Бунт на родине Брежнева

Автор: Maks Ноя 19, 2020

Стихийный народный бунт, случившийся летом 1972 года в Днепродзержинске, был подавлен с помощью милиции и солдат. Причиной волнений стала чересчур жесткая антиалкогольная кампания местных властей.

Информация о массовых беспорядках на малой родине генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева долгие годы оставалась засекреченной. Хотя, похоже, определенные выводы из ЧП был сделаны.

День молодежи

27 июня 1972 года в Днепродзержинске, городе, где родился, вырос и начинал партийную карьеру генеральный секретарь ЦКСС Леонид Ильич Брежнев, был праздник — горожане отмечали День молодежи. Отмечали, как водится, с размахом, с большим количеством горячительных напитков.

У местной милиции в тот день прибавилось работы — забирать на улицах перебравших горожан и доставлять их в медвытрезвитель. По указанию партии и правительства в СССР, который год шла активная борьба с пьянством. Особо злостных алкоголиков в принудительном порядке помещали в лечебно-трудовые профилактории, где им промывали желудки и пичкали всякими медпрепаратами, вызывающими отвращение к алкоголю. Начинающих «били рублем», лишая тринадцатой зарплаты, квартальных премий и прочих дополнительных благ. Народ терпел, выражая недовольство дома на кухнях, но со спиртным прощаться не желал.

В тот день сотрудники вытрезвителя сержант милиции Леонид Виноград и младший сержант Юрий Колесник дежурили по городу — ездили по отделениям милиции, забирали задержанных пьяных и перевозили их в «вытряк», на протрезвление. Забрав в горотделе Петра Майоренко, они выехали в линейный отдел за Савелием Куропятником. Оттуда — в Заводской РОВД за Валентином Ланиным. Все шло в штатном режиме, пока милиционеры по пути в вытрезвитель не остановились у ларька попить газировки и Виноград не пересел из кузова с задержанными в кабину водителя, к Колеснику.

Это было первым нарушением инструкции. Вторым, как позже выяснилось, стало то, что перед выездом на дежурство Колесник поставил в кузов запасную канистру с бензином, сыгравшую роковую роль. Задержанные вели себя тихо, а на зажигалку в руках у Ланина милиционеры не обратили внимания. Попив газировки, экипаж спецмашины продолжил путь, и тут прогремел взрыв. Выскочив из кабины, Виноград и Колесник увидели, что в кузове с задержанными бушует пламя.

Колесник первым бросился спасть горящих людей. Он сумел вытащить из огня Майоренко, но в спешке выронил съемную ручку от двери и больше уже не смог ее открыть. На помощь милиционерам поспешили проезжавшие мимо таксисты. Взломав дверь монтировками и немного сбив пламя пеной из огнетушителей, они вытащили еще живых Ланина и Куропятника. В это время вокруг машины уже собралась толпа праздношатающихся горожан, и кто-то пустил слух, что милиционеры якобы схватили на улице ни в чем не повинных людей и умышленно хотели их сжечь. Гнев пьяной толпы был страшен.

Ярость толпы

Бунт в ДнепродзержинскеНесмотря на то что пьяных в толпе было меньшинство, никто из собравшихся вокруг милицейской спецмашины не стал разбираться, что же случилось на самом деле. Сержант Колесник, получивший сильные ожоги во время спасения Майоренко, ни у кого не вызвал сочувствия. Все решили, что в том, что задержанные чуть не сгорели заживо, виноваты сотрудники медвытрезвителя, и накинулись на них, пытаясь затолкнуть в обгоревший кузов, чтобы там поджечь. Подоспевшие вовремя милиционеры буквально отбили своих у охваченной яростью и жаждой мести горожан. Прибывшая скорая увезла потерпевших в больницу. Куропятник умер по дороге, уже в больнице умер Ланин, а через сутки и Майоренко.

Между тем на месте происшествия народу все прибывало. Вид обгоревшей машины, разговоры о случившемся все больше накаляли обстановку. Оперативный дежурный горотдела, действуя строго в рамках служебных инструкций, все пытался найти дежурного сотрудника прокуратуры, чтобы тот официально оформил и организовал вывоз спецмашины, но поиски прокурора затянулись, и ситуация стала выходить из-под контроля.

К шести часам вечера всем стало ясно, что ожидается ЧП, и на работу в экстренном порядке стали вызывать всех сотрудников милиции, кто был выходной или в отпуске. Им выдали табельное оружие, приказа стрелять на поражение пока не прозвучало. Вызвали всех партийных и комсомольских работников. Извещенный о происходящем в его родном городе Леонид Ильич Брежнев настоятельно рекомендовал не допустить крови и не придавать событиям политическую окраску.

Пока власти подтягивали резервы и согласовывали свои действия с Москвой, часть бунтовщиков уже выдвинулась к Заводскому РОВД, горя решимостью отомстить милиции. Увещевания дежурного и его просьбы мирно разойтись действия не возымели, и только выстрел в воздух отрезвил народ. Толпа загудела и отступила. На проспекте имени Ленина, где стояла обгоревшая спецмашина, события развивались следующим образом. Пьяные мужчины под одобрительные крики зевак раскачали автомобиль, опрокинули его и подожгли. Охранявший место происшествия офицер милиции так и не смог убедить не делать этого, не уничтожать вещественное доказательство. Его просьбы только еще больше разъярили людей. Привязав машину вытрезвителя к захваченному силой грузовику, бунтовщики двинулись к площади Ленина. По пути хватали и избивали всех встречных в милицейской форме. Между тем на усмирение беспорядков в город уже прибыла часть внутренних войск, перекрывались улицы, ведущие к месту нахождения толпы, чтобы не дать ей возможности рассредоточиться и вовлечь в свои ряды новых протестующих.

«На поражение не стрелять!»

Солдаты вышли против бунтующих горожан безоружными. Главным их оружием стали форменные ремни с металлическими бляхами. Офицеры получили приказ не стрелять на поражение. Но бунтовщики об этом не знали и отчаянно ринулись на штурм здания горисполкома. Вооружившись палкам и камнями, они крушили оконные стекла, крича: «Позор!». Никаких политических требований никто не выдвигал.

Стычка была недолгой. Накал страстей начинал спадать. В это время на площади появились идущие плотным строем металлурги, которых всей сменой привел директор металлургического комбината Волобуев, заслуженный человек, легендарный командир партизанского отряда в войну. Рабочие многих из толпы знали в лицо, с них они и начали попытку мирных переговоров. И это сработало, агрессия резко пошла на спад, люди, остыв, постепенно принялись расходиться.

А на следующий день началось следствие. Жертвами массовых беспорядков стали 22 военнослужащих, семь милиционеров и несколько горожан. Все-таки щадили солдаты и милиция народ, больше оборонялись, чем нападали.

Под суд по статье 71 УК УССР «За организацию массовых беспорядков» пошло девять человек, получивших от пяти до 15 лет лишения свободы. Еще почти 20 человек получили сроки за хулиганство. Досталось и милиционерам Винограду и Колеснику — их не просто уволили, но и посадили на восемь лет каждого. Многие милицейские чины лишились погон и должностей, прошла большая чистка в горкомах партии и комсомола.

Антон СТАРОСЕЛЬЦЕВ

ПЕРЕСТАРАЛИСЬ?

По одной из версий, причиной народного бунта а Днепродержинске стало чрезмерное «закручивание гаек» городскими властями, начавшееся ещё в 1966 году после выхода постановления Совета министра СССР «О мерах по усилению борьбы с преступностью». Главное внимание в этом документе было удалено борьбе с мелким хулиганством и пьянством. Попавших в медвытрезвитель лишали премии и летних отпусков, передвигали в очереди не получение квартиры в самый конец списка, направляли на принудительное лечение. Вот народ и не выдержал.

Загадки истории » Заговоры и мятежи » Бунт на родине Брежнева

, , ,   Рубрика: Заговоры и мятежи 100 раз просмотрели

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:27. Время генерации:0,592 сек. Потребление памяти:8.72 mb