Чёрный хлопок

Автор: Maks Ноя 28, 2022

Все, кто хоть 20 лет пожил при СССР, помнят шок, вызванный так называемым «хлопковым делом», сопровождавшимся громогласными разоблачениями, снятием с постов и осуждением за взяточничество сотен партийно-хозяйственных «небожителей».

Это была бомба! Да, все знали, что за бутылку водки или за коробку конфет можно решить большинство бытовых вопросов: от ремонта «жигулей» до подписания нужной бумажки — справки, накладной или путевки на воды… В народе это не считалось чем-то ужасным или недопустимым, скорее, наоборот — подобный «магарыч» был некоей обязательной и традиционной частью сделки, своего рода рукопожатием. Но, поскольку все тогда жили примерно одинаково, размах и уровень вскрытых взяток ошарашил всю страну.

ЧТО ЭТО БЫЛО?

И даже спустя 30 лет нет однозначных ответов на два, казалось бы, простых вопроса: что это было за дело и кем были старшие следователи Генпрокуратуры Т. Гдлян и В. Иванов — блестящими профессионалами или ангажированными следаками, работавшими «по заказу», бездушными циниками, напавшими на «золотую карьерную жилу», или «рыцарями правосудия»?

Многие исследователи считают, что эта история имеет гораздо более глубокие корни и последствия (вплоть до развала СССР) и на самом деле была финалом противостояния двух влиятельнейших людей — членов ЦК КПСС Шеварднадзе и Рашидова. Что это было — ненависть или ревность, соперничество или страстное желание быть поближе к телу почти всесильного Генерального секретаря, — сказать сложно, если вообще возможно.

Сюда же добавились неприязненные отношения тогдашнего главы КГБ Юрия Андропова и первого секретаря ЦК КП Узбекистана Шарафа Рашидова — последний любую критику в адрес своей республики воспринимал как личное оскорбление. Дошло до того, что Брежнев потребовал прекратить нападки на Узбекистан, но после его кончины Андропова, ставшего генсеком, уже ничего не сдерживало.

СТАЛИНСКИЙ СЛЕД

Можно сказать, что над узбекским лидером висело проклятие. И причиной тому было тело Сталина, точнее, вопрос о его перезахоронении на Новодевичьем кладбище. За вынос из Мавзолея разоблаченного вождя проголосовало большинство республиканских, краевых и областных партийных организаций. Н. С. Хрущев как инициатор был полон решимости заручиться поддержкой делегатов XXII съезда КПСС. Иное мнение было у представителей республик Средней Азии. Член Президиума ЦК КПСС Нуритдин Мухитдинов на закрытом и очень узком совещании в Кремле высказался против, заявив, что не следует тревожить прах усопших. «Народ нас не поймет», — сказал он, подчеркнув, что на Востоке, у мусульман, это большой грех. Никто из присутствующих его не поддержал, тем не менее он сумел отстоять компромиссное решение о захоронении Сталина за Мавзолеем, рядом с известными деятелями страны.

Этот демарш ему дорого обошелся: был отменен уже подготовленный указ о его назначении на должность заместителя Председателя Совета Министров СССР, а очень скоро Мухитдинов был выведен и из состава Президиума ЦК КПСС. Аукнулось это и всей среднеазиатской партийной верхушке: с тех пор ни один из представителей советского Востока не был введен в состав Политбюро. А ведь именно в этих кабинетах решались наиболее важные политические, хозяйственные и внутрипартийные вопросы. Этих «небожителей» было всего несколько десятков за все время существования всесильного органа, начиная с 1917 года, и попасть туда было мечтой любого партийного функционера.

РЕВНОСТЬ

Между Кремлем и главами среднеазиатских республик существовала негласная договоренность: мы вас не трогаем, а от вас требуются лишь хлопок и спокойствие в регионе. Особенно это касалось Узбекистана, третьей по численности населения республики после России и Украины, где проживало более 100 национальностей. И Рашидов со своей задачей справлялся: в 1970-х годах Узбекская ССР была самой процветающей и спокойной республикой Средней Азии. Никаких этнических конфликтов, уровень образования городского населения самый высокий, сельское хозяйство производило 80% стратегического «валютного» сырья — узбекский хлопок продавался в 34 страны. Ташкентский авиационный завод вошел в пятерку крупнейших авиационных предприятий мира, было запущено метро, заработало золоторудное месторождение Мурунтау, на котором ежегодно добывалось 100 тонн золота. И при этом уровень жизни в республике был вдвое ниже, чем в среднем по СССР…

Шила в мешке не утаишь: Рашидов знал, что творится по соседству, — например, в дотируемой на 60% Грузии уровень жизни был в три раза выше, чем по стране, а в ее «социалку» в пересчете на душу населения вкладывали в несколько раз больше, чем, например, в российскую! Кроме того, Закавказье в те времена было самым коррумпированным и экономически криминальным регионом страны. Неслучайно советские граждане называли Грузию «родиной миллионеров». Несмотря на это, Эдуард Шеварднадзе — первый секретарь ЦК КП Грузии — стал кандидатом в члены Политбюро в 1978 году. Всего через 7 лет был принят в узкий круг высшего партийного руководства, а затем получил и пост министра иностранных дел!

В то же время Рашидова — рекордсмена, успешно руководившего республикой 24 года, фигурально выражаясь, продержали 22 года в «предбаннике», с возможностью присутствовать на совещаниях этого ареопага лишь с совещательным голосом! Это было его болью и проклятием. Преодолеть барьер, сооруженный предшественником-вольнодумцем, не помогли даже почти дружеские отношения с Брежневым, который абсолютно доверял Рашидову и всемерно его поддерживал.

ПЛАТА ЗА ВОЗДУХ

Сбор хлопка в Узбекской ССРПогоня за хлопком-сырцом — стратегическим сырьем для производства пороха и взрывчатых веществ — началась с холодной войны и гонки вооружений. Хлопковая отрасль финансировалась из союзного центра напрямую и на приоритетной основе.

Узбекистан был способен стабильно давать по 3 миллиона тонн хлопка в год. Но партия требовала наращивать объемы, и республика вынуждена была наращивать! В 1975 году Узбекская ССР установила рекорд: собрали 4 миллиона тонн белого золота! Хлопкоробы и партхозактив получали ордена и звания за новые достижения.

Ш. Рашидов заявил: «Мы будем давать стране по 5 миллионов тонн хлопка в год!» Но республика физически не могла этого сделать, хотя и постоянно рапортовала о невиданных успехах. Рапорты были все громче, Центр платил все больше. Платил за камни, которые подкладывали в тюки с хлопком для увеличения веса, за воздух — в прямом смысле слова: поставщики давали взятку директорам перерабатывающих предприятий по 10 тысяч рублей за каждый пустой вагон, якобы наполненный доверху тюками с хлопком-сырцом. Если вспомнить, что «жигули» тогда стоили 5,5 тысячи рублей, кооперативная «двушка» около 15 тысяч, а приписки составляли миллионы тонн (!), можно представить объемы выплат.

ОПЕРАЦИЯ ОТВЛЕЧЕНИЯ

Наивно полагать, что «хлопковое дело» началось с письма узбекской колхозницы в адрес ЦК КПСС, как это было представлено в советской прессе. О приписках во всех отраслях знали все — от рядового бригадира до первых лиц, и с каждым годом их объем увеличивался. И Узбекистан стал объектом показательной порки. Некоторые историки считают, что именно Э. Шеварднадзе, будучи ближайшим сподвижником Генерального секретаря ЦК КПСС Ю. Андропова, приложил к этому свою руку — так он отвел удар от Грузии и от всего Закавказья.

ПАПКИ НА СТОЛ!

Осень 1983-го в Узбекистане выдалась тяжелой, хлопка было собрано всего 20% от плана. Рашидов за три дня объехал полреспублики. Урожая нет. А из ЦК звонят, требуют! Рашидов объяснял, уговаривал: «У нас прошел дождь со снегом, все смерзлось. Если даже соберем коробочки, это будет мокрятина, которую мы будем сушить полгода». В октябре позвонил Андропов: «Шараф, 3 миллиона тонн будет?.. Смотри, принимай меры. Если нет, учти, будешь иметь дело со мной».

Рашидов умер 31 октября 1983 года в очередной поездке по республике. Официальная версия — не выдержало сердце, хотя слухи о том, что он покончил с собой, гуляют до сих пор.

Аппарату КГБ было запрещено собирать материалы на партийно-советскую элиту, но, как только пришли приказы с требованием предоставить информацию, нужные папки легли на стол. В хлопковой промышленности приписок насчитали на миллионы тонн! Это уже не взятки гаишникам, это государственное преступление!

Вскрылись факты тотального взяточничества в партийно-государственном аппарате — от республиканского ЦК до сельских парторганизаций. Торговали должностями, званиями, высшими государственными наградами…

К лету 1986 года в ходе последовавшей чистки вся правящая верхушка УзССР (кроме председателя Госплана Ислама Каримова, будущего президента Узбекистана) была осуждена. К ответственности были привлечены 22 тысячи человек (всего до конца 1980-х через чистки прошли около 58 тысяч должностных лиц). Были сняты со своих постов 172 работника, входивших в номенклатуру ЦК КПСС, 52 секретаря обкома (из 65), 408 секретарей горкомов и райкомов партии.

В 1988 году на пресс-конференции в Прокуратуре СССР следственной группой, ведущей расследование дела о должностной мафии в Узбекской ССР, были продемонстрированы ценности, конфискованные у преступников. Суммы, изъятые в ходе обысков, поражали воображение, а золото и драгоценности измерялись сотнями килограммов. Лес рубят — щепки летят: борьба с коррупцией приняла такой размах, что большинство следователей не видели смысла соблюдать законность. В итоге комиссии Верховного Совета СССР и ЦК КПСС, созданные из-за многочисленных жалоб обвиняемых, пришли к выводу, что «в деятельности следственной группы, расследовавшей «узбекское дело», были допущены нарушения социалистической законности». В апреле 1989 года и Пленум Верховного суда СССР вынес частное постановление «о нарушениях законности, допущенных в ходе расследования бригадой следователей Прокуратуры СССР во главе с Т. X. Гдляном».

Судьба главных борцов с хлопковой мафией сложилась непросто: на волне успеха они были избраны депутатами Верховного Совета СССР, но вскоре лишены мандатов, исключены из партии и уволены из прокуратуры.

В последний день существования СССР, 25 декабря 1991 года, Президент Узбекистана И. Каримов помиловал всех осужденных по «узбекскому делу», отбывавших наказание на территории республики. А в 1992 году, выступая на открытии памятника Ш. Рашидову, он публично отвел все наветы на Шарафа Рашидовича и на весь узбекский народ.

Александр ГУНЬКОВСКИЙ

СО ВСЕМ СОГЛАСЕН

Шараф Рашидов умел строить отношения с высокопоставленными партийными боссами. Он старался не иметь врагов, хорошо принимал высоких гостей, был благодарным и никогда не мельчил — не просил встречных услуг за оказанное внимание. Помощник члена Политбюро К. У. Черненко Виктор Прибытков рассказал характерный эпизод. Когда для Константина Устиновича писали текст выступления, то он рассылался членам Политбюро, секретарям ЦК. Прибытков как помощник собирал все замечания. Текст менялся, пока замечания не исчерпывались. И только Рашидов замечаний никогда не присылал. Он возвращал текст с запиской, которую начинал так: «Дорогой брат, Константин Устинович, я с восхищением прочитал доклад, согласен с каждой строкой».

  Рубрика: Дворцовые тайны 76 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:48. Время генерации:0,227 сек. Потребление памяти:9.35 mb