Гений из дурдома

Автор: Maks Фев 9, 2022

В 1975 году Нобелевскую премию в области экономики получили сразу два человека — американский экономист Тьяллинг Купманс и советский академик Леонид Канторович. Эта награда была им вручена за «за вклад в теорию оптимального распределения ресурсов». Своими разработками ученые занимались каждый в своей стране, независимо друг от друга. Однако если идеи Купманса на Западе были встречены восторженно, то Канторовичу пришлось жестоко поплатиться за свои убеждения.

Будущий нобелевский лауреат появился на свет в 1912 году. Он был младшим ребенком в семье врача, еврея по национальности, Хаима (Виталия) Моисеевича Канторовича. Вскоре после рождения мальчика его родители развелись, и малыш остался на попечении своей матери — Песи Гиршевны.

Трудно быть вундеркиндом

Об этих годах своей жизни Канторович впоследствии вспоминал так: «Мать уделила много внимания заботам обо мне и моему воспитанию… одни из первых событий, сохранившихся в памяти, — февральская и октябрьская революции 1917 года, разруха и голод, поездка на год в Белоруссию во время Гражданской войны. После — возвращение в Ленинград, где в 1920 году я возобновил занятия в школе». Причем гениальные способности мальчика в области математики проявились уже тогда, когда Леониду исполнилось всего девять лет.

Так, к удивлению педагогов, этот малыш нашел оригинальный способ вычисления корня, о чем они незамедлительно сообщили в Центральную комиссию по улучшению быта ученых. После чего семье Канторовича был выделен дополнительный паек, и юный гений смог целиком сосредоточиться на науке.

Когда Леониду исполнилось всего 14 лет, он стал студентом математического факультета Ленинградского университета, который блестяще окончил через четыре года. Дальнейшая карьера еврейского юноши вызывала зависть его сверстников. В 22 года он получил звание профессора, а еще через год стал самым молодым в стране доктором физико-математических наук. К этому времени Канторович написал уже немало научных работ, и многие свои разработки ему не терпелось применить на практике. И вскоре Леониду Витальевичу представился такой случай. В 1938 году талантливого молодого ученого назначили консультантом в лабораторию фанерной фабрики.

План прежде всего!

Ознакомившись со своими новыми обязанностями, Канторович сделал расчеты, помогающие оптимизировать производство, и нашел способы, как с максимальной отдачей использовать оборудование фабрики. Иными словами, ученый предложил новый метод распила фанерного листа, в результате которого оставалось меньше отходов. В процессе работы Леонид Витальевич понял, что обнаруженная им проблема типична для многих советских предприятий и применять ее можно на любом производстве.

Однако труд ученого тогда так и не нашел успеха. Так, спустя некоторое время метод Канторовича был внедрен на заводе, занимавшемся распилом стальных листов. И вскоре его руководство буквально «утонуло» под множеством выговоров. Дело в том, что тогда в стране господствовала плановая экономика, и потому каждое предприятие изо всех сил старалось ежегодно перевыполнить государственное задание, «спущенное» сверху.

Ну а тем заводам и фабрикам, что не могли похвастаться рекордными показателями, приходилось несладко. Людей, занимающих руководящие посты на таком производстве, могли обвинить во вредительстве и отправить в лагеря лет на 10-15. А вот метод Канторовича, заставляющий оборудование работать максимально эффективно, сразу давал перевыполнение плана на значительный процент, «перебить» который было уже невозможно. Кроме того, уникальное предложение Леонида Витальевича просто срывало план по сдаче металлолома. А как же иначе, если по его методу лист стали разрезался без отходов, которые затем и сдавались как утиль!

Вот так и пришлось советскому производству забыть о прогрессивной разработке Канторовича. Удивительно, но в это же самое время похожими исследованиями в США занимался Тьяллинг Купманс. И пришел он точно к таким же результатам. Причем его метод практически сразу стал активно применяться за рубежом, так как там предприятия были свободны от плановой экономики.

Да он же сумасшедший!

Леонид Кантарович - нобелевский лауреат из психиатрической лечебницыЛеонид Витальевич снова занялся наукой, и его ждала блестящая карьера. Так, в 1940 году он стал заведующим кафедрой математики Военного инженерно-технического университета. Годы войны ученый провел в Ярославле, где и завершил главный труд своей жизни. В 1942 году он закончил писать книгу «Экономический расчет наилучшего использования ресурсов». Увы, несмотря на неудачи, Канторович не захотел забывать о своем прогрессивном методе и в 1943 году подготовил о нем доклад для Госплана. Однако и здесь его постигла неудача. На совещании у председателя этой организации Николая Вознесенского коллеги Канторовича основательно разобрали его сообщение и осудили своего товарища за… отсутствие «марксистско-ленинской идеологии» в его разработках. Причем во время заседания постоянно слышались призывы к аресту «зарвавшегося» ученого, но, по счастью, этого не произошло.

Однако после злосчастного совещания многие коллеги стали сторониться Канторовича, ожидая, что тот вскоре отправится в лагеря. И хотя Леонид Витальевич остался на свободе, ему снова пришлось забыть о своих экономических разработках. А между тем как ученый-математик Канторович делал поразительные успехи. В 1948 году он был приглашен участвовать в проекте по разработке ядерного оружия, за что впоследствии был награжден Сталинской премией. Вручение этой высокой награды смягчило отношение коллег к ученому, но лишь на некоторое время.

В 1957 году Канторовичу все же удалось опубликовать свою книгу, что было очень непросто. Дело в том, что редакторы многих издательств упорно не желали связываться с «опасной» рукописью. Ведь, приняв в печать «неидейную» книгу, они могли в считаные дни лишиться партбилета и распрощаться с хлебным местом. Так что Леониду Витальевичу, можно сказать, повезло. Тем не менее, несмотря ни на что, ученый не желал сдаваться. Спустя год после выхода в свет его книги, будучи уже членом-корреспондентом Академии наук СССР, Канторович, выступая на заседании академии, зачитал новый доклад об отставании советской экономики, причинах этого плачевного положения и методах его устранения.

На это раз реакция на «вредное» сообщение не была такой бурной, но вскоре в компетентные органы на ученого поступил донос. Роковая бумага сообщала, что Канторович — сумасшедший! Ведь кто же в здравом уме будет пропагандировать злобные лженаучные идеи! Реакция властей не заставила себя ждать. В 1960 году Канторович был помещен в психиатрическую лечебницу. Трудно представить, как бы сложилось дальнейшая судьба выдающегося математика и экономиста, если бы в это дело не вмешался брат Канторовича Николай Витальевич, известный в то время врач-психиатр. Невероятными усилиями ему удалось вытащить ученого из сумасшедшего дома, где коллеги доктора еще не успели причинить тому непоправимый вред. После всех своих заключений Леонид Витальевич был вынужден отправиться в Новосибирск, где долгое время трудился в Институте математики. А вот его прогрессивные разработки в области экономики были наконец-то оценены по достоинству лишь в 1975 году, когда «сумасшедший» ученый стал лауреатом Нобелевской премии.

Елена ЛЯКИНА

  Рубрика: Гениальные изобретения 136 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,214 сек. Потребление памяти:9 mb