Чукчи — воины Севера

Автор: Maks Янв 26, 2019

В глубокой древности у чукчей был жестокий обычай. Чтобы выработать у ребёнка привычку молниеносно реагировать на любую угрозу и предчувствовать появление опасности, взрослые время от времени незаметно подходили к малышам 3-4 лет с раскалённым предметом в руках и обжигали их. Дети получали раны до тех пор, пока не привыкали чутко прислушиваться к любому шороху или непривычному движению. Затем уже подросшего мальчика отправляли в тундру с каким-нибудь поручением, а отец крался за ним сзади и, улучив момент, пускал ребёнку в спину стрелу. Суть испытания состояла в том, что мальчик должен был, предчувствуя опасность, вовремя отскочить в сторону. Если этого не происходило… в стойбище становилось на одного потенциального охотника меньше.

Охотники на мамонтов

Народ, позже разделившийся на чукчей и коряков, пришёл на побережье Берингова моря около четырёх тысяч лет назад с берегов озера Байкал. В первом тысячелетии чукчи, не теряя этнической общности, разделились на две группы — на поморских («анкальын» — от «анкы», море) и равнинных оленеводов, которые, собственно, и называли себя «чаучу», что в переводе означает «богатый оленями». Но слово «чукча» появилось только в XVII веке после столкновения оленеводов с русскими охотниками, сами чукчи себя гордо называли «луораветлян», то есть «настоящие, истинные люди»…

В течение всей своей истории, с незапамятных времён и вплоть до 20-х годов прошлого века, чукчи, считавшие себя «истинными людьми» и хозяевами этих мест, по праву сильного вершили суд и расправу, совершенно не считаясь с мнением окружающих. Память о разорительных набегах и пролитой крови надолго сохранилась в преданиях соседей воинственного народа по всей Сибири и даже на Аляске. Только с одним своим соседом чукчам так и не удалось совладать…

Дети поющих псов

Есть такая легенда: однажды девочка по имени Гынкынэут подсмотрела, как в яранге собрались собаки и превратились в рослых людей с усами, как у моржей, и круглыми железными глазами, шкуры собак превратились в шубы, расшитые железом, сели собаки и стали петь. Испугалась девочка и позвала людей. Некоторых собак люди убили, но остальные убежали на западную сторону, где стали русским народом и начали войну.

Чукчи - воины СевераВпервые чукчи повстречали «потомков поющих собак» в 1644 году, когда столкнулись с сибирским первопроходцем Михаилом Стадухиным. Чукчи обстреляли русский коч (парусник) костяными стрелами с берега, но особого вреда причинить не смогли, и Стадухин благополучно довёз до Якутска груз соболиных шкурок. Эта встреча была прологом грядущего противостояния, главным героем которого стал знаменитый Семён Дежнёв.

В основанном Стадухиным Нижнеколымском остроге собирался ясак (налог шкурками пушных зверей) со всех окрестных земель, но попытки получить подати с чукчей закончились неудачей. Посланный за ясаком казак Зырян Ярило встретил несколько десятков чукчей на реке Алгазее и едва ушёл от них живым, поэтому уже в 1648 году после нескольких неудачных попыток была организована мощная экспедиция — семь кочей по 30 человек в каждом под предводительством Семена Дежнёва, Федота Попова и Герасима Анкудинова отправились на разведку и добычу «рыбьего зуба».

С большим трудом миновавшие Чукотский Нос дежнёвцы оказались у стойбища одного из чукотских вождей Эрмэчьина, который принял казаков благосклонно. Русские получили моржовую кость, оставив вместо неё чукчам железные ножи, отрезы ткани, водку, и отбыли восвояси. Но спустя несколько дней Анкудинов вернулся к стойбищу Эрмэчьина, перебил ничего не подозревавших аборигенов и увёз богатую добычу. Возвратившийся с охоты вождь бросился в погоню, но самого Анкудинова не настиг.

Суровые северные боги раньше покарали разбойника: его коч попал в шторм и разбился о скалы. Но вместо Анкудинова под град костяных стрел попали остальные казаки, которые на свою беду решили переждать ненастье на берегу. Множество русских погибло на месте, а Дежнёв только чудом спасся: штормовым морем вместе с товарищами его выбросило на берег за устьем Анадыря недалеко от Олюторского залива.

Десять недель Дежнёв и оставшиеся в живых 25 человек шли к устью реки Анадырь, постоянно опасаясь нападения мстительных чукчей. Выдержав суровую зимовку, Дежнёв основал на среднем течении реки Анадырский острог, место, вокруг которого после 1650 года развернулось основное противостояние с воинственными луораветлянами. Чукчи с редким для них единодушием объявили русскому царю войну, которая не прекращалась ни на день.

Крылатая смерть

Одним из главных героев в пантеоне чукчей издревле был ворон Куркыль. Он совершает множество подвигов, помогает людям советом и даже женится на чукотских женщинах. Не случайно поэтому, наверное, одной из самых впечатляющих частей воинской амуниции чукчей стали крылья. Эти «крылья» дополняли традиционный доспех, который сам по себе состоял из костяных пластин или полосок толстой моржовой шкуры.

«Крылья» пришивались сверху на плечи воина и должны были позволить ему в доли секунды прикрыть шею, лицо и грудь от вражеских стрел. Это приспособление было тем более важно для чукчей, поскольку шлемы они традиционно не признавали. В бою чукотский воин использовал сложный двусоставный лук из полярной берёзы и лиственницы, обладающий большой дальностью и силой боя, а также дротики, пращи и ножи. Но основным оружием охотника всегда было копьё.

Избавление от мук

Как ни странно, воды чукчи всегда опасались. По их представлениям, море и реки были местом обитания враждебных человеку существ — кэле, поэтому купаться и тем более плавать чукчи не любили. Но совершать морские набеги на соседние острова и даже на Аляску этот страх им не мешал. Гружённые десантом байдары каждое лето отправлялись на тот берег за добычей и пленниками. Участь последних была незавидна. Часто алеуты и эскимосы предпочитали смерть унизительному плену, в котором их ждало рабство. Впрочем, чукчи нередко являли пленникам особую «милость» и убивали отважных воинов, чтобы те попали в «верхний мир», а также «избавляли от мук» оставшихся без кормильцев стариков и детей. Женщин чукчи чаще всего забирали с собой, тем более что многожёнство и даже коллективный брак были им совершенно не чужды.

О том, насколько легко чукчи проливали кровь, говорит обычай, который они выработали веками для проведения меновой торговли с соседними стойбищами. Вначале старейшины разных родов встречались и между собой заранее решали, где и когда может состояться битва в результате какой-нибудь стычки или недопонимания при обмене, а также кто именно из сильнейших воинов общины начнёт бой. Сойдясь на торжище, чукчи молча клали на землю товары, предназначенные для обмена, и отходили на безопасное расстояние. Другая сторона только после этого приближалась к предложенным на продажу вещам, и рядом с нужными товарами выкладывались те, что были предназначены взамен. Эти подходы продолжались до тех пор, пока все не соглашались на сделку или пока у кого-то не выдерживали нервы…

Пробитые черепа

Этнограф Владимир Германович Тан-Богораз ещё в XIX веке записал множество чукотских сказаний, одно из которых очень ярко характеризует суровые нравы, царившие на мысе Чукотском. В этой легенде рассказывается о двух чукчах, которых буря занесла на остров Лаврентия к эскимосам. Одного из них эскимосы убили, просверлив ему голову, а второй — шаман — сбежал благодаря помощи духов и на следующее лето собрал воинов со всех чукотских посёлков, чтобы отомстить эскимосам. Дальнейшие события превратились в череду кровавых столкновений. То островитяне, то чукчи попеременно наведывались друг к другу, чтобы вырезать людей и угнать скот. Закончилось всё примирением, но сама легенда очень ярко живописует суть взаимоотношений чукчей с окружающими их народами.

Фирменный стиль

В XV-XVI веках чукчи были вытеснены с нажитых мест далеко на восток юкагирами, что послужило началом непримиримой вражды между двумя этими народами. Отходя на восток, чукчи по пути вырезали живущих на Чукотке эскимосов, от которых там остались только географические наименования. Родственники этих эскимосов с другой стороны Берингова пролива столкнулись с чукчами чуть позже, но натерпелись от них не меньше. В течение всего XVIII и большей части XIX века чукчи постоянно совершали набеги на территорию Аляски, иногда доходя до Канады, причём самыми ценными пленниками, привезёнными из таких далёких экспедиций, считались негритянки. Но примерно с середины XVIII века чукчи начали не только воевать, но и торговать, со временем такое уникальное совмещение грабежей и торговли стало «фирменным стилем» жителей Чукотки.

Лукавые эскимосы

В 1793 году Сенат обсуждал рапорт полярного исследователя капитана Биллингса о том, что «северо-восточные американцы… испрашивают защищения от нападения и грабежа чукчей»; там, в частности, указывалось, что чукчи «почти ежегодно на байдарках приходя на их землю, истребляют убийством, имение их грабят, а жён и детей берут в плен». Надо сказать, что эскимосы немного лукавили. В ответ на нападение чукчей они совершали встречные набеги, а попавших в плен чукчей убивали страшным способом, о котором выше правдиво рассказывала легенда: голову чукчи сдавливали досками, как тисками, и каменным сверлом просверливали насквозь. Редким воинам удавалось выжить в плену, и то только для того, чтобы дольше промучиться. Попавшие в рабство военачальники страдали больше всех. Для них смерть была избавлением…

Опустевшие яранги

В 1730-1750 годах на Чукотке шли беспрерывные войны. Русские штурмовали крепости чукчей («умкы»), чукчи вели осаду русских острогов, враги вырезали друг друга без жалости. Но все изменилось с появлением у берегов Чукотки англичан и американцев. В 1776 году напуганная этим Екатерина II указала «принять все усилия для принятия чукчей в подданство». Действуя не военной силой, а посулами, русские неожиданно быстро добились успеха. Уже два года спустя некоторые чукотские старшины приняли договор о переходе в русское подданство. Под русской властью конфликты между соседями — чукчами, коряками, эскимосами и юкагирами постепенно утихли. В Берингию приходила цивилизация. Некоторые чукчи стали наниматься матросами в Добровольческий флот, даже к американцам, навсегда покидали яранги.

Когда в 1920-х годах на Чукотку пришла советская власть и оленьи гурты стали забирать в колхозы, рухнули последние основы державшегося с каменного века строя. Чукчи стали жить в городах, учиться в школах и служить в армии. Многие из них отказываются говорить на родном языке. И соседям больше не приходится долгой полярной ночью тревожно вслушиваться в голос вьюги — не принесёт ли он волчий вой, которым перекликаются чукотские воины, идущие в очередной кровавый набег.

Виктор АРШАНСКИЙ



, ,   Рубрика: Историческое расследование

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:60. Время генерации:0,390 сек. Потребление памяти:10.7 mb