Гибель великой империи

Автор: Maks Сен 11, 2021

Золотая Орда простиралась от Черного моря до Алтая, от северных пределов Руси до Средней Азии и Кавказа. Империя казалась могучей и незыблемой, но рассыпалась как карточный домик. Почему так произошло?

НАСЛЕДСТВО ЧИНГИСХАНА

Государство, известное как Золотая Орда, было самым большим осколком Монгольской империи, созданной Чингисханом и его преемниками в ходе завоевательных походов первой половины XIII века.

Старший сын Чингисхана — Джучи — получил в качестве наследственного владения огромный улус. В него вошли не только уже покоренные земли, но и те, которые только планировалось завоевать, в том числе и Русь. Правда, до завоевания дело дошло только при Батые, сыне Джучи. Его тяготила власть великого хана, сидевшего в далеком Каракоруме, но основной закон монголов — Яса Чингисхана — был незыблем и удерживал Батыя от того, чтобы объявить себя независимым правителем.

В 1260 году великим ханом стал Хубилай. В его улус входили Монголия, Китай и еще не завоеванная Корея. В богатом и развитом Китае Хубилай изнежился и подзабыл заветы предков. Даже столицу из Каракорума перенес в Пекин. Вожди некоторых племен решили напомнить ему о долге истинного монгола, началась междоусобица.

Хубилай победил, но по единству империи был нанесен мощный удар. В 1266 году власть над улусом Джучи перешла Менгу-Тимуру, внуку Батыя. Он, недолго думая, объявил свои владения независимым государством со столицей в Сарай-Бату. А чтобы нейтрализовать Хубилая, Менгу-Тимур на курултае договорился с правителями других улусов о взаимном признании и союзе против великого хана.

Так родилась на свет Золотая Орда, хотя само название применительно к государству впервые появится только в 1566 году в московской хронике «Казанская история» (никакой Золотой Орды тогда уже не существовало). До этого на Руси ордой называли войско, а Монгольскую империю — просто татарами (правда, с начала XIV века ордой именовали и ставку хана, но не в летописях, а в разговорной речи). Сами же ордынцы всегда использовали название «улус», добавляя либо имя нынешнего правителя, либо одного из предыдущих.

КАЖДЫЙ ВЕРИТ ТАК, КАК ХОЧЕТ

Еще Батый пытался взять все нити управления русскими землями в свои руки. Он был сторонником автономии покоренных народов и не вмешивался в их дела, если выполнялись все условия.

В отношении Руси эти условия были далеко не жестокими. Размер дани татары определили чуть ли не символический (одна Бухара платила в 10 раз больше, чем вся Владимиро-Суздальская земля), собирать ее поручили русским же князьям. Обязательство выставлять военные контингенты в поддержку ханов тоже долгое время носило символический характер.

Но самое главное, что в монгольской верхушке поначалу были очень сильны позиции христиан несторианского толка — и в Каракоруме, и в Сарае. Веротерпимость являлась отличительной чертой ордынцев в первые 80 лет существования государства.

Когда Берке, младший брат Батьи, пожелал принять ислам, Батый отстранил его от контактов с Русью и вообще от прав на престол. Только стечение обстоятельств позволило Берке получить власть в улусе Джучи, да и то на склоне лет.

Не тревожили ордынские ханы и православную церковь, он была им даже удобна, поскольку проповедовала смирение перед светскими властями (в отличие, кстати, от ислама).

Между прочим, татары не только брали от Руси, но и давали. Например, посылали в помощь русским княжествам весьма приличные воинские контингенты в случае внешней угрозы. Так установилось равновесие в отношениях с Сараем. Оно позволило Руси восстановиться от нашествия Батыя.

РЕФОРМАТОР НА ТРОНЕ

На рубеже XIII-XIV веков Золотая Орда находилась на пике своего могущества. Она обладала огромной военной мощью, контролировала торговлю богатейших стран Востока с Европой.

В 1313 году на трон взошел хан Узбек. На первый взгляд, он был толковым и уравновешенным правителем: развивал торговлю, привлекал к своему двору ученых, много строил. В конце концов под влиянием арабских мыслителей задумал масштабную модернизацию.

Хан не только сам принял ислам, но и решил сделать его государственной религией. В 1320 году Узбек заявил, что все неверные должны смириться или умереть. Это была мина замедленного действия, подведенная под основание всей державы. Самая очевидная из возникших проблем — конфликты со множеством племенных вождей и эмиров, не желавших принимать новую веру.

Волнения Узбек подавил, причем с большой кровью. Ордынская элита оказалась расколотой и ослабленной. Были убиты около ста прямых потомков Чингисхана, множество темников, тысячников, сотников. Некоторые города и становища пришлось разорить дотла.

Это был удар и по армии, и по торговле, и по авторитету хана. Некоторые татарские вельможи стали поступать на службу к русским и литовским князьям, иногда со своими отрядами. К тому же массовые расправы над Чингизидами через пару десятков лет породили вал самозванцев, якобы чудом спасшихся в кровавой резне. Пока ханская власть оставалась крепкой, их можно было игнорировать, но как только она пошатнулась, начался хаос.

Приняв ислам, Узбек избрал для Орды систему управления, принятую в мусульманских странах. Если империя первых Чингизидов отличалась минимумом бюрократии и максимально эффективным администрированием, то теперь чиновники плодились, как грибы после дождя.

Кроме того, появился новый привилегированный слой населения — духовенство. А чем в стране больше бюрократов и знати, тем она беднее. От реформ Узбека рядовым степнякам жить стало хуже, так как приходилось содержать за свой счет чиновников и знать.

Чуть позже случилось немыслимое — в Орде появился пост беклярбека, фактически главы правительства. Его мог занять кто угодно, не обязательно Чингизид. Теперь амбициозные выскочки могли узурпировать власть. Так, к примеру, поступил Мамай, взявший под контроль малолетнего хана и правивший от его имени.

ТАКТИЧЕСКИЙ ПРОМАХ

На Руси значения ордынским реформам не придали. Симеоновская летопись сообщает лишь, что «Узбек сел на царстве и обесерменился». «Бесерменами» в XIII веке называли мусульманских купцов, выкупавших у ханов право на сбор дани. Отношение к ним, естественно, было враждебным. В некоторых землях даже вспыхнули бунты, сопровождавшиеся убийством бесерменов.

В Сарае тогда сделали правильные выводы, поручив сбор дани русским князьям. Это позволило попусту не накалять обстановку. А некоторые князья, такие как Александр Невский, вообще проводили курс на союз с Ордой.

Ни Узбек, ни его сын Джанибек не пытались насаждать ислам на Руси. Но Узбек начал активно вмешиваться в отношения русских княжеств между собой, чего со времен Батыя татары старались избегать. Князей стали часто вызывать в Орду, причем для многих из них это была дорога в один конец. Теперь, отъезжая в ставку хана, они заранее писали духовные грамоты (завещания) и наставления наследникам на случай гибели.

Участились неконтролируемые Сараем набеги на русские земли. Узбек попытался развивать институт баскаков — особых чиновников, контролировавших действия местных властей. Если при Менгу-Тимуре это были просто представители хана при княжеском дворе, то теперь они претендовали на реальные полномочия.

В довершение всего Узбек совершил тактический промах — не на того поставил в борьбе между Тверью и Москвой. Поддерживая Москву, хан проглядел, как быстро она расширила границы, окрепла финансово и стала центром притяжения русских земель. А после разгрома Твери в 1327-1328 годах всерьез играть на противоречиях русских княжеств уже не удавалось — бросить вызов Москве было некому.

ЧЕХАРДА В САРАЕ

В 1341 году Узбек умер, и его место занял старший сын Тинибек. Он и его младший брат Хызыр собирались восстановить законы Чингисхана (а заодно и границы его империи) и даже изгнать мусульман из Орды. Но этого не случилось, поскольку еще один сын Узбека — Джанибек — в 1342 году совершил переворот. Старшие братья были убиты, а сам он сел на трон.

Русские летописи называют Джанибека «добрым ханом». В его правление татары совершили всего один набег — на Алексин. В основном Джанибек воевал в Иране, Азербайджане и Крыму, причем успешно. Но в точке наивысшего подъема Орду постигло ужасное бедствие — эпидемия чумы. Она разразилась в 1346 году, когда воины Джанибека осаждали генуэзскую крепость Кафу, выкосила население степной зоны от Алтая до Причерноморья, а затем под именем «черная смерть» опустошила Европу.

От этого удара ордынская держава, слава о которой ходила по всему цивилизованному миру, так и не оправилась. Перелом случился после смерти Джанибека в 1357 году. Узнав о болезни хана, его сын Бердибек бросил все дела в Иране и во главе войска бросился в Сарай. Опираясь на армию, он утвердился на ханском престоле, вырезав 12 своих братьев и множество их сторонников.

Через два года Бердибек сам стал жертвой переворота. Его убили по приказу самозванца Кульпы. Тот начал правление с очередной «зачистки» элиты, но с ним повели войну многие эмиры, пожелавшие стать независимыми правителями. Одним из них был темник Мамай, женатый на дочери Бердибека. Он укрепился в Северном Причерноморье и претендовал на власть над русскими землями.

Мамай не был Чингизидом по мужской линии, а потому не мог стать ханом. Ему приходилось лавировать между претендентами, заключать и расторгать союзы, время от времени вступать в схватки с такими же беклярбеками, как он сам. И так в Орде поступали абсолютно все, кто мог собрать хоть какое-то войско.

Этот период в истории Золотой Орды называют «Великой замятней». С 1359 по 1380 год на престоле в Сарае сменилось 25 ханов. Но запас прочности у ордынской державы был очень велик — даже из такой смуты он смогла выйти, оставшись единым целым.

НА ПОЛЕ КУЛИКОВОМ

В 1377 году в пределах Орды объявился молодой Чингизид — Тохтамыш. За ним следовали войска, предоставленные правителем Мавераннахра (регион в Средней Азии) Тамерланом. С третьей попытки он смог разбить и свергнуть хана Тимур-Малика. Буквально по частям Тохтамыш собрал почти все территории Золотой Орды, кроме Крыма и Днепровских степей, где продолжал править темник Мамай.

Мамай, управлявший подконтрольными ему территориями от имени малолетнего Булак-хана, рассчитывал в борьбе с Тохтамышем на помощь Литвы и русских князей. Но литовцы признали ханом именно Тохтамыша и заключили с ним мир. Не удалось разжиться подкреплениями и на Руси — Москва вообще отказалась платить дань Мамаю и посылать ему войска. Тверской князь, хоть и получил от темника ярлык на великое княжение, на помощь тоже не торопился.

Карательный поход 1378 года закончился для Мамая поражением на реке Воже, а тем временем Тохтамыш шел к устью Дона, грозя отрезать темника от Крыма и добить в половецких степях. Собрав последние силы, Мамай двинулся на Русь, угрожая разорением хуже Батыева, если ему не дадут войска.

На Куликовом поле объединенное русское войско под командованием Дмитрия Донского нанесло поражение Мамаю. О масштабах Куликовской битвы до сих пор много спорят, но дело не в этом. Крах Мамая предопределили даже не военные потери, а гибель Булак-хана. Без этого хана-марионетки темник потерял остатки легитимности в глазах даже своей армии, а не то что Тохтамыша.

Для Руси эта победа стала знаковой. Во-первых, Дмитрий Донской открыто отказался платить татарам дань. Во-вторых, исчез страх перед военной мощью Орды. Таким образом, поражение узурпатора Мамая пагубно сказалось и на авторитете законного правителя Тохтамыша, и на авторитете ордынцев вообще.

УДАР ТАМЕРЛАНА

Золотая ордаВосстановив единство государства, Тохтамыш рьяно взялся за дело. Из руин поднимались торговые города, эмиры приносили присягу. Тохтамыш решил наказать русских за неповиновение и отправился в набег. Казалось, что Золотая Орда восстановила былое могущество и вот-вот вернутся времена Батыя.

Но признаки упадка уже были налицо. Дмитрий Донской бежал из Москвы, однако взять ее силой татары не смогли. Лишь благодаря предательству суздальских князей проникли они за городские стены и сожгли город. Тохтамыш продолжил наступление и потерпел неудачу. Дмитрий собрал в Костроме огромное войско и двинулся навстречу.

Передовые отряды ордынцев повсеместно были разбиты, а под Волоком Ламским около 10 тысяч татар полегли в открытом сражении. Тохтамыш не рискнул сразиться с основными силами и повернул в степи. Вместо нового Батыева нашествия получилась неубедительная демонстрация. Но мнимые успехи вскружили Тохтамышу голову. В 1385 году во главе 90 тысяч воинов он вторгся в Иран, где столкнулся с противодействием его былого благодетеля — Тамерлана. Тот не был Чингизидом, поэтому, по мнению Тохтамыша, не мог считаться серьезным соперником.

Тохтамыш ошибался. Он стал терпеть поражение за поражением. Через некоторое время уже Тамерлан во главе 200-тысячной армии вторгся в пределы Орды. Тохтамыш применил тактику выжженной земли, рассчитывая измотать противника и собрать войска. Тамерлан настиг его на реке Кондурче и заставил вступить в бой.

Тут и выяснилось, что ордынская армия безнадежно устарела. Тохтамыш был разбит наголову и бежал.

Ордынский хан не смирился с поражением и в 1395 году дал Тамерлану еще одно сражение. Битва на Тереке может смело претендовать на звание самого крупного сражения Средневековья, ведь с обеих сторон были задействованы почти 250 тысяч воинов.

В тяжелейшей схватке Тамерлан одержал победу. Исход дела решила его тяжелая пехота, которой у Тохтамыша просто не было.

Тамерлан прошелся по землям Орды и стер с лица земли Сарай и еще множество городов. Он посадил на трон своего ставленника; хуже того, экономическое могущество Орды оказалось уничтоженным: торговые пути с Востока на Запад переместились южнее — в Среднюю Азию, Персию и Сирию.

ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЯ

Тохтамыш, поскитавшись по степям, нашел приют у литовского князя Витовта. До конца жизни он оставался марионеткой в чужих руках и вынужден был сражаться против собственного народа.

В 1399 году хан Тимур-Кутлуг потребовал выдать Тохтамыша, но Витовт отказал. Литовский князь хотел воспользоваться конфликтом в Орде, чтобы поставить ее под свой контроль.

На Ворскле встретились литовская армия и войско темника Едигея, союзника Тимур-Кутлуга. Витовт потерпел такое поражение, что на многие годы забыл о какой-либо экспансии. Первым с поля боя бежал отряд Тохтамыша. Из претендента на трон он превратился в командира наемников.

Победа при Ворскле отсрочила распад Золотой Орды, но изменить ничего уже не могла. Успехи Едигея на этом закончились. Поход на Русь в 1408 году провалился. Татары хоть сожгли множество городов, но от Москвы вынуждены были отступить. Вместо дани за 28 лет они довольствовались тремя тысячами рублей, которые предложил им московский князь Василий I.

В 1412 году на трон Золотой Орды все же сел сын Тохтамыша. Но от былого величия ничего не осталось. С 1420 года начался распад некогда великой империи. Первым отложилось Сибирское ханство, за ним — Узбекское, Казанское, Крымское, Казахское, Ногайская Орда. К моменту смерти хана Кичи-Мухаммеда в 1459 году от Золотой Орды остался крошечный улус в донских степях, носивший гордое название Большая Орда.

Хан формально считался старшим среди правителей других татарских государств. Но если Кичи-Мухаммеда еще хоть как-то уважали, то его сын Ахмат авторитетом не пользовался. Он потерпел неудачу в попытках вернуть Крым и решил поправить дела походом на Русь.

Но в 1472 году татары были разбиты, а в 1480-м они безуспешно простояли на реке Угре, так и не вступив в схватку с русскими войсками. Вскоре Ахмат был убит ногайцами, а его улус превратился в Астраханское ханство.

Осколки Золотой Орды просуществовали еще некоторое время, пока не были поглощены Московским государством. Дольше всех продержалось Крымское ханство, да и то исключительно благодаря турецкой помощи. Реформы хана Узбека за каких-то полтора века привели процветающую империю к полному краху.

Борис ШАРОВ

, , , ,   Рубрика: Историческое расследование 61 раз просмотрели




Best-Hoster.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:34. Время генерации:0,175 сек. Потребление памяти:9.1 mb