10 знаменитых колесниц

Автор: Maks Фев 27, 2022

Лошадь стала одним из первых животных, прирученных человеком. И конечно, помимо хозяйственных нужд, человек не преминул использовать ее в войнах. До появления моторов именно лошади обеспечивали передвижение техники, которая усиливала мощь античных и средневековых армий колесницами, боевыми возами, тачанками. В наше время, кстати, «тачанками» называют использующиеся в Сирии террористами грузовики и пикапы с установленными на них крупнокалиберными пулеметами и зенитками. Но это такая брутальная шутка.

Колесницы Двуречья (IV-II тыс. до н. э.)

Вопрос о появлении первой боевой колесницы связан с датировкой появления колеса, честь изобретения которого приписывается шумерам.

Основанием служат пиктограммы, найденные в храме богини Инанны в шумерском городе Уруке и датированные периодом 3500-3100 годами до н. э. Также археологи нашли остатки повозки правителя Ура, изготовленной около 2600-2500 годов до н. э. Запрягалась она быками, управлявшимися при помощи крепившегося у них в носах кольца с поводьями. Позже быков заменили ослами.

Сражаться на подобной технике было затруднительно, однако на одном из рисунков запечатлен стоящий рядом с повозкой возница с секирой, а на заднем плане видны повозки, которые врагов давят. Имеется еще одно датированное тем же периодом изображение с царем города Лагаша Эанатумом, едущим впереди пешего войска.

Запряженные ослами повозки по скорости ненамного превосходили бегущих воинов. Возницы метали во врагов копья и дротики, а при ближнем соприкосновении использовали топоры и секиры.

Единственное упоминание в древних текстах об использовании таких колесниц относится к победе царя Лагаша Энтемены над царем Уммы Урлумой в битве на поле Угига (около 2400 года до н. э.). Урлума в этом сражении погиб, а его воины оставили на поле боя 60 упряжек ослов.

Кроме того, в тексте XXI века до н. э. сообщается, что после гибели на поле битвы и торжественного захоронения царя Ура Ур-Намму вместе с ним были захоронены и ослы, возившие при жизни его повозку.

Колесницы Египта (II тыс. до н. э.)

Древние египтяне заимствовали колесницы у кочевых племен гиксосов, покоривших в XVIII-XVI веках до н. э. большую часть Египта, но разбитых фараоном Яхмосом I.

Взяв за основу двухколесные вражеские колесницы, египтяне сделали их легче и мобильнее. Усовершенствованное боевое транспортное средство представляло собой раму, к которой крепились плетеное дно и деревянные колеса. Борта колесниц были невысоки и не обеспечивали экипажу из двух человек практически никакой защиты.

Воин стрелял из лука и метал копья, а погонщик, помимо управления лошадьми, еще и прикрывал его щитом.

Благодаря мобильности колесницы оказывали заметное влияние на ход сражений. Классическим примером считается битва при Кадеше (май 1274 года до н. э.), являющаяся самым древним сражением, ход которого описан в источниках.

Противники египтян хетты, возглавляемые царем Муваталли II, имели около 3 тысяч колесниц и атаковали армию Рамсеса II, когда она растянулась на марше. У египтян колесниц было вдвое меньше, но фараон лично на колеснице возглавил контратаку и отбросил противника.

Более громоздкие, рассчитанные на трех человек, колесницы хеттов плохо маневрировали на пересеченной местности, а египтяне удачно обстреливали их из луков. Сыграло свою роль и личное мужество Рамсеса II.

В общем, несмотря на внезапность нападения и численное превосходство, хетты победы не добились. Битва закончилась вничью, что было подтверждено и условиями заключенного вскоре мира.

Древнекитайские колесницы (II-I тыс. до н. э.)

Считается, что в Китае боевую колесницу изобрел Си Чжун, министр династии Ся в XXI веке до н. э., хотя важную роль в сражениях они начали играть только через восемь столетий.

Пик их использования пришелся на период Сражающихся царств, который продолжался с V века до н. э. до объединения страны императором Цинь Шихуанди в 221 году до н. э.

В гробнице этого владыки, наряду с терракотовыми фигурами примерно 10 тысяч воинов, представлены и колесницы. Интересно, что, согласно хроникам, в настоящей его армии колесниц тоже было 10 тысяч, причем наряду со стандартными «наступательными» существовали и «оборонительные» колесницы, каждая из которых запрягалась 12 волами. Такая техника использовалась для перевозки грузов и возведения подвижных укреплений.

В тактическом плане наступательные колесницы делились на «пятерки», «десятки», «полусотни» и «сотню». Однако в эпоху Сражающихся царств основной тактической единицей стало «цзу», включавшее одну «наступательную» и одну «оборонительную» колесницы и 100 пехотинцев, делившихся на три боевых и один тыловой отряды — «ляны». Боевые «ляны» выстраивались впереди и на флангах наступательной колесницы, а тыловой «лян» с «оборонительной» колесницей выполняли функции прикрытия и резерва.

Пять «цзу» образовывали «люй», который выстраивался крестообразно, а эти крестообразные фигуры, в свою очередь, размещались в шашечном порядке.

Греческие колесницы (середина III — середина П тыс. до н. э.)

Появление первых колесниц на территории Древней Эллады датируют XVI веком до н. э., причем речь идет о повозках, запряженных волами.

От хеттов правители Микен заимствовали более легкую модель, запрягавшуюся тандемом или четверкой лошадей, — в греческом варианте такие колесницы именовались бигами и квадригами. Управлял ими возница, а стоящий рядом воин был вооружен луком и метательными копьями. Впрочем, во многих случаях воин одновременно выполнял и функции возницы.

Количество колесниц по отношению к пехоте было незначительным, и в сражениях они играли вспомогательную роль, обычно используясь для патрулирования и преследования.

В ключевом эпизоде «Илиады» Гомера описывается, как Ахилл и Гектор сначала сближаются на колесницах, но затем спешиваются и вступают в традиционный поединок. Одержав победу, Ахилл привязывает труп поверженного врага к своей колеснице и предает его поруганию, волоча вокруг Трои.

Утяжеление вооружения привело к появлению гоплитов, которые выстраивались на поле сражения в фалангу. Значение же колесниц постепенно снижалось, и они превращались скорее в транспортное средство. Правда, этот процесс протекал неравномерно, и в некоторых полисах колесницы составляли отдельный род войск. Например, у киренцев получил распространение особый род квадриги с возницей и двумя воинами. Такие квадриги организовывались в отдельные подразделения (лохи) по несколько десятков упряжек в каждом.

Персидские колесницы (VI-I века дон. э.)

С правления царя Кира, основавшего империю Ахеменидов, в персидской армии использовались колесницы как хеттского типа, так и квадриги.

Однако после начала войн с эллинами выяснилось, что такие колесницы практически не способны разбить строй греческой фаланги.

И тогда на колеса колесниц начали крепить горизонтальные лезвия длиной около метра с каждой стороны колеса. Греческие историки почему-то называют это оружие не косами, а серпами.

Вероятно, впервые подобные серпоносные колесницы были использованы в 401 году до н. э. в битве при Кунаксе, где армия царя Артаксеркса II нанесла поражение его мятежному брату царевичу Киру Младшему. Упряжка состояла из четырех лошадей, а экипаж включал возницу и двух воинов.

Испытав на себе воздействие серпоносных колесниц, греки занялись усовершенствованием тактики фаланги и добились здесь определенных успехов. Наиболее ярко это проявилось в битве при Гавгамелах 1 октября 331 года до н. э., ставшей решающим сражением между Александром Великим и Дарием III.

В момент приближения противника македонская фаланга разомкнулась на самых опасных участках и пропустила колесницы, а потом снова сомкнулась. Естественно, кто-то не успел увернуться и даже погиб, однако серьезной сумятицы не случилось, и битву македоняне выиграли.

Считается, что в последний раз серпоносные колесницы использовал понтийский царь Фарнак II в проигранной им Юлию Цезарю битве при Зеле (2 августа 47 года до н. э.).

Кельтские боевые колесницы (конец I тыс. до н. э. — начало I тыс. н. э.)

Кельтское население острова Британия использовало предельно легкие и маневренные колесницы-биги, представлявшие собой деревянные платформы прямоугольной формы с затейливыми перилами. Такая платформа размещалась на оси, на которой вращались два колеса диаметром около 90 см, по 7-9 спиц на каждом.

По сообщению историка Диона Кассия, в колесницы, именуемые эсседами, запрягали «быстрых коней небольшого роста».

Юлий Цезарь в «Записках о Галльской войне» утверждает, что войско вождя бриттов Кассивеллауна состояло из 4000 эссед и на каждой из них имелось по два воина. Некоторые исследователи эти данные оспаривают, исходя из того, что эсседы имели только аристократы. Однако стоимость изготовления таких колесниц могла быть вполне демократичной, а использовались они главным образом для транспортировки войск к месту сражения и ретирады.

Атака эсседами строя римского легиона была делом фактически бесперспективным. По этой причине экипаж часто покидал колесницу и вступал в бой в пешем строю. В битве у Граувийских гор (83 год) бритты со своих эссед осыпали легионеров дротиками, но сразу обратились в бегство при появлении конницы. Вообще, будучи неспособны противостоять кавалерии, колесницы часто обращались в фальшивое бегство, подводя римлян под удар засадных отрядов. Но легионеры быстро перестали покупаться на такую наживку.

Считается, что в некоторых районах Британии эсседы использовались вплоть до III века.

Боевые возы гуситов (1419-1434 годы)

Бросившая вызов рыцарскому войску феодальной Европы армия гуситов внешне производила впечатление сброда, но ее отличала хорошая организация.

Своеобразной ее «фишкой» стало широкое применение огнестрельного оружия — тяжелых бомбард, легких пушек и «ручниц» (предков ружей).

Другим козырем были боевые возы, представлявшие собой телеги с деревянными бортами высотой не менее метра. В правом борту имелась откидная дверца, в левом — бойницы для стрельбы из ручниц и арбалетов. Снаружи левый борт укреплялся дополнительной навесной доской, а изнутри висел набитый камнями ящик, служивший противовесом, хотя по ходу боя камни, разумеется, летели в противника. В бою возы скреплялись цепями, а промежутки закрывались досками и павезами (большими щитами), из-за которых вела огонь артиллерия. За каждым возом закреплялось четыре лошади и до 20 бойцов (из них не менее 10 арбалетчиков, стрелков и артиллеристов). Обнаружив противника, гуситы стремились занять позицию на возвышенности либо в таком месте, чтобы иметь естественные прикрытия типа болота, ручья или оврага. Если позволяло время, могли набросать вал или вырыть траншею. Возы строились в прямоугольник, образуя вагенбург. Отбив атаку рыцарей, гуситы переходили в контрнаступление.

Закончилась эпопея гуситских войн 30 мая 1434 года в битве при Липанах, где велась своего рода артиллерийская дуэль между боевыми возами умеренных «чашников» и радикалов «таборитов». Победа осталась за «чашниками».

Московский «гуляй-город» (XVI век)

Московский «гуляй-город»В 1422 году на стороне гуситов сражалось литовское войско князя Сигизмунда Корибутовича. Вероятно, через литовцев идея боевых возов дошла до русских и была ими творчески переработана.

Речь идет о «гуляй-городе» — сборной деревянной конструкции, из которой монтировались передвижные крепости.

В походном положении щиты и толстые дубовые доски грузились на повозки или сани. На месте предполагаемого сражения щиты скреплялись друг с другом крючьями и петлями и разворачивались в прямую линию, круг или полукруг. Как писал англичанин Джеймс Флетчер: «Ставят эту крепость очень скоро, не нуждаясь притом ни в плотнике, ни в каком-либо инструменте, ибо отдельные доски так сделаны, чтобы прилаживать их одну к другой, что нетрудно понять тем, коим известно, каким образом производятся все постройки у русских». В щитах имелись бойницы для пищалей и пушек, а также орудий малых калибров. Начальствовал над «гуляй-городом» специальный «гулявый воевода». Сборкой руководили инженеры-розмыслы. Сами работы выполнялись городовиками и мостовиками.

Считается что впервые «гуляй-город» был использован в походе 1530 года на Казань. Однако наибольшую известность приобрела победа, одержанная воеводой Михаилом Воротынским над крымскими татарами при Молодях (29 июля — 2 августа 1572 года). Обескровленные неудачными штурмами степняки не смогли выдержать сокрушительного контрудара русского войска, сохранившего в «гуляй-городе» свои силы.

Казацкий табор (XVI — начало XVIII века)

Комбинацией из московского «гуляй-города» и боевых возов таборитов стал легко превращавшийся в укрепление казацкий обоз, получившей заимствованное из эпохи гуситских войн название «табор».

Скорость его передвижения могла достигать 27 километров в день — вдвое больше, чем у гуситов. На марше на дистанцию до пятисот метров во все стороны высылались одиночные всадники для наблюдения.

Использовавшиеся запорожскими казаками боевые повозки были легче боевых возов гуситов, поэтому при нападении противника они укреплялись камнями, а в сами повозки укладывались мешки с землей или песком.

Возы скреплялись цепями и в полевом сражении могли выстраиваться в несколько рядов: под Белой Церковью в 1596 году их было пять, под Переяславом в 1630 году — 12. Между рядами оставлялось пространство, именуемое «таборными улицами».

Пехота занимала позицию на возах и открывала интенсивный огонь из ручного оружия и артиллерии. Если противник добирался до возов, начиналась рукопашная схватка, а когда натиск врага ослабевал, казаки переходили в контратаку.

Известны случаи, когда враги прорывались внутрь табора, но казаки перекрывали участки прорыва и уничтожали попавшего в ловушку неприятеля.

По свидетельству служившего у поляков в 1630-1648 годах французского военного инженера Гийома де Боплана: «Под прикрытием своих таборов сотня казаков не побоится и тысячи поляков или даже нескольких тысяч татар».

Тачанка (1918 — 1950-е годы)

Еще до Первой мировой войны в русской армии были спроектированы двуколки, предназначенные для перевозки пулеметов и патронов. Однако в условиях позиционных боевых действий приступать к их выпуску сочли излишним. Ситуация изменилась в Гражданскую войну, когда бои велись сравнительно немногочисленными войсками на огромных пространствах.

Выяснилось, что рессорные повозки с установленными на них, направленными назад станковыми пулеметами (преимущественно системы Максима) способны обеспечить прорыв вражеских линий и, при стремительном перемещении, подавление противника огнем с фланга и тыла. Для этого требовались легкие четырехколесные повозки, запрягавшиеся парой, а лучше тремя-четырьмя лошадьми. Экипаж состоял из возницы, пулеметчика и в некоторых случаях их помощника.

Первенство в использовании тачанки приписывают предводителю анархистских отрядов Нестору Махно. Происхождение термина, скорее всего, связано с украинским словом «нэтычанка» — легкая рессорная повозка, ось которой «не тыкалась» в кузов.

Образцовым считается рейд, когда, благодаря тачанкам, махновцы в сентябре 1919 года за 11 дней прошли по тылам Деникина более 600 км от Умани до Гуляйполя. Из белых кавалеристов мастером по использованию тачанок был генерал Константин Мамантов, из красных — Семен Буденный.

В период Второй мировой войны тачанки использовались почти исключительно как средство транспорта для перевозки пулемета и личного состава.

  Рубрика: 10 самых... 96 просмотров

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,200 сек. Потребление памяти:9.05 mb