропов. Соколов, надеясь на честность Андропова, согласился сотрудничать со следствием, взамен попросив смягчить наказание.

ПОКАЗАТЕЛЬНОЕ ДЕЛО

Дело Соколова приняло всесоюзный размах. Его арест преподнесли народу как начало решительной борьбы правящей партии с коррупцией. Судили Соколова по 173-й и 174-й статьям УК РСФСР — о получении и даче взятки в крупном размере. Во всех СМИ трубили о подробностях дела «проворовавшихся торгашей».

Следствию удалось установить, что коррупционная схема объединяла 757 человек, а оборот денежных средств в ней составил 15 миллионов рублей.

Все судебные заседания номинально были объявлены открытыми, однако слушателей пустили только на первое и последнее. Соколов не признавал себя виновным. Он пытался донести до судьи и общества, что был вынужден взяточничеством решать вопросы бесперебойных поставок продовольствия на прилавки магазина. Соколов говорил о том, что без злоупотреблений в системе торговли того времени работать невозможно. Для того чтобы выполнить план и получить новое продовольствие, просто неизбежно использование таких инструментов, как естественная убыль и неучтенные продажи. Во время своего последнего слова Соколов достал свою старую клеенчатую тетрадь и начал зачитывать вслух все проведенные теневые операции, озвучивая фамилии и суммы, рассказывая схемы товарооборота. Судья тут же прервал Соколова, ведь в записях Соколова стали мелькать фамилии первых лиц страны.

Во время следствия по делу Соколова начались аресты директоров крупных столичных торговых предприятий. В их числе был и начальник Главторга Мосгорисполкома Николай Трегубов, через которого проходили основные транши взяток. Трегубов отказался давать показания и в результате был осужден на 15 лет лишения свободы. Остальные фигуранты уголовных дел также сохраняли молчание, что спасло им жизни — все получили от 11 до 15 лет режима.

А вот бывший директор гастронома №1 Юрий Соколов, несмотря на все обещания следствия, был признан виновным и 11 ноября 1984 года приговорен к высшей мере наказания — расстрелу, с полной конфискацией личного имущества. По столице ходили слухи, что до даты приведения приговора в исполнение Юрий Константинович не дожил — его застрелили прямо в милицейской машине, которая везла его в СИЗО из суда. Он стал очень опасен и нежелателен для тех, кто вместе с ним крутился в махине теневой советской экономики.

  Рубрика: Приключения, преступления и авантюры 131 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:49. Время генерации:0,859 сек. Потребление памяти:11.16 mb