Бандиты в доспехах

Автор: Maks Апр 21, 2021

Человека благородного, готового биться за справедливость и защищать слабых часто называют «рыцарем». Конечно, здесь присутствует параллель с рыцарями Средних веков, которые, как считается, придерживались соответствующего кодекса чести. Вот только кодекс этот был неписаным, в отличие от сведений в исторических источниках, говорящих о злодействах и образе жизни рыцарской публики.

В Средние века рыцарь — это не эпитет, а вполне конкретный юридический термин. Речь идет о тяжеловооруженном воине дворянского происхождения, имеющем земельное владение с крепостными крестьянами, либо, как минимум, право на наличие подобного надела.

Вся власть от меча

Высшую ступень рыцарства представляли короли, которые выделяли своим сподвижникам отдельные регионы-герцогства, разумеется, на условиях принесения вассальной присяги. Если такие вассалы, в ходе исторического естественного отбора, ухитрялись передать регион своим наследникам, то герцогская династия продолжалась. Если хватка была недостаточно сильной, либо законные наследники мужского пола отсутствовали, то герцогство переходило к представителям другого рода.

Из своих владений герцог выкраивал достаточно крупные регионы (графства) и тоже раздавал их своим приближенным. Графы, в свою очередь, выделяли наделы баронам. На низшей ступени рыцарской иерархии стояли безземельные рыцари — как правило, из числа младших детей барона, который оставлял поместье старшему сыну, а младшим предлагал самим заботиться о своем будущем. Им оставалось либо отправиться куда-нибудь в дальние края в Крестовые походы, либо служить более состоятельному феодалу за небольшой надел или жалованье.

Однако, и нищий рыцарь, и король примерно с одинаковым вооружением участвовали в бою, и вообще военная составляющая имела определяющее значение. Ведь именно тяжеловооруженные конные воины составляли главную ударную силу войска.

Король, герцог, граф, барон могли пожаловать нижестоящего брата по классу земельным владением, назначить его командиром отряда, но в плане юридических прав все они были равны перед законом, принадлежа к одному дворянскому рыцарскому сословию.

При этом даже короли и герцоги, прежде чем удостоиться посвящения в рыцари, должны были пройти стадию служения в качестве оруженосца. Другое дело, что для них служение было недолгим. А вот бедный дворянин мог задержаться в оруженосцах лет на семь-десять.

Когда срок служения завершался, организовывался торжественный обряд посвящения. Вечером будущий рыцарь принимал ванну и, облачившись в белые праздничные одежды, отправлялся в часовню, где проводил ночь в молитвах.

Утром другие рыцари надевали ему на сапоги шпоры, а его наставник плашмя ударял посвящаемого мечом по спине или плечу. В некоторых случаях наставник также бил молодого рыцаря ладонью по шее, причем считалось, что этот удар — последний, который рыцарь может оставить без ответа.

Дворянская братва

Примерно до XII века лично свободные крестьяне, дети ремесленников и священнослужителей тоже могли приобрести дорогостоящее вооружение и поступить на службу к феодалу, но после начала Крестовых походов путь к дворянству и рыцарству оказался для них фактически перекрыт. И дело было не только в сословном снобизме. Просто Крестовые походы как раз и затевались для того, чтобы «выпустить пар», избавившись от не желающих снисходить к обычному труду дворянских отпрысков. А получалось, что дворяне, наоборот, плодились как кролики, причем не только путем естественного воспроизводства.

В 1187 году султан Саладин разбил и пленил армию крестоносцев при Хаттине, после чего осадил Иерусалим и вынудил город к капитуляции. Выторговать свободный выход удалось только благодаря героической обороне немногочисленного гарнизона, возглавленного рыцарем Балианом Ибелином. На момент появления неприятеля в городе находилось всего 14 рыцарей, и, чтобы мотивировать защитников, Балиан произвел в рыцари около сотни слуг и оруженосцев. Конечно, все они были храбрыми воинами, но таким образом около 100 человек, а также их потомство оказались потеряны для созидательной деятельности. Ведь трудиться руками рыцарям категорически не полагалось.

Крестовые походы выполнили свою роль, оттянув наиболее пассионарную рыцарскую публику на Ближний Восток, где было создано несколько государств крестоносцев. Однако, когда усилившиеся мусульмане христиан из Святой земли выгнали, пассионарных рыцарей оказалось намного больше, нежели конфликтов, участвуя в которых они могли бы реализовать свои амбиции.

Жестокие, грязные, злые

В замках рыцари ели руками, из общих блюд и мисок, а отдельная посуда считалась привилегией самых богатых и знатных сюзеренов. Вилки и другие столовые приборы появились не ранее XIII века, будучи заимствованы у арабов во время Крестовых походов.

За столом сидели на общих скамьях или сундуках, отдельные стулья появились не ранее XIV века.

Мылись редко: обычно в замковой купальне с большой общей лоханью. О том, как были оборудованы подобные помещения, можно судить по следующему факту: в 1045 году епископ Вюрцбурга и несколько его приближенных во время мытья погибли из-за обрушившегося потолка купальни.

Но даже такие купальные помещения встречались только в самых богатых замках, так что мыться чаще ездили в городские бани.

Понятно, что от немытых рыцарских тел плохо пахло, а разного рода благовония были удовольствием слишком дорогостоящим.

Рыцарская субкультура и нравственные представления определялись сословной спецификой и были отнюдь не столь благородны и гуманны, как мы себе представляем.

Первой заповедью негласного кодекса чести считалась принадлежность к христианской вере, что как бы предполагало следование христианским заповедям любви, милосердия, а если рыцарь вступал в один из военно-духовных орденов, то еще и целомудрия.

Однако христианские заповеди «не убий», «не укради», «не возжелай жены ближнего своего» как бы оставались за скобками, когда дело шло о язычниках, мусульманах или даже о представителях другой ветви христианства — православных (или, как их называли, схизматиках). Пример тому те же Крестовые походы, во многих случаях имевшие, с современной точки зрения, все черты настоящего геноцида. Если какие-то прибалтийские языческие племена и смогли уцелеть, превратившись в современных эстонцев и латышей, то пруссы оказались уничтожены или ассимилированы полностью.

Скидки на пол и на возраст не делались.

Относительно пресловутого рыцарственного отношения к женщинам достаточно сказать, что поводом для новой войны, приведшей к взятию сарацинами Иерусалима, стали действия известного своими воинскими достижениями рыцаря Рено де Шатильона.

Не считавшийся с указаниями иерусалимского короля хозяин замка Керак нарушил заключенное ранее перемирие и ограбил купеческий караван.

Среди пленниц оказалась и сестра Саладина, которую рыцарь вроде бы даже обесчестил. Султан обещал лично отрубить Рено де Шатильону голову и слово свое сдержал, после битвы при Хаттине.

В 1191 году в ходе Третьего крестового похода, христиане смогли овладеть крепостью Акра. Возглавлял их «образец рыцарства» — Ричард Львиное Сердце.

Он предложил Саладину выкупить пленников, но султан с выплатой денег тянул, так что рассерженный британский король приказал обезглавить более двух тысяч вражеских воинов. Мусульманские жители города получили право свободного выхода, но многим из них крестоносцы вспарывали животы: кто-то пустил слух, будто они глотали драгоценные камни, пытаясь утаить их от победителей.

Интересно, что этот мрачный эпизод не повлиял на личные отношения Ричарда с Саладином, также считавшегося образцом рыцарства (только арабского).

«Идеальные герои»

Рыцари СредневековьяВ XIV веке в дворянской среде распространился культ девяти идеальных рыцарей из разных эпох и цивилизаций. Гектор, Александр Македонский и Юлий Цезарь представляли античный языческий мир; Иисус Навин, царь Давид и Иуда Маккавей — иудейский; король Артур, Карл Великий и Готфрид Бульонский — христианский.

Вообще, в биографии буквально всех «идеальных рыцарей» (кроме Гектора) присутствуют и массовые истребления пленных, и насилия, и клятвопреступления.

Клятвы чаще всего нарушали, когда не могли управиться с восставшими крестьянами или ремесленниками и вызывали их предводителей на переговоры. Так, например, поступили в 1358 году с лидером французской Жакерии Гильомом Калем, его казнили после жестоких пыток, короновав раскаленной короной. В Лондоне через 23 года предательски закололи лидера английского крестьянского восстания Уота Тайлера.

Впрочем, в показательных случаях и при общении с представителями своего класса слово действительно соблюдали.

Если не идеальным, то вполне образцовым рыцарем Столетней войны считался французский король Иоанн II Добрый.

В 1356 году, обладая примерно пятикратным численным превосходством, он с треском проиграл битву при Пуатье. Попавшего в плен монарха отправили в Англию, где не приставляли к нему никакой охраны, полагаясь на честное королевское слово. Поскольку выкуп никак не удавалось собрать, Иоанн II решил поехать на Родину, оставив в заложниках своего сына Людовика Анжуйского.

Однако сын ив плена бежал, и тогда король добровольно вернулся в Англию. В честь его прибытия организовывали череду торжественных банкетов, в ходе которых он и умер от неизвестной болезни. Страну этот образцовый рыцарь оставил в полной разрухе.

Культ Прекрасной Дамы

Что больше всего при разговоре о рыцарстве умиляет женщин — это появившийся в XII веке культ Прекрасной Дамы.

Возник он на юге Франции, в Провансе, на огненном фоне костров, испепелявших еретиков-альбигойцев, и, судя по всему, базировался на культе Девы Марии, переродившись, однако, в весьма странные формы.

Если говорить о женщинах низших сословий, то к ним рыцари относились вполне бесхитростно, то пользуясь в отношении своих крестьянок правом первой ночи, то просто покупая, но, зачастую, не останавливаясь и перед насилием.

Культ служения Даме распространялся только на женщин высшего общества, по отношению к самому рыцарю либо равного, либо более высокого происхождения.

При этом успех служения отнюдь не предполагал, что за совершенные в честь объекта любви подвиги рыцарь обязательно будет награжден плотскими утехами. Складывается впечатление, что во многих случаях рыцари к этому вовсе не стремились, а, выбирая в Прекрасные Дамы жен своих сюзеренов, просто рассматривали такое служение как средство сделать карьеру.

В честь Дамы полагалось слагать стихи и песни, составившие отдельный жанр средневековой поэзии, причем стоит отметить, что подавляющее большинство рыцарей были неграмотны, так что на бумагу эти вирши заносились их секретарями. Но главной формой служения были, конечно, поединки.

Пресловутые странствующие рыцари, представлявшие, как правило, верхнюю прослойку дворянства, путешествовали из города в город, участвовали в рыцарских турнирах или вызывали на схватку других таких же рыцарей, а свои победы посвящали Прекрасной Даме.

В иронично-пародийной форме феномен странствующего рыцаря высмеян в «Дон-Кихоте», хотя реальность зачастую оказывалась еще более забавной.

Штирийский рыцарь Ульрих фон Лихтенштейн написал книгу, которую так и назвал «Служение Даме» и провел 171 поединков, большинство из которых выиграл. Рассказывая в мемуарах о своем пребывании в очередном городе, на турнире, Лихтенштейн между делом упоминает, что в этом же городе оказалась и его жена, с которой они вместе пообедали. Именно таким образом читатель впервые узнает, что у Лихтенштейна имелась супруга. Его биографы позже установили, что жена родила ему четырех детей и с возрастом он вполне остепенился, мирно закончив жизненный путь в своем замке.

Подвигами этого благородного рыцаря можно было бы умиляться, если бы не один важный момент — и супруга, и неизвестная Прекрасная Дама, которой он служил, должны были хранить свою добродетель, чего от самого Ульриха и его последователей никто не требовал.

Но вообще такая жизнь странствующего рыцаря была удовольствием очень недешевым и даже близко не покрывалась полученными на турнирах призовыми деньгами (за которые еще следовало побороться).

Подавляющее же большинство дворян-рыцарей сидели в своих замках или замках сюзеренов в антисанитарных условиях, ели грубую пищу, развлекались пьянками и охотой, и, по своим манерам, больше напоминали современных дворовых гопников.

А если среди них и встречался Ульрих фон Лихтенштейн, то вряд ли форма его преклонения могла бы порадовать современную Прекрасную Даму.

Дмитрий МИТЮРИН

, ,   Рубрика: Историческое расследование 99 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:31. Время генерации:0,218 сек. Потребление памяти:7.41 mb