Дуэль с судьбой

Автор: Maks Июн 12, 2022

Сын флорентийского мельника Жан-Батист Люлли дружил с Мольером, стал любимцем «короля-солнце» Людовика XIV, занимал должность главного инспектора королевской музыки, вошел в историю музыки как создатель французской национальной оперы и — умер от нелепого несчастного случая.

В одном из дешевых трактиров Флоренции, в котором обычно собирались мелкие торговцы, слуги, ремесленники и бедные студенты, бойкий 14-летний сын мельника устраивал забавное представление. Звонким дискантом он напевал веселые куплеты, комично передразнивая какого-то изрядно набравшегося горожанина и подыгрывая себе на видавшей виды гитаре.

От трактира до кухни

Ему было невдомек, что среди покатывавшейся от хохота публики находится французский герцог де Гиз. Прихлебывая дешевое вино и закусывая его сыром с оливками, его высочество внимательно рассматривал ловкого подростка. В конце выступления в его шапку посыпались медные монеты. И вдруг среди привычной мелочи сверкнул золотой флорин. А когда удивленный паренек поднял голову, то увидел, как его манит пальцем один из телохранителей принца.

Так юный Джованни Баггиста Лулли оказался в свите его высочества герцога де Гиза, который забрал талантливого мальчишку с собой во Францию.

Но о том, куда пристроить юного музыканта, герцог подумать не успел, потому что по приезде в Париж оказалось, что у него заболел любимый пес. Маленький итальянец тут же был забыт, и дворецкий герцога, недолго думая, отправил парнишку на кухню в качестве поваренка. Вместо любимых песен Лулли пришлось просеивать муку, чистить рыбу, ощипывать жирных индюшек и крошечных рябчиков. Так и прошла бы его жизнь на герцогской кухне, если бы не случай…

Оркестр из кастрюль

Джованни Баптиста ЛуллиОднажды к герцогу де Гизу пожаловал в гости сам его величество король Франции Людовик XIV. Правда, королю на тот момент было всего восемь лет, но он не переставал от этого быть королем.

На кухне поднялась страшная суматоха. Повара сбивались с ног, стараясь приготовить для венценосного гостя и его свиты все самое лучшее. Шеф-повар рвал и метал, раздавая направо и налево подзатыльники зазевавшимся поварятам.

При виде всей этой суматохи юный Джованни не выдержал, подхватил свою гитару и начал комментировать происходящее звонкой песней — очень уж забавно все бегали, кричали и размахивали руками. Это продолжалось ровно до тех пор, пока его не заметил главный повар. В бешенстве он вырвал гитару из рук Лулли, разломал ее о спину ошеломленного поваренка и — швырнул обломки в огонь. Джованни прямо-таки зарыдал от горя и обиды: гитара была его единственной подругой, делившей с ним все беды и радости.

А наверху тем временем начался бал. В первой паре, едва доставая до руки герцогини де Гиз, выступал сам юный король. Вдруг Людовик, обладавший безупречным музыкальным слухом, остановился, поморщился и подозвал хозяина замка:

— Ваши музыканты никуда не годятся! Они все время сбиваются с такта! — сердито заявил он.

Герцог побледнел и подозвал к себе дирижера: в чем дело? А тот и сам не может ничего понять: слышит посторонние звуки, а откуда они — неизвестно.

— Ваше величество, похоже, в замке есть еще один оркестр, который сбивает с ритма моих музыкантов! — пробормотал несчастный дирижер, чувствуя, что голова уже начинает покачиваться у него на плечах.

— Подать сюда второй оркестр! — велел король и топнул ногой. И слуги заметались по всему замку в поисках неведомого оркестра. Обыскали все комнаты, залезли на чердак и, наконец, спустились на кухню. И вот среди придворных раздался шепот: «Нашли второй оркестр, ведут… ведут музыкантов».

И тут слуги впихнули в зал мальчугана в поварском фартуке. На чумазом лице паренька еще виднелись следы недавних слез, но глаза уже задорно блестели. У короля от удивления вздернулись брови:

— Это и есть оркестр? — удивился он. — Но это всего лишь поваренок!

Лулли не растерялся, низко поклонился Людовику и скромно сказал:

— Оркестр — это я, ваше величество, и мои кастрюльки!

Королю было только восемь лет, и он тоже был мальчишкой, в котором заговорило любопытство. Он захотел услышать, как поваренок играет на посуде.

— Нет ничего проще, ваше величество, — снова поклонился бойкий паренек, — стоит только вам спуститься на кухню… или прикажите моим кастрюлькам подняться сюда!
Людовик тотчас включился в игру и приказал:

— Пусть все кастрюльки поднимутся из кухни наверх!

— И скалки тоже!.. — крикнул Джованни вслед слугам, кинувшимся исполнять приказ короля. — Иначе чем же я буду выстукивать мой гавот?

Слуги притащили целую гору закопченной посуды, Лулли невозмутимо расставил ее на блестящем паркете по порядку, поудобнее перехватил в руках скалки и заиграл веселый и жизнерадостный танец.

— Будем танцевать! — захохотал юный Людовик.

Его величеству так понравился необычный музыкант с кухни, что он забрал его к себе во дворец вместе со всеми его кастрюлями и скалками. Третий сын флорентийского мельника неожиданно вытащил из кармана судьбы счастливый билет.

При дворе короля

Возможно, это всего лишь красивая легенда, но Джованни Баттиста Лулли действительно попал ко двору Людовика XIV и даже одно время служил пажом у его кузины — мадемуазель де Монпансье, усиленно постигая премудрости игры на клавесине и других музыкальных инструментах. Правда, принцесса оказалась замешана во Фронде и скоро была отправлена в ссылку, так что Лулли оказался не у дел.

К счастью, Лулли обладал невероятной пластикой, замечательно двигался и вовремя привлек внимание короля, выступив в придворном «Балете Ночи». Людовик, который и сам был прекрасным танцором, оценил молодого итальянца по достоинству, и скоро Жан-Батист Люлли — так, на французский манер, звучало теперь его имя — приобрел себе нового покровителя в лице его величества. И Люлли удалось закрепиться при дворе.

Карьера его уверенно шла в гору. Скоро он становится придворным музыкантом, затем — композитором инструментальной музыки.

Его оперы идут с постоянным аншлагом. Особенность музыки Люлли — он впервые вводит в оркестр трубы, которые до этого только пугали дам на военных смотрах. Кроме этого, музыкант-новатор впервые в истории балета снял с исполнителей маски, а также выпустил на сцену женщин (до этого все роли исполняли только мужчины).

Король стал его настоящим ангелом-хранителем, часто вытаскивая своего гениального любимца из самых неприятных ситуаций, поскольку молодой флорентинец оказался далеко не подарок и главным его недостатком была излишняя симпатия к… мужскому полу. Из-за этого Люлли чуть было не попал в руки самой святой инквизиции, и спасло повесу только заступничество короля.

Чтобы обуздать горячего итальянца, король поставил условие: Люлли должен жениться на дочери придворного композитора Мишеля Ламбера — Мадлен. Тут Люлли крупно повезло: жена родила ему двух сыновей и двух дочерей, а своего непутевого супруга окружила заботой и любовью.

Роковой жезл

Однако горячий южный темперамент вновь подвел неугомонного флорентийца, и даже королевское терпение лопнуло после очередной выходки шкодливого гения с предметом его обожания, после чего между Люлли и Людовиком XIV возникла серьезная размолвка. Возможность вновь наладить отношения с венценосным покровителем появилась у Жана-Батиста во время исполнения его нового гимна Те Deum.

8 января 1687 года Люлли вдохновенно руководил оркестром, ожидая прибытия его величества с минуты на минуту. Его баттута — специальный дирижерский жезл, энергично отбивал ритм мощными ударами об пол. Что делать, если до изобретения элегантной и знакомой всем нам дирижерской палочки оставалось еще около 100 лет и дирижерам приходилось пользоваться громоздким и неудобным жезлом.

Коварная судьба подстроила так, что исполнение гимна, посвященного выздоровлению его величества, навсегда лишило здоровья самого великого музыканта. Взволнованный предстоящей встречей с королем, увлекшийся Люлли не заметил, как при очередном ударе тяжелая, окованная металлом баттута с размаху опустилась не на пол, а на его ногу в области стопы. Увы, кости оказались раздроблены, а пальцы сломаны. Придворные врачи предложили ампутацию, но блестящий танцор Люлли не мог даже представить себя безногим.

Рана воспалилась, началась гангрена. Нога сначала покраснела, потом почернела и стала гнить. Муки были нестерпимы. Люлли то и дело уходил в спасительное беспамятство. Лекарь приготовил настойку опия, и рыдающая Мадлен подала мужу стакан с зельем. Это было единственное, что могло облегчить его страдания.

В полузабытье великий музыкант прожил еще три дня. А 22 марта 1687 года Жан-Батист Люлли покинул этот мир. Увы, свою последнюю дуэль с судьбой он проиграл.

Мария КЛЮКИНА

  Рубрика: Дворцовые тайны 109 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:50. Время генерации:0,912 сек. Потребление памяти:11.19 mb