Герой, рубака, жандарм

Автор: Maks Мар 18, 2022

Часто бывает, что людей судят не по совокупности ими совершенного, а выдергивая из контекста их жизни отдельные страницы. Именно так советские историки обошлись с Александром Бенкендорфом. О нем редко говорят как о блестящем кавалерийском командире и герое Отечественной войны 1812 года.

Гораздо чаще вспоминают жандармскую карьеру Александра Христофоровича и его конфликт с либеральной частью российского общества в лице Александра Пушкина. Сегодня мы хотим исправить эту несправедливость и расскажем о славной военной карьере генерала Бенкендорфа.

Из Риги в Ригу

Русская ветвь известного германского дворянского рода Бенкендорфов, ведущего происхождение из Франконии, получила начало в середине XVI века. Тогда в Курляндию переселился некий Андерс Бенкендорф. Он был военным и бежал в Прибалтику от Реформации, так как сохранил приверженность к католической вере. Прадед Александра Христофоровича — Иоганн — дослужился до поста бургомистра Риги и перешел в лютеранство.

Шведским королем Карлом XII он был возведен в ранг барона и отмечен целой россыпью наград. Дед Александра — Иоганн-Михаэль — служил уже русской короне. Он сохранил титул и владения предков и под конец жизни задумался о переходе в православие. Закончил службу он в чине генерал-лейтенанта на должности обер-коменданта Ревеля и наставлял детей быть верными слугами русскому правящему дому.

Отец будущего героя войны 1812 года избрал военную карьеру. Он отличился в русско-турецких и русско-шведских войнах. Его жена — баронесса Анна Юлиана Шиллинг фон Канштадт — была подругой второй жены (Марии Федоровны) наследника российского престола Павла Петровича. Бенкендорф-старший стал другом цесаревича, что не могло понравиться Екатерине II, всячески притеснявшей сына. В итоге мать Александра Бенкендорфа была на время удалена от двора, а его отец отправлен в Молдавскую армию, противостоявшую туркам.

Их сын Александр родился в 1782 году в Ревеле, но из-за непростого положения семьи был отдан на воспитание в иезуитский пансион некоего аббата Шарля Николя. Образование он получил в большей степени гуманитарное, хотя в части военных наук и физического развития никогда не уступал сверстникам-дворянам. К сожалению, его мать умерла слишком рано, а сам Александр был младшим ребенком. Заботы о нем взяла на себя жена цесаревича Мария Федоровна, но юноша до 15 лет вынужден был оставаться в пансионе.

По восшествии Павла I на трон Бенкендорф-старший вернулся ко двору. Павел I не забыл старой дружбы и произвел его в генералы от инфантерии с назначением губернатором Риги. Во время службы в Молдавской армии он перенес малярию и сильно страдал от последствий болезни.

После того как в 1798 году Александр был зачислен прапорщиком в лейб-гвардии Семеновский полк, отец с чистой совестью попросил императора об отставке и удалился в небольшое имение в Эстляндии. Павел I при этом выразил особое расположение к юноше, сделав его своим флигель-адъютантом.

Служба на Кавказе

Увы, с положением любимчика императора скоро пришлось расстаться: Павел был убит в результате дворцового заговора. В 1802 году новый император Александр I направил Бенкендорфа в составе группы молодых офицеров в секретную поездку по окраинам империи. Казань, Симбирск, Саратов и Прибайкалье дали хорошую возможность молодому человеку узнать жизнь российской глубинки.

В Астрахани Бенкендорф познакомился со своим сверстником, представителем влиятельного аристократического рода Михаилом Воронцовым. Их дружба со временем окрепла и превратилась в союз двух крупных государственных деятелей. А пока молодые люди сговорились поступить добровольцами в Кавказский корпус, который вел войну на южных рубежах империи — сначала с горцами, потом с турками, а затем и с персами.

В Кавказской кампании Бенкендорф проявил отчаянную смелость и за участие в захвате крепости Гянджа получил ордена Святой Анны III степени и Святого Владимира IV степени. Когда захлебнулась атака русской пехоты в проломе крепостной стены, горцы бросили ей во фланг кавалерию. Бенкендорф лично возглавил контратаку двух эскадронов легкой конницы и рассеял неприятеля, после чего штурмовая колонна овладела стенами крепости. По свидетельству очевидцев, он лично зарубил трех врагов, что принесло ему славу отчаянного рубаки и толкового кавалерийского офицера.

Прусскую кампанию 1806-1807 годов Бенкендорф провел в качестве адъютанта дежурного генерала Ставки графа Толстого. Должность, на первый взгляд штабная, на самом деле предполагала постоянное присутствие на передовой. К примеру, Бенкендорф выдержал во время сражения при Прейсиш-Эйлау адский обстрел французской артиллерии вместе с пехотными полками, предназначенными для контратаки. Штабной адъютант должен был убедиться, что русские колонны не дрогнут и в нужный момент смогут переломить ход неудачно складывавшегося сражения. Эта битва стала первой для Наполеона, когда он не смог добиться нужного ему результата. Для Бенкендорфа Прусская кампания закончилась очередными наградами и чином полковника. Граф Толстой рекомендовал включить своего бывшего адъютанта в состав дипломатической миссии в Париж. В столице Франции Бенкендорф не только флиртовал с дамами, но и занимался сбором сведений об армии императора Бонапарта.

«Эскадрон гусар летучих»

Весной 1809 года активизировались военные действия против турок. Бенкендорф отбыл в действующую армию и участвовал в сражении под Рущуком, где проявил отменную храбрость и тактическую смекалку. Находясь во главе Чугуевского уланского полка, он заметил, что враг обошел расположение русских частей и молниеносной атакой не только преградил путь противнику, но и разбил его. За проявленное мужество Бенкендорф был награжден орденом Святого Георгия IV степени.

Мирная передышка получилась недолгой — наступал 1812 год. Войну Александр Христофорович встретил офицером Императорской Главной квартиры (учреждение, состоящее при императоре для исполнения его личных поручений). Александр I ценил Бенкендорфа, доверяя ему секретную переписку с генералом Петром Багратионом, командующим Второй армией. Донесения имели действительно весьма секретный характер и касались соображений насчет соединения Первой и Второй армий и маршрутов их следования.

Летом 1812 года Бенкендорф присоединился к «летучему отряду» генерал-адъютанта Фердинанда Винцингероде, одному из первых партизанских соединений русской армии в войне 1812 года. Задачей соединения были не только рейды по тылам наполеоновской Великой армии, но и осуществление связи между основными силами и корпусом Петра Витгенштейна, прикрывавшего Петербург.

Удачно действуя на коммуникациях противника, отряд Винцингероде внес немалый вклад в расстройство вражеских тылов. 27 июля Бенкендорф отличился при взятии города Велиж, за что получил чин генерал-майора. Чуть позже он с отрядом из 80 гусар и казаков прорвался с важнейшим донесением к Витгенштейну, захватив при этом в плен триста французов.

После Бородинской битвы отряд Винцингероде на Звенигородской дороге вступил в сражение с авангардом 4-го корпуса армии Наполеона, сумев задержать его и обеспечить беспрепятственный проход войск Кутузова к Москве. Вскоре Винцингероде отбыл в Ставку главнокомандующего в Фили, передав управление «летучим отрядом» Бенкендорфу.

Комендант Первопрестольной

После того как 19 октября 1812 года французы оставили разоренную Москву, отряд Бенкендорфа вошел в Первопрестольную и, разгромив арьергард противника, ворвался в Кремль, не дав французским саперам взорвать Кремль. Увидев то, что солдатня Великой армии сотворила со старинными соборами Кремля, Бенкендорф приказал их срочно опечатать — в противном случае солдаты и местные жители просто перестали бы брать в плен французов. Бенкендорф стал временным комендантом Москвы.

Но уже 23 октября он присоединяется к «летучему отряду», во главе которого стоял генерал-майор Голенищев-Кутузов. Непрерывно ведя бои с отступающими французами, они дошли до самого Немана и первыми перешли эту реку. За время наступления части под командованием Бенкендорфа взяли в плен более 6000 человек, в том числе трех генералов и более 50 орудий.

После этого Александру Христофоровичу предписали сформировать собственный партизанский отряд, состоящий из 180 гусар, 150 драгун и 800 казаков. В сражениях при Мариенвердере, Франкфурте-на-Одере, Фюрстенвальде, Мюнхерберге Бенкендорф показал себя блестящим кавалерийским командиром, смело действующим в самой гуще боя.

20 февраля 1813 года совместно с отрядами генералов Чернышева и Тетенборна он вошел в Берлин, а спустя некоторое время активно действовал на территории Саксонии. В сентябре 1813 года его отряд в составе авангарда корпуса Винцингероде сражался при Гросс-Беерене, а в знаменательной Битве народов под Лейпцигом возглавлял кавалерийский корпус, действовавший на левом фланге генерала Винцингероде.

Отдельно стоит упомянуть о самостоятельно проведенной Бенкендорфом операции по освобождению от французских оккупантов Нидерландов. Ему выделили корпус в 7000 человек, с которыми он взял Амстердам, Бреду, Утрехт и еще несколько сильных крепостей. Трофеями Голландской кампании стали более 6000 пленных и около 300 орудий, захваченных у противника.

За беспримерное мужество, проявленное во время трехдневного прикрытия прохода русских войск к Дессау и Роскау, Бенкендорф был награжден золотой саблей с алмазами. Затем он совершил рейд в Бельгию, разбив там несколько французских гарнизонов и отбив более 600 пленных англичан и 30 орудий.

Инициатива наказуема

Александр БенкендорфС января 1814 года отряд Бенкендорфа снова действовал в составе корпуса Винцингероде (Силезская армия). Уже во Франции, во время генерального наступления армии союзников на Париж, он отличился под Сен-Дизье, помешав войскам Наполеона повернуть на Париж. Бенкендорф отличился также под Люттихом, Краоном и Лаоном.

Интересно, что за три кампании Александр Христофорович не получил ни одного ранения, зато стал обладателем целой россыпи российских и иностранных наград: орден Святой Анны I степени с бриллиантовыми знаками, орден Святого Владимира II степени, большой крест Шведского меча и прусский орден Pour le merite. Король Нидерландов пожаловал Бенкендорфу голландское дворянство и вручил шпагу с памятной надписью «Амстердам и Бреда».

Некоторое время Александр Христофорович оставался при армии: командовал бригадой, дивизией, гвардейским корпусом. Он совершенно заслуженно получил чин генерал-лейтенанта, но неожиданно угодил в опалу. После Заграничного похода в армии царило вольнодумство: офицеры открыто говорили о преобразованиях империи, вреде самодержавия, негативном влиянии на Россию крепостного права. Тайных и «полутайных» обществ развелось столько, что их члены порой составляли большинство в офицерских собраниях.

Все эти разговоры Бенкендорфу были не то что не близки, он видел в них прямой путь к развалу империи. В 1821 году он подал Александру I записку о положении дел в дворянской среде, сообщил о существовании тайных обществ, назвал известные ему фамилии членов, а также высказал идеи по борьбе с крамолой. Но вместо ответа от царя Бенкендорф получил… понижение в должности.

Александр I видел в либерально настроенных офицерах себя в молодости. Правда, на серьезные реформы император так и не решился, зато и преследовать вольнодумцев не посчитал нужным. «Не мне их судить», — говорил он.

Голубые мундиры

Восстание декабристов в 1825 году круто изменило судьбу Бенкендорфа. Он оказался одним из тех генералов, которые с самого начала предпринимали все меры для подавления бунта. Затем он принимал деятельное участие в следствии и суде над заговорщиками, заслужив полное доверие нового императора Николая I. Александр Христофорович ни в коем случае не выслуживался, он действительно делал то, что думал.

Для него превыше всего было государство, и у нового царя эти идеи нашли живой отклик. 12 апреля 1826 года Бенкендорф подал императору записку, содержавшую проект учреждения высшей полиции под начальством особого министра и инспектора корпуса жандармов. 25 июня 1826 года он назначен шефом жандармов, а 3 июля — главным начальником III отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии.

С истинно немецкой пунктуальностью он выстроил систему, при которой территория России была поделена на округа, а в каждом из них был назначен жандармский генерал. В каждом регионе были созданы жандармские отделения. «Голубые мундиры» (по цвету формы) должны были проникать в самые отдаленные уголки и предупреждать любые возмущения общественного мнения.

В кратчайшие сроки Бенкендорф создал эффективную машину и успешно ею руководил. На какое-то время он стал чуть ли не правой рукой императора. При этом Александр Христофорович прекрасно понимал, какую репутацию имеет среди либералов, но совершенно не придавал этому значения. Долг и государственные интересы были для него превыше всего.

Но сводить всю деятельность Бенкендорфа на государственной службе к надзору за неугодными — ошибка. Например, он был одним из инициаторов строительства первой в России железной дороги, неустанно боролся с коррупцией, подавал царю весьма здравые записки о нерешенности крестьянского вопроса, истоках антиправительственных настроений, несовершенстве законов.

Но со временем Бенкендорф оказался отодвинут на второй план. Николай I стал меньше бояться заговоров, да и отлаженная Александром Христофоровичем служба работала как часы и без него. Наконец, он пытался вникать абсолютно во все сферы управления, и его интересы стали сталкиваться с интересами других высокопоставленных чиновников.

Не всегда эти конфликты решались в пользу Бенкендорфа, и в 1844 году он испросил отпуск для лечения за границей. Вернуться на родину ему было не суждено: 23 сентября того же года он скоропостижно скончался на борту парохода «Геркулес», следовавшего из Амстердама в Петербург.

Борис ШАРОВ

  Рубрика: Легенды прошлых лет 105 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,211 сек. Потребление памяти:9.02 mb