Голубая кровь

Автор: Maks Дек 12, 2022

Чем определяется истинный аристократизм? Титулами и голубой кровью? Или стойкостью духа и чувством собственного достоинства, которые невозможно уничтожить никакими унижениями? Потомственная дворянка Мария Капнист доказала второе.

Тот, кто смотрел в детстве приключенческий фильм «Бронзовая птица», наверняка помнит зловещую черную фигуру пожилой дамы с гордой осанкой, которую пионеры окрестили «графиней». Правда, дама оказалась всего лишь экономкой графов Каратаевых, а вот актриса, сыгравшая ее, была самой настоящей графиней.

Благородное происхождение

Она шокировала окружающих экстравагантными нарядами, обожала носить замысловатые головные уборы. Одним словом, вела себя, как выразилась ее дочь, «как экзотическая птица, залетевшая в курятник». А тех, кто насмехался над чудаковатой старухой, она ставила на место словами: «Не смейтесь над старостью человека, молодости которого вы не видели».

И правда, она невольно привлекала взгляды своей нестандартной внешностью: глубокие морщины, перечеркнувшие лицо, хищный крючковатый нос и горящие черные глаза — вылитая ведьма! Режиссеры сходили с ума — вот это типаж, вот это грим! И мало кто знал, что ее лицо — вовсе не результат работы гримера, а след 15 лет советской каторги. А ведь начиналось все совсем по-другому…

Род Капнистов берет свое начало от греческого полковника Петра Капниссиса, который служил при дворе венецианского дожа. Его сыну Стомателло был пожалован титул графа, который перешел к его сыну Христофору, а затем к внуку Петру. Последний в 1711 году перебрался в Россию и поступил на службу к Петру I уже под фамилией Капнист.

Капнисты прижились в России, род разветвлялся и обрастал потомками, и вот уже граф Ростислав Ростиславович Капнист сочетался браком с Анастасией Дмитриевной Байдак, а 22 марта 1913 года у них родилась дочка Маша — пятый ребенок в семье. Время было золотое: Капнисты имели собственный особняк на Английской набережной в Петербурге, где часто бывал знаменитый Федор Шаляпин — друг семьи, поклонник матушки, и ставились домашние спектакли.

Но эту счастливую жизнь сметает революционный вихрь 1917 года, от которого семья бежит в еще пока тихий Крым, где в Судаке у них сохранилось имение на 70 комнат и продолжение дворянской жизни. Но только до 1921 года. Красный террор настигает их и здесь. Ростислава Ростиславовича расстреляли. Особняк был разграблен и разрушен. Старшая сестра Лиза гибели отца не перенесла и скончалась от сердечного приступа. Тетю убили на глазах у девочки. А мать, Анастасия Дмитриевна, вместе с оставшимися детьми, вынуждена была прятаться по оврагам. К счастью, им помогли местные татары: переодели в национальную одежду, выдали за своих.

В 16 лет Мария с матерью вернулись в Ленинград. Знакомство с Сергеем Мироновичем Кировым помогло матери устроиться на работу, дочь смогла учиться. Так Мария оказалась сначала в театральной студии, а потом и в театральном институте. У девушки обнаружился явный талант, который дал ей возможность выходить на сцену Ленинградского драматического театра имени Пушкина в небольших ролях. Казалось бы, все ужасы позади, впереди только успех и счастье. К тому же в Ленинграде она встретила друга своего детства — инженера Георгия Холодовского, которого знала еще по Судаку. Между ними завязались романтические отношения.

Все оборвали роковые выстрелы в Смольном в декабре 1934 года: был убит Киров. В Ленинграде началась повальная чистка. Всплыло дворянское происхождение Марии, за которое ее отчислили из театрального института. Пришлось окончить финансово-экономический техникум в Киеве и работать бухгалтером.

Первый срок

А 27 августа 1941 года первый арест настигает и Марию: восемь лет лагерей по статье «антисоветская пропаганда и шпионаж». Один лагерь сменял другой. Где-то ее опускали в бочке на веревках в угольную шахту — на 60 метров под землю, где она рубила каменные пласты киркой, где-то приходилось делать саманные кирпичи, а где-то ждал лесоповал.

За отказ стать наложницей начальника лагеря ее как-то бросили в мужской барак. От страха Мария швырнула в лицо отпетым уголовникам обвинение, что пока другие воюют, они сидят на нарах и кормят вшей. Мужики взбесились: кто-то требовал немедленной расправы над дерзкой девчонкой, другие восхитились ее смелостью. Началась драка. На шум прибежали охранники и утащили Марию обратно в женский барак. Чтобы начальство больше не приставало, Мария втирала в кожу лица угольную пыль — потом она не смывалась долгие годы.

Второй срок

Мария КапнистВ 1949 году вопреки всему, в тюремной больнице Степлага в Казахстане у Марии Ростиславовны родилась дочка Рада. Родилась чудом — беременных зэчек отправляли на аборт, но Мария отказалась, и тогда охранники словно озверели — начали ее избивать, обливать ледяной водой, а то и окунать в ледяную ванну.

Кто отец девочки — для всех оставалось тайной. Только уже после смерти матери Радислава нашла в ее бумагах фотографию инженера Яна Волконского, из польских шляхтичей. Он был влюблен в Марию и однажды примчался на коне, чтобы вырвать ее из огня, когда в степи, где работали заключенные, вспыхнул пожар. Но счастья не получилось — Ян был расстрелян.

Кстати, свой второй срок — 10 лет каторги Мария получила именно за Раду: когда девочке было два года, ее забрали в лагерный детсад, и однажды Мария увидела, как воспитательница издевается над ребенком со словами: «Я из тебя выбью врага народа!» Она бросилась на садистку, защищая свое дитя. Как потом оказалось, воспитательница была любовницей кого-то из начальства.

В одном из лагерей судьба свела Марию Ростиславовну с другой легендарной женщиной — Анной Васильевной Тимиревой, гражданской женой адмирала Колчака. Между ними завязалась настоящая женская дружба назло всему. Вдвоем они ставили по ночам спектакли — это стало спасительной отдушиной и помогало держаться.

Не оставлял Марию и Георгий Холодовский — чудом находил ее во всех лагерях и передавал посылки. Но счастья не получилось и с ним. В 1956 году Мария Ростиславовна вышла на свободу, и Георгий Евгеньевич встречал ее на вокзале с огромным букетом. И не узнал — прошел мимо. Еще бы, ведь в свои 43 года выглядела Мария на все 70. Холодовский сунул ей букет со словами: «Вас не встретили, и я не встретил ту, которую ждал». Развернулся и пошел прочь. Мария в отчаянии окликнула его, мужчина опомнился, но… было уже поздно — она восприняла его поведение как предательство. Георгий много раз делал ей предложение, но простить его она так и не смогла.

Из семьи Марии почти никого не осталось: один из ее братьев утонул, второй сгинул в лагерях и только третий, от греха подальше, сменил фамилию на Копнист.

Оставалась только дочка Радислава, которую до 10 лет воспитывала другая женщина, тоже прошедшая через лагеря и вышедшая на волю раньше Марии, — Валентина Ивановна Базавлук. Встреча матери и дочери была непростой: Рада почти не помнила родную мать и долго не могла ее признать. К счастью, постепенно они смогли понять друг друга, и Мария Ростиславовна говорила дочери: «Ты, Радочка, одна осталась из рода Капнистов, храни его традиции».

Жизнь с начала

На воле пришлось начинать жизнь с нуля. Вернувшись в Киев, Мария Ростиславовна устроилась дворником, ночевала на вокзале, в телефонных будках, в скверах. Но актерская судьба все-таки нашла ее. Как-то она стояла в своей телогрейке и полинявшем платке у киностудии имени Довженко, ее увидел режиссер Юрий Лысенко и предложил сыграть роль игуменьи в фильме «Таврия». Так началась ее кинематографическая жизнь.

Больших ролей у Марии Ростиславовны не было, но снималась она много: ей доставались ведьмы, волшебницы, странные пожилые дамы. Ту же ее «графиню» из «Бронзовой птицы», Наину из «Руслана и Людмилы» или мелькнувшую на миг старую цыганку из сериала «Цыган» забыть невозможно, а всего таких ролей у нее набралось около 120. В 1988 году Мария Капнист даже была удостоена звания заслуженной артистки Украинской ССР.

Но лагерное прошлое все-таки настигло несломленную женщину. После жутких шахт Казахстана у нее появилась клаустрофобия: она боялась спускаться под землю, даже если это был всего лишь невинный подземный переход. 80-летняя графиня переходила проспект Победы в Киеве, рядом с киностудией имени Довженко, когда ее сбила несущаяся машина.

Свой последний покой ее сиятельство Мария Капнист обрела на фамильном кладбище в селе Верхняя Обуховка Полтавской области. Как любой уважающий себя дворянский род, Капнисты имели свой девиз: «В огне непоколебимые». Мария Капнист подтвердила эти слова своей жизнью.

Марина КЛЮКИНА

  Рубрика: Женщина в истории 148 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:48. Время генерации:0,240 сек. Потребление памяти:9.34 mb