Из маркитанток в баронессы

Автор: Maks Июл 25, 2022

Свой титул уроженка Баварии по имени Рут Тальхайм, маркитантка ландскнехтов армии Священной Римской империи, заслужила честно, с оружием в руках.

Женщина проявила незаурядную храбрость и отвагу, пристыдив побежавших мужчин-однополчан, и лично вступила в схватку с врагом. Причем врагом опасным и беспощадным.

Девушки бывали разные…

Что представляли собой маркитантки в европейских армиях позднего Средневековья? Изначально это были мелкие торговки, сопровождавшие армии, со временем разделившиеся на две категории. Одна из них называлась «кантиньерки» — своеобразный военторг, занимавшийся продажей табака и спиртных напитков.

Вторая категория — «вивандьерки» были полевыми снабженцами, то есть шли вместе со своим полком в сражение. Оружия у этих женщин не было, они имели при себе лишь фляги с водой и водкой, металлические чарки и колокольчик.

Звоном колокольчика вивандьерки извещали своих разгоряченных солдат, что они могут утолить жажду на поле боя либо добавить храбрости с помощью водки. За эту помощь, а также женскую отвагу солдаты очень уважали полевых маркитанток и старались беречь их. По принятым среди наемников правилам этих женщин старались щадить на поле боя. Если же кто-то нарушал это табу, то его принципиально в плен не брали, убивая без суда, что останавливало многие буйные головушки.

Маркитантки носили одежду, сшитую из старых мундиров своего полка, и на этих женщин распространялись действия воинских уставов. Враги должны были, беря их в плен, относиться к ним так же, как к обычным солдатам противника, хотя на деле такое случалось не всегда…

Со временем под видом маркитанток в войсках появилось довольно много женщин, которые зарабатывали оказанием солдатам интимных услуг. Для того чтобы понять масштаб такого явления, достаточно привести такой пример. В 1348 году в полку немецкого кондотьера Вернера фон Урслингена числилось 3500 воинов и 1700 маркитанток в возрасте от 12 до 60 лет.

С одной стороны, это делало войско более громоздким, с другой — как ни парадоксально, позитивно влияло на дисциплину. Во-первых, возможность для солдат удовлетворить «основной инстинкт» с полковыми «дамами» избавляла население прифронтовых городов и сел от повальных изнасилований. Во-вторых, маркитантки-проститутки трудились в полку в качестве стряпух, прачек и сиделок при раненых. А у некоторых девиц складывались супружеские союзы с солдатами, и те более стойко бились в бою, зная, что в лагере его ждет с победой близкий человек.

Помимо интимных услуг, маркитантки часто носили за солдатами их оружие, кухонные и бытовые принадлежности. У этих женщин был свой резон в походно-полевой жизни: их подопечные в случае успешных военных кампаний щедро оплачивали все услуги своих верных боевых подруг.

Со временем маркитантки собирали необходимые суммы, чтобы спокойно встретить старость, и уходили на покой. Они покупали небольшие лавки или таверны и жили торговлей. А кое-кто пошустрее даже выходил замуж за бедных или разорившихся дворян и поправлял свое социальное положение.

Практика эта так устоялась, что в XVI веке в европейских войсках были даже введены так называемые военные правила Фрондсбергера, где в одной из глав говорилось о необходимости наличия в штате полка должности начальника проституток. Такого командира называли хуренвайбель. Ему подчинялись все маркитантки полка, которые хотя и не составляли отдельного подразделения, но в боях, пока их солдаты сражались, старались держаться вместе.

Как кошки с собаками

В один из обычных дней 1579 года неподалеку от южногерманского города Биберах-на-Рисе полк ландскнехтов армии Священной Римской империи под командованием полковника Айгольца остановился на привал.

К сожалению, о том, чтобы провести разведку и выставить боевое охранение, командир полка явно не озаботился. Только этим можно объяснить тот факт, что враги-швейцарцы сумели незаметно подобраться к безмятежно расположившимся на привале немцам и дать по ним залп из мушкетов. Многие ландскнехты упали замертво, немалое число получили тяжелые ранения. Следом за этим в бой ринулись вражеские воины с алебардами.

Французская марктианкаНападение было столь неожиданным, что среди немцев возникла паника. С отчаянным криком: «Швейцарцы!» — они стали разбегаться. Дело в том, что между ландскнехтами и наемниками из Швейцарии существовала острая конкуренция. Она восходит к недавним временам, когда суровые горцы были в Европе самыми желанными наемниками. Затем наемники-немцы серьезно потеснили их, сбив цену, и возникшая с тех пор вражда долго не утихала. Даже если и те и другие воевали в составе одной армии, их старались разместить в лагере подальше друг от друга, иначе не миновать стычки. Ну а уж если они встречались как враги, то вопреки общепринятой тогда практике взятия врага в плен с последующим выкупом горцы предпочитали поголовно резать захваченных ландскнехтов, на что немцы отвечали им взаимностью.

…Неудивительно, что, бросив лагерь, раненых товарищей, имущество, боевые флаги и любимых маркитанток, бойцы полка Айгольца позорно бежали. Полковые женщины видели приближающихся швейцарцев и понимали, что за этим последует. Наверное, в другое время страх сковал бы их, и они бы покорились судьбе, но среди раненых ландскнехтов оказались их любимые мужчины…

«…Оглянитесь! Шлюхи сражаются!»

Первой опомнилась рослая баварка Рут, которая подняла валявшуюся на земле пику и бросилась на врага. Следом за ней, с оружием в руках, последовали и ее подруги. Они подхватили одно из знамен полка и двинулись навстречу неминуемой смерти, как настоящий, хотя и маленький боевой отряд.

Видимо, именно это смутило суровых швейцарцев, которые явно не ожидали такого сопротивления от маркитанток. Будь на их месте мужчины, их бы просто порубили алебардами, но женщин попытались просто разоружить, пока не стало ясно, что они бьются довольно умело и готовы стоять насмерть. Тогда враги перестали играть в благородство…

В это время набравшие хорошую скорость ландскнехты стали на бегу оборачиваться, удивляясь, что их никто не преследует. И тогда их взору открылась впечатляющая картина — несколько десятков маркитанток отчаянно сдерживали натиск превосходящих сил врага. А над ними развевался флаг полка полковника Айгольца — целого полка мужчин, которые бежали, пока их женщины дрались!

Сохранились воспоминания знаменосца Отмара Хагена (не под брошенным ли им флагом сражались героические маркитантки?): «Наш капитан воскликнул: «Трусы, оглянитесь! Шлюхи сражаются, а вы бежите! Будь проклят день, когда я стал командиром таких жалких ублюдков!» Я испытал великий стыд от его слов и против воли повернул назад». Повернули и все остальные.

Когда немцы вернулись, у полкового обоза отбивалась лишь одна Рут. При виде окровавленных маркитанток ландскнехты разъярились и обрушились на врага с удвоенной силой. Швейцарцы были вынуждены отступить.

Потери немцев были большие. Павших маркитанток было девять. Их похоронили со всеми воинскими почестями вместе с погибшими солдатами. Больше двадцати девушек были ранены, в том числе и храбрая Рут.

Полковник Айгольц собрал офицерский совет. Согласно его решению, каждый ландскнехт и офицер должен был отсыпать к ногам Рут столько своих монет, сколько сможет взять его рука. Так и сделали. К чести Рут, она тут же раздала часть денег своим раненым подругам, сражавшимся рядом с нею.

Когда о случившемся доложили императору Священной Римской империи, Рудольф II повелел даровать храброй маркитантке дворянский титул. Отныне она именовалась Рут фон Тальхайм. В ее герб поместили изображение того самого знамени, с которым храбрые девушки сражались у полкового обоза.

Олег ТАРАН

  Рубрика: Женщина в истории 137 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:49. Время генерации:0,244 сек. Потребление памяти:9.36 mb