Авианосцы Первой мировой

Автор: Maks Окт 11, 2019

Сегодня авианосцы — один из символов США. Однако не стоит забывать, что этот «символ», как и многое другое в заокеанской стране, имеет русские корни. Причем, сами американцы, что для них редкость, тот приоритет признают…

Летающие лодки

Император Николай II не только на словах, но и на деле в полной мере разделял убеждение своего отца Александра III: «Во всем свете у нас только два верных союзника — наша армия и флот». Это выразилось в его огромном внимании к передовым военным технологиям. Именно при Николае II создан самый мощный и многочисленный подводный флот в мире и первый в мире ледокол арктического класса «Ермак», прослуживший более половины столетия. При нем появились и «летающие лодки» — авиация морского базирования, способная взлетать и приземляться как с авианосцев, так и с водной поверхности. За пять лет, с 1913 по 1917 год, в состав войск вошли 12 авианосцев, оснащенных летающими лодками М-5 и М-9 отечественного производства. Неслыханные для того времени технологии были массово поставлены в войска в невиданно короткие сроки!

Толчком к появлению авианосцев послужило строительство гидросамолетов — детища талантливого конструктора Дмитрия Григоровича. Еще в молодости он увлекся идеей создания конструкции самолета типа «летающей лодки». Идея возникла не случайно. Россия, омываемая многими морями и океанами, богатая реками и озерами, нуждалась в самолете, который мог бы использовать в качестве взлетной и посадочной площадки водные пространства.

Развитие морской авиации шло по двум направлениям. Первое — постановка самолётов на поплавки. Такой подход проще, но он бесперспективен: в полете огромные поплавки бесполезны и к тому же дают добавочное лобовое сопротивление. Второе направление — в качестве фюзеляжа использовать лодку специальной конструкции, к которой крепятся крылья и двигатели. Дмитрий Григорович избрал второй путь.

В начале 1913 года Григорович спроектировал первый в мире гидросамолет М-1 (Морской-1). Позднее, непрерывно улучшая своего первенца, талантливый инженер создает новые конструкции летающих лодок, лучшей из которых стала М-5, созданная в 1914-м. «Пятерка», обладавшая весьма высокими летными характеристиками и хорошими мореходными качествами, была немедленно принята на вооружение, став основной боевой машиной в русском флоте. Это была двухместная летающая лодка деревянной конструкции с толкающим воздушным винтом. При скорости 128 км/ч, весьма высокой для тех лет, гидросамолет мог поднимать до 350 кг груза. Потолок М-5 составлял 4450 м, а продолжительность пребывания в воздухе — пять часов. Ничего подобного в мире не было! Летающая лодка М-5 выпускалась серийно с 1915 по 1923 год. Всего было изготовлено около 300 самолетов. За рубеж они не поставлялись.

«Для базирования аэропланов…»

Появление в России гидросамолетов довольно быстро привело многих флотских специалистов к идее их боевого применения на море, в том числе и непосредственно с кораблей. Задача судового базирования не представляла особых сложностей — на борту требовалось лишь обеспечить хранение и эксплуатацию аэропланов, а для их спуска на воду и подъема было достаточно обычных корабельных механизмов. Первые опыты русские авиаторы начали проводить на Черном море. По указанию морского министра были оснащены разборными ангарами легкий крейсер «Алмаз» и транспорт «Днестр», а крейсер «Кагул» переоборудован «для возможности штатного вооружения аэропланом». Главный морской штаб также поручил разработать проект легкого крейсера «для базирования аэропланов, кои могли бы даже взлететь с его палубы». Предполагалось на судне иметь четыре гидроплана и необходимое оборудование для их старта и приема на корабль.

Программа переоснащения морских судов была рассчитана на несколько лет, но начавшаяся война внесла свои коррективы. Уже в сентябре 1914 года на Черном море мобилизованные пассажирские суда «Император Александр III» и «Император Николай I» были переоборудованы в «гидрокрейсеры», вооруженные 6—8 самолетами.

Необходимость подобных кораблей остро ощущалась и на Балтике. 9 января 1915 года адмирал Николай Эссен получил разрешение Морского министерства «из судов, находящихся в портах Балтийского моря, подобрать наиболее удобные для переоборудования с наименьшими затратами времени и средств». Выбор пал на грузопассажирский пароход «Императрица Александра», построенный в Англии в 1903 году. 27 декабря 1914 года он был мобилизован «во временное распоряжение Морского ведомства на основании Закона о военно-судовой повинности».

Однако дальновидного адмирала Эссена «временное пользование» не устраивало — корабль должен был иметь «чисто боевое назначение, нести военный флаг и обслуживаться военной командой», его переоборудование требовало больших затрат, а приведение судна в первоначальный вид в случае его возвращения владельцам после войны, вызвало бы «бесполезный расход» средств. Николай Эссен предложил выкупить пароход в полную собственность морского ведомства и зачислить его в разряд вспомогательных крейсеров с наименованием «Орлица». 20 апреля судно было официально зачислено в состав Балтийского флота, а уже 15 мая началась его служба.

Первые победы

Гидроавиатранспорт «Орлица»Так в русском флоте появился первый «специально построенный» авианосец. Он имел водоизмещение 3800 тонн, длину 92 метра, развивал ход до 12 узлов и был вооружен четырьмя 75-мм пушками и 2 пулеметами. Бронирования не было, но над ангарами, машинным и котельным отделениями устанавливалась специальная «бомбоулавливающая» сеть. На палубе находились два разборных ангара для гидропланов, в трюмах оборудованы хранилища авиационных ГСМ и бомб, а для ремонта самолетов в корме находились мастерские — моторная, слесарносборочная, деревообделочная и обтяжная. Самолеты поднимались и опускались на воду мачтовыми стрелами на электромоторах. Штатное «авиакрыло» «Орлицы» состояло из четырех гидропланов в ангарах, а пятый хранился в разобранном виде в трюме.

Лето 1915 года прошло для летчиков «Орлицы» относительно спокойно, однако во второй половине сентября немцы стали широко применять гидропланы-бомбардировщики, и «Орлица» смогла продемонстрировать свои возможности. 25 сентября капитан 2-го ранга Борис Дудоров привел свой корабль к мысу Рагоцем в Рижском заливе. Здесь располагались мощные немецкие укрепления и крупнокалиберные береговые батареи. Русские войска надеялись на помощь с моря, но она пришла еще и с воздуха. Несколько дней гидропланы «Орлицы» не только корректировали огонь кораблей, но и сами не упускали возможности отбомбиться по немецким укреплениям. Общими усилиями две береговые батареи — 152-мм и 305-мм — были надолго «выведены из игры». Немецкая авиация помочь своим не смогла: благодаря летчикам «Орлицы» ни одна попытка атаки русской эскадры не увенчалась успехом.

В конце мая 1916 года «Орлицу» направили в Петроград на перевооружение — теперь на ней должны были базироваться летающие лодки М-9 конструкции Дмитрия Григоровича. «Девятка» превосходила «пятерку» по скорости, маневренности в воздухе и мореходности на воде. Благодаря мощному двигателю и хорошей грузоподъемности, экипаж из трех человек мог находиться в воздухе до 5 часов, преодолевая за это время до 600 км. На случай встречи с самолётами противника М-9 имел на вооружении пулемет 7,62 мм и автоматическую пушку 37-мм для обстрела подводных лодок. Начало «летающей артиллерии» было положено. Лодка несла под крыльями четыре авиабомбы, которые сбрасывал бортмеханик, используя проведённый в кабину привод-трос. Кроме того, М-9 была оборудована радиостанцией, примитивной, с телеграфным ключом, но всё же.

Удачная «девятка»

Летающие лодки оказались отличными разведчиками. С них можно было также корректировать огонь корабельной артиллерии, обнаруживать и атаковать вражеские подводные лодки и надводные корабли. «В дополнение к ведению разведки и нанесению бомбовых ударов, русские гидросамолеты вынуждали немецкие подводные лодки уходить под воду. Самолеты вообще выполняли те задачи, которые были расширены и усовершенствованы американскими поисково-ударными группами позднее, во время Второй мировой войны», — писал о боях тех лет авторитетный американский военно-морской журнал.

«Девятка» принесла её создателю мировую славу. О простоте управления гидросамолетом говорит тот факт, что на нем летал и одерживал воздушные победы морской летчик Александр Прокофьев-Северский с протезом вместо отнятой ноги. 6 июля 1915 года при возвращении из боевого вылета он подорвался на собственной бомбе и был тяжело ранен. Ему ампутировали правую ногу. Тем не менее, он решил вернуться в строй и упорно учился ходить сначала на костылях, а затем с протезом. Старший лейтенант Александр Грузинов на «девятке» с выключенным мотором делал круг, впритирку облетая купол Исаакиевского собора, и садился на воду поперек Невы. Лейтенант Ян Нагурский, будущий известный полярный лётчик, в конце 1915 года над Балтикой совершил первые в мире две «мёртвые петли» именно на гидросамолете М-9. Интересно, что с тех пор никто, включая и зарубежных лётчиков, не смог повторить на гидросамолете ни «перевернутого полета», ни «мертвой петли». Это — приоритет русских морских летчиков.

Оснащенная этими самолетами «Орлица» под командованием капитана 2-го ранга Николая Ромашова приняла участие во многих боях 1916 года. Например, 2 июля состоялось несколько ожесточенных воздушных схваток, в ходе которых было сбито три немецких самолета ценой потери одного М-9.

После революции «Орлица» сменила название. Теперь это был пароход «Совет». Он долго выполнял грузопассажирские перевозки в составе Балтийского морского пароходства. В 1930 году «Совет» перевели на Дальний Восток, где он совершал рейсы из Владивостока в Александровск, Совгавань, Нагаево и Петропавловск, привлекался к операции по спасению челюскинцев. В годы Великой Отечественной войны работал на каботажных линиях. На металлолом первый русский авианосец пошел лишь в 1964 году…

По иному сложилась судьба «вспомогательных гидрокрейсеров» «Император Александр III» и «Император Николай I», которые действовали на Черном море. Они показали себя универсальными кораблями: их самолеты вели разведку, бомбили корабли и береговые объекты противника, обеспечивали противолодочную оборону конвоев, корректировали огонь корабельной артиллерии. В отличие от «Орлицы», эти корабли были переоборудованы по минимуму, с расчетом возврата на коммерческие линии псле войны, но были крупнее и быстроходнее, несли больше самолетов и более мощную артиллерию.

Успешные действия первых авианосцев привели к тому, что под гидросамолеты на Черном море были переоборудованы транспорты «Румыния», «Дакия», «Король Карл». Планировались к переделке в «авиационные суда» пароходы «Саратов», «Афон» и «Иерусалим», но последовавшие революционные события вскоре практически уничтожили весь русский флот. «Императоры» были уведены белыми во Францию и проданы в 1921 году, остальные черноморские «авиационные суда» были разворованы, взорваны или затоплены при оккупации Севастополя.

«Король истребителей»

За годы Первой мировой войны, несмотря на техническую отсталость базы, КБ Григоровича выпустило свыше десяти типов различных машин, многие из которых по тому времени были лучшими в мире. Морское ведомство отметило авиаконструктора орденом Св. Владимира 4-й ст. и крестом «За заслуги».

Дмитрий Павлович продолжил работу спустя несколько лет, в 1922 году, вскоре после того, как Пленум ЦК РКП(б) обязал правительство отпустить на развитие авиации 35 млн рублей золотом. Авиаконструктора назначили директором московского авиазавода «Дукс», ранее выпускавшего велосипеды и мотоциклеты. Первой машиной, выпущенной заводом, стал самолет Р-1 (разведчик первый). Под руководством Григоровича производство самолётов довели до 38 штук в месяц. Он постепенно собирал на авиазаводе талантливых инженеров и конструкторов. Когда для ВВС потребовались истребители и бомбардировщики, Дмитрий Павлович взялся за новое для себя дело. Вместе с ним работал авиаконструктор Николай Поликарпов, позднее — глава ОКБ, дважды лауреат Сталинской премии, Герой Социалистического Труда. Созданные под его руководством самолеты составили основу парка истребительной авиации СССР 1934—1940 годов, за что конструктор заслужил репутацию «короля истребителей». В серийное производство пошел истребитель И-5, созданный Григоровичем и Поликарповым. Самолет обладал отличной скороподъемностью и исключительной маневренностью и надолго стал одной из основных машин, состоявших на вооружении молодой советской авиации. Более поздние истребители И-15, И-153 и И-16 явно напоминают своими силуэтами тот «Пятак».

14 мая 1931 года Дмитрия Григоровича наградили грамотой ЦИК СССР и денежной премией в 10 тыс. рублей «за исключительное увеличение темпов и сокращение сроков опытного строительства для гражданской авиации, выпуск новых типов самолётов, стоящих на уровне лучших заграничных образцов». Позднее авиаконструктор разработал ещё несколько типов боевых и гражданских самолётов, в том числе и пикирующий бомбардировщик. Всего за свою 30-летнюю деятельность в авиации Дмитрий Павлович Григорович создал около 80 типов самолетов, из которых 38 пошли в серию.

Он скончался 26 июля 1938 года на 55-м году жизни. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Владимир ГОНДУСОВ



, ,   Рубрика: История оружия

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,230 сек. Потребление памяти:8.69 mb