Империя Берии

Автор: Maks Апр 18, 2022

Объем власти, которую сосредоточил в своих руках Лаврентий Берия, поражает воображение. Номинально к концу войны он числился сталинским заместителем, но уже тогда его реальная власть была больше, чем у вождя. И, что удивительно, Сталин не только мирился с этим, но всемерно способствовал увеличению его могущества. Поэтому вопросы о том, кого Сталин видел своим преемником, могут только позабавить: кого еще-то? Кого, кроме человека, который фактически выиграл войну, а в послевоенное время заложил основы могущества не только СССР, но и постсоветской России?

В России, кстати, нет ни одного памятника Берии. Говорят, а Арзамасе-16 есть портрет, но в такой конторе, в которую обычный человек не войдет. Чекисты предали своего наркома, а вот ученые оказались потверже…

Грузинское «чудо»

Свою карьеру руководителя Лаврентий Берия начинал в ЧК — ГПУ. Военизированной организации, которая, в отличие от армии, не готовится к грядущим боям, а воюет здесь и сейчас, постоянно и непрерывно. Это, знаете ли, сказывается на стиле руководства.

Первое из чудес менеджмента Берия показал на посту первого секретаря Закавказского комитета ВКП(б), хозяина маленького, но значимого и очень сложного региона. Когда новый хозяин принял Закавказье, оно, несмотря на десять лет советской власти, все еще оставалось нищей окраиной России. Плохо с промышленностью — ее, как таковой, почти и не было. Плохо с уровнем жизни, со здравоохранением, с образованием. Плохо с сельским хозяйством — земли мало, население в основном питается кукурузной кашей — мамалыгой, от коллективизации толку никакого. С управлением вообще беда — каждый уездный глава ведет свою политику сообразно интересам своего клана.

Этот вопрос Берия решил просто — вместо того чтобы приводить в чувство уездных владык, там, где секретари райкомов его не устраивали, он заменил их на бывших работников ОГПУ. Какой ужас, правда? Везде насажал своих людей, да еще из органов! Зато бериевское ОГПУ работало как хорошо отлаженный механизм, там были кадры, которые он школил десятилетие, и таким простым способом новый первый секретарь добился управляемости республики. Правда, обиженных было много — но тут уж одно из двух: либо работать, либо нянчиться с уважаемыми, но неумелыми людьми.

Так он действовал и дальше: приходя на новую должность, расставлял своих людей на ключевые посты, те начинали активно подбирать уже свои кадры, и за считаные месяцы была готова работоспособная структура, которой по плечу оказывались любые задачи. Даже невыполнимые.

Команда Берии на всех этапах пути ее командира прирастала новыми людьми, но ядро ее сформировалось еще в 20-е годы, в ГПУ Грузии. Все они были, по меркам того времени, образованными людьми.

Образованные люди

Сам Лаврентий Берия имел незаконченное высшее образование, мечтал и всерьез готовился стать архитектором — но не вышло. Всеволод Меркулов, многолетний заместитель Берии, его второе «я», имел три курса физико-математического факультета Петроградского университета, Владимир Деканозов — три курса медицинского, братья Кобуловы — один окончил гимназию, второй почти окончил торговую школу, но помешала война, и т.д.

Методы Берии были просты — но почему-то до такого не додумывались раньше. Вот, например, сельское хозяйство. В 1931 году, несмотря на все нажимы, в колхозы в Грузии было объединено всего лишь 36% крестьянских хозяйств. Новый глава Закавказья ликвидировал Колхозцентр, заменив его наркоматом земледелия. Больше в колхозы никто никого не загонял. Хочешь сажать на своей десятине земли кукурузу — флаг в руки!

А потом Берия сделал ход конем. В колхозах стали растить не зерно, а те культуры, которые нигде больше в России не росли, — чай, цитрусовые, табак, элитные сорта винограда. Чай в Грузии выращивали и раньше, мандарины тоже росли здесь давно — но никто не додумывался сделать на них ставку. Культуры были дорогие, на агрономов правительство не скупилось, и через несколько лет колхозы Грузии стали богатеть. В 1936 году их общий доход составил 235 миллионов рублей, а в 1939 году — более 500 миллионов. Видя такое дело, крестьяне без всякого принуждения пошли в колхозы. К 1939 году в них было объединено 86% крестьянских хозяйств.

И так во всем. Уже в годы первых пятилеток маленькая Грузия заняла первое место в СССР по пищевой промышленности — производству вина, переработке чая, консервированию плодов. Возьмем, например, чай. При Берии в республике было выстроено 35 чайных фабрик. Раньше оборудование для них ввозилось из-за границы, но вскоре производство этих машин освоил Батумский машиностроительный завод. Или нефть: именно с подачи Берии началось бурение шельфов в Каспийском море. Кстати, тогда его обвинили в… расточительстве. Мол, зачем бурить море, когда на земле дешевле?

Тогда же Грузия стала и «курортной столицей СССР» — началось массовое строительство санаториев всех уровней, от центральных здравниц до домов отдыха отдельных предприятий.

Одной из самых трудных проблем предвоенного СССР было образование. В конце XIX века уровень грамотности в Грузии составлял всего лишь около 20%. К 1938 году Грузия по уровню образованности населения выходит на одно из первых мест в Советском Союзе, по числу студентов на тысячу человек населения обогнав Англию и Германию.

Читатели постарше еще помнят, что при социализме закавказские республики были самыми богатыми в СССР. Они разбогатели не сами собой, а стали такими при Берии. Но, безусловно, вопреки его кровавому руководству — примерно так, как война была выиграна вопреки Сталину.

Мастер невозможного

Лаврентий Берия и Иосиф СталинВ 1938 году Берию переводят в Москву. Сперва на должность наркома внутренних дел — надо было срочно нормализовать взбесившийся от безнаказанности наркомат. Но практически сразу он становится заместителем Сталина по Совнаркому, курирует нефтяную и лесную промышленность, цветную металлургию — сложнейшая отрасль, многие тысячи позиций. Как выясняется из документов начала войны, именно Берия занимался и мобилизационной работой — переводом предприятий на военные рельсы. Сложнейшее дело было продумано до мелочей и реализовано как по нотам. Берия занимался и перебазированием оборонной промышленности из угрожаемой зоны — а это операция, которую Гитлер даже приблизительно не учел в плане «Барбаросса», поскольку ни один нормальный человек не счел бы ее возможной. Вывезти станки, оборудование, людей — да, может быть, но снова запустить их на новых площадках, не только догнать, но и увеличить довоенный выпуск продукции? Невозможно, не учтено врагом — но выполнено и обеспечило победу.

Казалось бы, придя в правительство, Берия должен сделать что? Пересадить свою команду в соответствующие наркоматы. Ничего подобного. Люди Берии по-прежнему почти все оставались в НКВД. И не просто так.

Одной из основных проблем в СССР была проблема власти — не той, что в Кремле, а той, что на местах. Властей было две — государственная и партийная, и обе работали так себе. Для мирного времени сойдет, но в войну была опасность (и она сплошь и рядом становилась реальностью), что обе ветви власти посыплются. Берия не стал нормализовывать существующую систему — для этого просто не было времени. Он создал третью, кризисную власть. Если властные структуры работали — ничего не происходило. Если не справлялись — приходили чекисты, наводили порядок (полномочия они имели огромные) и уходили обратно в свои кабинеты. Не расстрелами, естественно, наводили — расстрелами в такой ситуации можно только все дезорганизовать, — а просто брали управление в свои руки.

НКВД был огромен: госбезопасность, милиция, свои войска, система тюрем и лагерей, множество «попутных» нагрузок, вроде пожарного или архивного дела. Редко какой глава государства решится дать такую власть в руки одному человеку, обычно заводят множество конкурирующих между собой служб. Сталин рискнул — и не прогадал. Опираясь на стальную чекистскую сеть, Берия обеспечивал работу всех значимых структур СССР. К началу 1942 года он настроил советский оборонный комплекс, отрегулировал, как регулируют, сложные механизмы, и военная промышленность начала набирать обороты. Ресурсы Советского Союза были настолько колоссальны, что дальнейшая война представляла, по сути, агонию Третьего рейха.

Весной 1943 года, после Сталинградской битвы, когда исход войны стал несомненным, НКВД был разделен на три наркомата: собственно НКВД, НКГБ и военная контрразведка Смерш. Берия руководил первым из них (снова множество самых разнообразных позиций). По чекистской работе он не скучал — он ее никогда и не любил. Да и занимался давно совсем другими делами.

Отец советской оборонки

После войны Берия окончательно ушел из НКВД. Он по-прежнему оставался заместителем Сталина по Совету министров, но главным его делом стал так называемый спецкомитет. Работы по созданию атомной бомбы полным ходом шли и в США, и в СССР, но возможности были слишком неравными. После того как в августе 1945 года американцы продемонстрировали всему миру атомную бомбу, стало ясно: медлить нельзя. После бомбардировки Хиросимы и Нагасаки и был создан спецкомитет. Кому поручить это дело? Ну ясно кому. А вскоре Берия руководил всеми новыми оборонными разработками (и не только оборонными — ясно ведь, что космическая программа началась не при Хрущеве).

А вот его люди совершили странный кульбит. Кое-кто остался в органах, но самые близкие из близких оказались в созданной после войны конторе под названием «Государственное управление советским имуществом за границей» (ГУСИМЗ). Организация эта считалась чисто коммерческой, вот только возглавлял ее бывший министр ГБ Меркулов, заместителем у него был человек, долгое время являвшийся правой рукой Берии, — Богдан Кобулов, кадрами ведал бывший начальник следственной части по особо важным делам Лев Влодзимирский, и на работу туда старались набирать выходцев из МГБ (это министерство после войны резко сузило поле деятельности и занималось только обеспечением государственной безопасности).

Коммерсанты, да… От этой «коммерческой» конторы за версту несет спецслужбой — но какие задачи она выполняла? Догадаться нетрудно: новой высокотехнологичной советской оборонке требовалась собственная внешняя разведка, работу такой сложности обычные спецслужбы просто не потянут.

Но самый удивительный зигзаг выписала карьера многолетнего заместителя Берии Всеволода Меркулова. В 1950 году он становится министром государственного контроля. Этот наркомат был создан Сталиным в 1919 году, и до Меркулова его возглавлял сверхдоверенный человек вождя — Лев Мехлис. Достаточно сказать, что обычные спецслужбы (МГБ в том числе) не имели права разрабатывать представителей партноменклатуры, для госконтроля же «неприкасаемых» не было. Можно сказать, что это была личная спецслужба Сталина. Именно это министерство вскрыло колоссальные злоупотребления в Ленинграде, откуда и выросло «ленинградское дело» (политика присоединилась потом).

В 1950 году с Мехлисом случился инсульт, работать он больше не мог. Вот и гадай: то ли Берия «уступил» Меркулова Сталину как абсолютно надежного человека, то ли это назначение свидетельствует о том, что Сталин фактически передал Берии управление государством…

Впрочем, куратором остальных спецслужб — и МВД, и МГБ — тоже был Берия. Он курировал их от Совмина, а куратором от ЦК ВПК(б) был вовсе не Кузнецов, как почему-то принято думать, а Сталин. Присмотр за чекистами он не доверял никому.

Как видим, власть в руках Берии по-прежнему оставалось огромной. И неудивительно, что после смерти вождя структура реальной власти в СССР (Верховный совет вынесем за скобки) повторила себя образца 1939 года: глава государства нужной национальности и реальный глава государства, как бы находящийся в его тени. В 1939 году это никого не обманывало — тень Молотова не могла даже формально прикрыть Сталина. В 1953 году все было не так очевидно, но, если учесть, что Сталин все послевоенное время передавал власть от партии государству… А в государственном аппарате кто был самой значимой фигурой?

Впрочем, что это мы? Он мог только, выпучив глава, кричать: «Расстреляю!» А уникальный оборонный комплекс, который помогал СССР противостоять половине мира, — он сам вырос, вопреки председателю спецкомитета. Да и в космос мы полетели исключительно стараниями Никиты Сергеевича, за пять лет ракету сляпали и полетели…

Елена ПРУДНИКОВА

МОСКОВСКИЕ ВЫСОТКИ

Знаменитые московские высотки (тоже детище Берии) были задуманы как кольцо ПВО советской столицы. Но идея эта морально устарела еще в ходе строительства, так что реализовывать ее не стали. Таковы были темпы развития нашей оборонки.

  Рубрика: Историческое расследование 188 просмотров

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:3,400 сек. Потребление памяти:9.02 mb