Бенуа: богемная фамилия

Автор: Maks Дек 12, 2022

Крестьянский сын Луи Жюль Бенуа в 1794 году бежал из революционной Франции. В России он сделал неплохую карьеру — стал метрдотелем при дворе Павла I. А кроме того, основал династию, давшую множество видных деятелей культуры.

КРЕСТНИК ИМПЕРАТРИЦЫ

В России Луи Жюль Бенуа (1770-1822) женился на немке Анне-Катерине Гропп. У них родилось 18 детей, из которых, правда, до зрелого возраста дожили не все.

Самая большая известность выпала на долю Николая Бенуа (1813-1898), появившегося на свет в Санкт-Петербурге в то время, когда русская армия маршировала по Европе, освобождая ее от власти Наполеона.

Глава семейства — Луи Жюль, ставший Леонтием Николаевичем, — продолжал службу при дворе вдовствующей императрицы Марии Федоровны (жены Павла I) и даже сумел заполучить ее в крестные матери для своего сына. Сына Николая он устроил в немецкую школу Петришуле, а затем (опять же с помощью августейшей покровительницы) определил «на казенный кошт» в Академию художеств «для изучения архитектуры». Учился юноша хорошо, неоднократно поощрялся наградами. За дипломную работу — проект «Училище правоведения» — удостоился Большой золотой медали.

Такое отличие давало право на шестилетнюю стажировку за границей, но до этого следовало пройти трехгодичную строительную практику. Николай Бенуа проходил ее под началом знаменитого архитектора Константина Тона, участвуя сначала в строительстве церкви лейб-гвардии Семеновского полка, а затем и в работах по возведению колоссального храма Христа Спасителя.

Аттестации он получил самые отличные и перед отъездом за границу был представлен самому Николаю I. В следующий раз с императором Бенуа пересекся спустя четыре года в итальянском городке Орвието. Царь тогда путешествовал по Европе, а Николай Леонтьевич в этом городке вместе с четырьмя товарищами занимался кропотливой работой по обмеру собора. Местный муниципалитет выбил в честь русских зодчих памятную медаль, что Николаю I очень понравилось.

В общем, когда Бенуа вернулся в Россию, он сразу получил место в дворцовом ведомстве. Правда, первые заказы были в буквальном смысле невелики — например, проект католического алтаря из малахита для короля Сардинии Карла Альберта. Но уже следующий заказ он выполнил самым сенсационным образом. Возведенные в готическом стиле здания конюшен в Петергофе, несмотря на свое утилитарное предназначение, затмили многие более важные объекты «российского Версаля».

Став главным архитектором Петергофа, Николай Леонтьевич украсил его еще двумя весьма приметными зданиями — Фрейлинским корпусом и железнодорожным вокзалом. Позже Бенуа проектировал вокзалы и на соседних станциях — в Стрельне, Сергиеве, Красном Селе. Несколько раз Николаю Леонтьевичу довелось трудиться совместно с другим известным зодчим — Альбертом Кавосом. На его дочери Камилле он и женился.

С возрастом работа в царской резиденции стала казаться Николаю Леонтьевичу утомительной, и он перешел на объекты менее хлопотные, предназначенные, например, для лесного ведомства или для монастырей. Впрочем, время от времени Бенуа снова активизировался: при Александре II, скажем, в течение 10 лет являлся главным архитектором императорских театров.

Вообще жизнь Николая Леонтьевича складывалась на редкость благополучно, и умер он в преклонном 85-летнем возрасте, окруженный всеобщим почетом и уважением.

А вот его потомкам пришлось пережить немало испытаний.

ОБВИНЕНИЕ В ШПИОНАЖЕ

Старший из сыновей Николая Леонтьевича — Альберт Николаевич (1852-1936) — учился там же, где и отец, на архитектурном отделении Академии художеств. Первые самостоятельные работы выполнял в Петербурге. В 1883 году сопровождал семью Александра III во время путешествия по финским шхерам, что, конечно, сильно приподняло его реноме в газах современников.

Затем Альберт Николаевич совершил путешествие по Европе, где увлекся акварельной живописью, и это увлечение стало главным его делом. Вернувшись в Петербург, он снискал известность работами по темам русской истории. Много и увлеченно иллюстрировал русскую классику. Но больше всего ему удавались городские парадные пейзажи.

Революцию Альберт Николаевич встретил спокойно и получил должность заведующего Музеем прикладного искусства Комиссариата торговли и промышленности. Однако постепенно уживаться с советской властью ему стало все труднее, и в 1924 году он эмигрировал в Париж по вызову своей старшей дочери — певицы Марии Черепниной (1876-1958). В последние месяцы жизни из-за болезни ног Альберт Бенуа был прикован к постели, но дочь и зять (композитор Николай Черепнин) заботливо за ним ухаживали.

От брака с талантливой пианисткой Марией Кинд, помимо упомянутой Марии Черепниной, у Альберта Николаевича была еще одна дочь — Камилла (1879-1959), вышедшая замуж за генерала Дмитрия Хорвата. Этот седобородый генерал долгое время руководил проходившей по территории северного Китая железной дорогой (КВЖД), довольно успешно ограждая ее от внешних катаклизмов. Под крылом сестры и шурина укрылся от революционных вихрей сын Альберта Николаевича — Альберт Альбертович, скончавшийся в 1930 году в Пекине.

А вот судьба другого сына — Николая-Карла Бенуа (1881-1938), — оставшегося в Советской России, сложилась трагично. В отличие от родственников, он был не «лириком», а «физиком», причем в самом буквальном смысле. До революции являлся совладельцем механического завода и даже продолжал руководить им после 1917 года в качестве «арендатора». Считается основателем советской радиоразведки.

Вместе с женой Серафимой Лушкиной в 1938 году Николай-Карл был арестован и расстрелян по обвинению в шпионаже. Судьба одного из их сыновей — Николая — неизвестна. Другой — Денис — сидел в лагерях. Позже был реабилитирован сам и добился реабилитации родителей.

МАДОННА В ПРИДАНОЕ

Наследником Николая Леонтьевича Бенуа по архитектурной линии стал второй сын — Леонтий Николаевич (1856-1928). Подобно отцу и брату он тоже учился на зодчего в Академии художеств, неоднократно поощрялся наградами, а на выпуск получил золотую медаль за проект «Инвалидный дом на 1000 человек нижних чинов и 50 офицеров».

Женился Леонтий Николаевич на дочери состоятельного астраханского рыботорговца Марии Сапожниковой, причем в качестве приданого получил половину поместья Котлы, а также приобретенное тестем полотно Леонардо да Винчи, известное как «Мадонна Бенуа».

Звание профессора архитектуры Леонтий Николаевич получил за проект церкви Святого Георгия в городе Гусь-Хрустальном. Став преподавателем в Высшем художественном училище при Академии художеств, он, видимо, под влиянием брата Альберта восстановил в учебной программе акварельный рисунок.

К советской власти Леонтий Бенуа в целом относился лояльно, но в 1921 году был арестован с сыном и двумя дочерьми по делу «Петроградской боевой организации В.Н. Таганцева». К счастью, в отличие от других фигурантов этого дела (включая поэта Николая Гумилева), никого из Бенуа не расстреляли.

Умер Леонтий Николаевич в Ленинграде и первоначально был похоронен в некрополе Новодевичьего монастыря. Позже его прах перезахоронили на Литераторских мостках Волковского кладбища.

В Петербурге по его проектам было построено несколько не очень больших, но знаковых объектов, включая так называемый корпус Бенуа, входящий в комплекс зданий Русского музея.

У Леонтия Николаевича было восемь детей. Дочь Елизавета и сын Владимир умерли в детском возрасте. Старшая из дочерей — Нина (1880-1959) — вышла замуж за известного мастера по изготовлению мозаик Владимира Фролова, скончавшегося в блокадном Ленинграде.

Вторая дочь — Ольга (1882-1973) — эмигрировала в Финляндию, где выпустила книгу о своем семействе. Третья дочь — Екатерина (1883-1970) — вышла замуж за архитектора Людвига Шрётера. Два их сына и две дочери тоже пошли по художественной линии, хотя особой известности не снискали.

Двое сыновей Леонтия Бенуа — Николай (1885-1961) и Александр (1891-1919) — во время Гражданской войны сражались на стороне белых. Александр погиб в бою с красными, Николай эмигрировал в Канаду.

Кому удалось в эмиграции вписаться в европейскую богему, так это младшей дочери Леонтия Бенуа — Надежде (1896-1975). В Англии она снискала признание как сценограф. В браке с дипломатом и журналистом Ионой Устиновым родила сына Питера — знаменитого актера и режиссера.

Эту семейную линию продолжает скульптор Игорь Устинов — автор статуэтки Benois de la danse — главного приза одноименного балетного фестиваля. А фестиваль назван в честь Александра Николаевича Бенуа (1870-1960) — сына Николая Леонтьевича и брата Леонтия Николаевича.

ГЛАВНЫЙ В «МИРЕ ИСКУССТВА»

Николай БенуаАлександр Николаевич был неплохим художником, но широкую известность снискал в качестве искусствоведа и идеолога объединения «Мир искусства».

Не отступая от семейной традиции, он тоже поступил учиться в Академию художеств, но в качестве вольнослушателя. Более того, курс не закончил, заявив, что настоящим художником можно стать, лишь непрерывно работая и познавая жизнь.

Зато Александр Николаевич окончил юридический факультет Петербургского университета, что в любом случае позволяло уверенно чувствовать себя в жизни.

Выставлять работы он начал в 1893 году, а через год дебютировал как критик и теоретик искусства, написав главу о русских художниках для изданного в Германии сборника «История живописи XIX века».

В 1896-1898 годах Александр Бенуа совершил поездку во Францию, в ходе которой, по собственному признанию, расстался «со всякими ненужными пережитками юности и с остатками своего «провинциализма», выражавшимися в известной бестолковости, сумбурности и узости моих художественных восприятий».

Из Франции он привез версальскую серию акварелей «Последние прогулки Людовика XIV», имевшую большой успех у публики. Три акварели были приобретены Павлом Третьяковым.

Почувствовав себя уверенно, Александр Бенуа вместе с Сергеем Дягилевым и Константином Сомовым начал издавать журнал «Мир искусства», ставший не просто журналом, а своего рода штабом по продвижению различных художественных проектов, касавшихся живописи, скульптуры, прикладного искусства, архитектуры, народных промыслов, книжных иллюстраций, графики, оформительского искусства.

Со временем появились два новых журнала — «Старые годы» и «Художественные сокровища России», так что «Мир искусства» начал превращаться в издательский холдинг.

Сам Бенуа «выстрелил» в 1903 году иллюстрациями к «Медному всаднику» Пушкина. Эти иллюстрации хоть и были заклеймены как декадентские, но все равно произвели фурор. Другой классической его работой стала «Азбука в картинках».

Известность Бенуа росла, не ограничиваясь родными пределами. Александр Николаевич правильно уловил интерес Европы к русской тематике, тем более что продвигал он ее в разных формах, вплоть до поставленных его другом Сергеем Дягилевым балетов, в которых он сам выступал художником-оформителем. Да и все творчество Бенуа было связано не только в Россией, но и с Европой, так что по его литографиям любой мог увидеть, что Версаль и Петергоф, «король-солнце» и царь-плотник — это грани одного целого.

ЖЕНА С ИЗЮМИНКОЙ

После Февральской революции Александр Николаевич продолжал бурную культурную деятельность, руководил картинной галереей Эрмитажа, ставил спектакли в Большом театре. Однако в Советской России ему становилось все душнее. В 1925 году он принял участие в Международной выставке современных декоративных и промышленных искусств в Париже, ненадолго вернулся на родину, а потом уехал во Францию уже окончательно.

Бенуа много работал в миланском оперном театре Ла Скала, иллюстрировал книги.

Но востребованность его постепенно падала. Например, иллюстрации к «Капитанской дочке» при жизни он так и не увидел в опубликованном виде.

Александр Николаевич женился на девушке из творческой богемной семьи Анне Кинд — родной сестре жены своего старшего брата Альберта. В отличие от мужа-католика Анна была лютеранкой. Ходили слухи, что, проникнувшись идеями Достоевского, супруги вместе перешли в православие, но все их дети были крещены в католичестве.

Анна была не то чтобы красивой, но симпатичной, с изюминкой, поэтому ее часто рисовали художники, включая Леона Бакста, Валентина Серова, Зинаиду Серебрякову, Константина Сомова, Мстислава Добужинского, не говоря уже о муже. Вместе супруги прожили около 60 лет.

В счастливом браке родились дочери Анна-Камилла-Елизавета (1895-1984) и Елена (1898-1972), семейная жизнь которых тоже сложилась в целом удачно. Правда, первая была замужем один раз, а вторая — четыре. Продолжателем династии по мужской линии стал сын Николай (1901-1988) — театральный художник, работавший во Франции и Италии, а в 1970-х годах и в Советском Союзе.

ДОМ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ

Еще одна заслуживающая внимания линия Бенуа шла от младшего сына царского метрдотеля — Юлия Леонтьевича (1820-1898). У него был сын Юлий Юльевич (1852-1929). Он окончил в Петербурге немецкую гимназию Карла Мая, затем (как и многие Бенуа) учился на архитектурном отделении Академии художеств и снискал известность в качестве зодчего.

Но Юлий Юльевич двигался больше по чиновничье-предпринимательской линии, проектируя казенные и промышленные здания и выступая компаньоном в различных компаниях. А лучшую прибыль приносили доходные дома. Спроектированный им (вместе с еще двумя Бенуа — Леонтием Николаевичем и Альбертом Николаевичем) Дом Бенуа на Каменноостровском проспекте в Петербурге можно считать своего рода рекордсменом по количеству обитавших в нем знаменитостей: партийные деятели Григорий Зиновьев и Сергей Киров, маршалы Борис Шапошников и Леонид Говоров, композитор Дмитрий Шостакович, актер Борис Бабочкин.

Как ни странно, предпринимательские способности Юлий Юльевич сумел реализовать даже при советской власти, во времена НЭПа став совладельцем лесного кооператива. А умер он вовремя — в 1929 году, когда НЭП как раз сворачивали. Носителей фамилии Бенуа, занимавшихся искусством, было так много, что их часто путали. Но сама фамилия в художественном мире давно стала брендом.

Олег ПОКРОВСКИЙ

  Рубрика: Династии 126 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:48. Время генерации:0,227 сек. Потребление памяти:9.4 mb