Обречённый боинг

Автор: Maks Дек 21, 2017

Холодная война знала свои подъемы и спады. Последний приступ обострения произошел осенью 1983 года и был связан с уничтожением советскими ПВО южнокорейского пассажирского боинга.

После того как в феврале 1981 года на должность хозяина Белого дома заступил Рональд Рейган, ситуация по периметру советских границ резко обострилась. Весной 1982 года в Охотском море курсировали две американские авианосные группы, а возле Алеутских островов проводились масштабные морские учения. А 4 апреля 1983 года шесть американских самолетов А-7 вторглись в советское воздушное пространство на глубину до 30 километров и провели учебные бомбометания по острову Зеленый (Малой Курильской гряды). Это было уж слишком.

Ложная метка

Специальное решение Министерства обороны СССР указывало на необходимость жесткого пресечения подобных провокаций. Как их намерены пресекать, вскоре было продемонстрировано. Правда, досталось не американцам, а вовсе не искавшим приключений корейцам.

Дипломатических отношений между Южной Кореей и СССР не существовало в принципе, хотя с конца 1970-х годов Сеул демонстрировал готовность наладить с Москвой торгово-экономические связи. Финляндия соглашалась выступить как посредник, о чем было подписано соответствующее соглашение. Американцы, конечно, ревновали…

В том, что произошло с южнокорейским «Боингом-747», есть признаки и роковой ошибки, и халатности пилотов, и провокации. Но нет признаков злого умысла и «варварской, нечеловеческой жестокости», о которой впоследствии шумел Рейган.

На борту лайнера, совершавшего рейс КЕ007 южнокорейской авиакомпании Korean Air Lines (KAL), помимо капитана, второго пилота и бортинженера, находились 20 бортпроводников и 269 пассажиров из 16 стран. Преобладали южные корейцы (82 человека) и американцы (62 человека).

Вылетев из Нью-Йорка, лайнер совершил промежуточную посадку в американском городе Анкоридже и отправился в Сеул. Серьезное отклонение от маршрута обозначилось уже после того, как 747-й проследовал в 20 километрах севернее радиомаяка канадского аэропорта Бетел. Но по-настоящему роковым оказалось его сближение с американским разведывательным самолетом «Боинг-135». В какой-то момент метки на экранах радаров слились в одну. После чего 135-й продолжил путь по маршруту пассажирских лайнеров, а 747-й направился к Камчатке.

Видимо, советские радиолокационные средства, до этого следившие за 135-м, приняли за него корейский боинг. И приготовились к тому, что воздушный шпион намерен пересечь пограничный рубеж, чтобы заняться фотографированием секретных военных объектов.

Огонь на поражение

Пилот Геннадий Осипович

Пилот Геннадий Осипович исполнял отданный ему приказ открыть огонь. И был в тот момент уверен, что стреляет по шпиону.

Внешне обе модели были похожи, а экипаж южнокорейского лайнера делал все, чтобы нарваться на неприятности. Как показало последующее изучение содержимого черного ящика, капитан Чон Бенин врубил автопилот и беззаботно болтал с коллегами. А лайнер двигался навстречу смерти…

Когда 747-й пересек границу в районе Камчатки, с аэродрома Елизово на перехват подняли Су-15 ТМ. Но затем боинг вновь  оказался в нейтральном воздушном пространстве, и самолеты вернули на базу.

Когда же стало ясно, что 747-й уверенно идет на Сахалин, в небо взлетели МиГ-23 МЛ с аэродрома Смирных и Су-15 с аэродрома Сокол. В 18:16 боинг пересек границу.

Как следует из опубликованных стенограмм переговоров, приказ об уничтожении лайнера, принятого за шпиона, командующий войсками Дальневосточного округа генерал армии Иван Третьяк отдал командующему ПВО Валерию Каменскому. Далее приказ поступил командиру авиабазы Сокол Анатолию Корнукову и затем, по цепочке, пилоту Су-15 Геннадию Осиповичу.

Тот уже вел предупредительный огонь, израсходовав 243 бронебойных снаряда. Впрочем, сам Осипович признавал, что трассирующих у него не было, а бронебойные на боинге могли не заметить. И вообще, пассажирский лайнер он не опознал. Просто потому, что советских военных летчиков не учили опознавать самолеты гражданских авиакомпаний.

Опять же, из записей черного ящика следует, что экипаж боинга продолжал беззаботно болтать, хотя и снизил скорость до 400 километров в час. Скорее всего, лайнер собирался сменить высоту, но Осипович принял это за маневр, призванный опрокинуть его машину в штопор. В таком случае погоню за «шпионом» пришлось бы начинать заново. А между тем в 18:26 с Сокола поступил приказ стрелять на поражение. И тогда в цель были выпущены две ракеты.

Первая прошла под левым крылом боинга, вторая взорвалась рядом с хвостом, повредив системы управления. Лайнер пытался набрать высоту, но затем резко пошел на снижение, войдя в глубокую спираль. Через 12 минут он рухнул в пролив Лаперуза.

К месту падения устремились советские военные суда. До выяснения принадлежности самолета случившееся попытались засекретить.

«ПВО действовала правильно»

Иллюзии насчет секретности быстро рухнули, поскольку на пропавшем боинге находились почти три сотни людей, включая американского конгрессмена Ларри Макдональда, собиравшегося баллотироваться на пост президента Соединенных Штатов. ТАСС неуклюже оправдывалось, заявив, что 3 сентября некий самолет пересек границу, но потом «исчез с экрана радаров» и больше мы о его судьбе сказать ничего не можем.

Уже через сутки факт уничтожения боинга признали и стали выстраивать линию защиты: дескать, американская военщина использовала гражданский самолет для шпионских целей. Приводились данные станции космического слежения, из которых следовало, что полет боинга был синхронизирован с полетом американского разведывательного спутника Ferret-D. Получалось, что советские ПВО отслеживали движения 747-го, а спутник-шпион, в свою очередь, следил за ними.

Версия выглядела убедительной, но слишком сложной. Западная пропаганда предпочитала бить на эмоции, расписывая, как «кремлевские людоеды» из людоедских же соображений уничтожили случайно отклонившийся на 500 километров в сторону мирный лайнер.

Рейган назвал случившееся «преступлением против человечества» и, конечно, заверил, что США будут действовать еще решительнее в отстаивании идеалов демократии. В Южной Корее прошли многотысячные демонстрации с сожжением советских флагов. Попытки наладить экономическое сотрудничество с СССР оказались заблокированы.

В этой ситуации генсек ЦК КПСС Юрий Андропов не соблазнился возможностью «перевести стрелки» на подчиненных, заявив: «Людей, конечно, жалко, но наша служба ПВО действовала правильно». Впрочем, награждать никого тоже не стали.

Обеспеченный гибелью боинга информационный фон сыграл определенную роль в снижении негативного эффекта, вызванного вторжением США на Гренаду (конец октября 1983 года).

Позже, когда страсти утихли, случившееся предстало в несколько ином свете. Акцент стал делаться на непрофессионализме пилотов, что привело к многомиллионным искам, по которым KAL еще долго расплачивалась.

Хотя французский исследователь Мишель Брюн утверждает, что 1 сентября 1983 года советские ПВО сбили аж девять американских самолетов-разведчиков. Боинг же уничтожили американцы, когда он уже находился над японской территорией. В доказательство указывалось, что труппы пассажиров так и не были найдены, а 747-й вроде бы выходил на связь с аэродромом в Ниигате через 50 минут после своей предполагаемой гибели. В общем, вопросов осталось предостаточно.

Михаил ДМИТРИЕВ

СЧЕТ ЗА РАКЕТУ

20 апреля 1978 года советские средства ПВО уже сбивали южнокорейский пассажирский «Боинг-747», когда самолет, совершавший рейс из Парижа, случайно пересек воздушную границу СССР в районе Кольского полуострова. Лайнер сравнительно удачно сел на лед озера Корпиярви, где был обнаружен советской спасательной группой. Один пассажир погиб от осколков ракеты, другой умер по дороге в больницу. СССР тогда не стал извиняться, более того, выставил Южной Корее счет на 100 тысяч долларов за содержание пассажиров.

, ,   Рубрика: Военная тайна




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:73. Время генерации:0,912 сек. Потребление памяти:33.72 mb