Юрий Богатырев 1947-1989: Человек без кожи

Автор: Maks Мар 7, 2019

Высокий, крупный, плечистый Юра Богатырев в глубине души всегда был маленьким мальчиком — ранимым, тревожным, неуверенным в себе. Он чувствовал, что жизнь его окажется короткой, и не желал верить в иное.

То, что Юра талантлив, было понятно сразу. Он обожал перевоплощаться. Услышав аплодисменты, краснел, но понимал, что они заслуженные. Вот только отец, морской офицер, решил, что мальчик должен стать настоящим мужчиной, и отдал его в Нахимовское училище. Буквально за несколько месяцев от незаурядной личности не осталось и следа. Курсанты всячески издевались над ним, было и рукоприкладство. Именно тогда юноша понял: мир жесток к тем, кто не похож на других.

Какая фактура!

Когда родители все же решили оставить сына в покое, он занялся тем, что ему было действительно интересно: начал рисовать. Потом увлекся театром. Внешность у Богатырева была более чем фактурная. Милое, по-детски наивное лицо — и вместе с тем крупная фигура, 45 размер ноги. Все это произвело впечатление на приемную комиссию, когда Юрий в 1966 году пришел поступать в театральное училище имени Щукина. Благополучно отучившись пять лет, он был принят в труппу театра «Современник».

Популярность Богатырева в кино началась с фильма Никиты Михалкова «Свой среди чужих, чужой среди своих» (1974). С легкой руки режиссера карьера Юрия пошла вверх. Герои Богатырева особенно нравились женской аудитории. Поклонницы писали письма, караулили около гримерки — и не знали, что все это напрасно…

Не такой как все…

В «Современнике» Богатырев не на шутку влюбился! В Галину Волчек. В знак своей привязанности каждый день мыл ей автомобиль. Все смеялись, глядя, как он, склонившись над машиной, до блеска натирает капот. Однако вскоре и окружающие, и сам Юрий поняли: это была не любовь, а восторженное почитание таланта.

Долгое время Богатырев не понимал, что с ним происходит, искал виноватых, проклинал себя. Он уже понял: женщины его не интересуют! Свою гомосексуальность Юрий переживал очень болезненно. В те годы это было уголовно наказуемо. Да и просто позволить, чтобы кто-то узнал о его наклонностях, актер не мог.

Решение пришло спонтанно. Как-то раз Богатырев, в очередной раз дав себе слабину и заплакав, встретил сочувствие в лице соседки по общежитию. Это была Надя Серая. Она подошла, обняла его, и рядом с ней он почувствовал себя не одиноким. Спустя некоторое время Юрий сделал Наде предложение. Девушка понимала: этот брак будет фиктивным, однако согласилась.

О «поддельности» их союза знали только близкие актера. Самого его долгое время ситуация устраивала, но позже Юрий стал переживать. Что это за жизнь, где ты не можешь быть собой? Почему он должен все время скрываться?

Свою боль Богатырев заглушал алкоголем. Душевные муки отходили на второй план, появлялась легкость. Порой он даже не гнушался одеколоном, когда больше ничего не находилось под рукой. Но уж если получал гонорары, тут начинался пир! Сбегались все: друзья, псевдодрузья и даже неприятели. Будучи человеком с большим сердцем, Богатырев привечал всех, и люди этим пользовались. Надо занять денег? Все шли к Юре! Знали, что он не только одолжит, но еще и забудет об этом. Зато сам всегда придет на помощь, без подарка в гости не заявится, да и вообще рубахи последней не пожалеет, если потребуется.

«Я не смогу! Я не вынесу!»

Юрий БогатырёвКогда Богатырев напивался, все его мысли тут же сводились к собственному несовершенству. Он волновался, хорошо ли сыграл в театре, утвердят ли его на новую роль, что подумают о нем окружающие. Друзья признавались: он не раз звонил им в таком состоянии, плача в трубку. «Я не смогу! Я не вынесу!» — раздавалось на другом конце провода.

Сердце артиста уже не выдерживало переживаний. Давление постоянно скакало, поднимаясь до критической отметки. Но в гримерке всегда были лекарства. Выпил таблетку — и можно на сцену. Окружающие корили Богатырева за безответственное отношение к собственному здоровью, но тот лишь отмахивался. Однажды актер даже попал в больницу с гипертоническим кризом. Врачи поставили его на ноги. Но что толку? Еще не вылечившись, Юрий начал ездить на репетиции.

На «подмогу» к алкоголю пришли несовместимые с ним антидепрессанты. Они тоже позволяли, хотя бы ненадолго, избавиться от ощущения собственной никчемности. Вредные привычки сделали свое дело: Богатырев набрал вес, фигура расползлась, да и играть в полную силу, как раньше, он уже не мог. Алкоголь путал мысли, не давал сконцентрироваться.

Как-то раз близкой подруге Юрия, Клариссе Столяровой, пришлось примчаться в театр, чтобы спасать его.

На вечер был назначен спектакль, а Богатырев злоупотребил алкоголем. Привести его в чувство удалось с помощью холодного душа и ледяных компрессов. Актер вышел на сцену, зрители ни о чем не догадались. Юрий словно что-то для себя уже решил и… перестал бороться за жизнь. Незадолго до смерти он позвонил своему приятелю Евгению Стеблову: «Женечка, я скоро умру».

Изношенное сердце

1 февраля 1989 года могло стать самым обычным днем для Богатырева. Днем он как всегда отправился в театр. Вернувшись вечером домой, обнаружил у себя приятелей и нескольких незнакомых лиц. Впрочем, это тоже было вполне привычно.

Когда актеру ночью стало плохо с сердцем, на помощь тут же пришел друг-бармен Саша Ефимов, который тогда проживал у него. Ефимов вызвал скорую, но что толку… Бинты, йод, зеленка — все, что оказалось у докторов в аптечке. Вызвали новую бригаду. Пока та ехала, Юрий беспрестанно повторял: «Не надо врачей, позвоните Кларе!» Он знал, что только Кларисса Столярова сможет рассказать медикам, какие лекарства он принимает. Но та к телефону не подошла, а сотовых тогда еще не было.

Пришлось положиться на мнение врачей. Вторая бригада решила сделать Юрию укол клофелина. Они не знали, что незадолго до этого актер принял антидепрессанты, да еще и глотнул шампанского. После укола в сердце оно остановилось почти моментально. Когда Клара приехала к Богатыреву, она нашла его уже накрытым белой простыней.

Вскрытие показало: сердце у Юрия изношено, как у старика. Его дни в любом случае были сочтены, а тот роковой случай немного приблизил его уход.

Всё разграблено

Наутро после трагедии, когда в квартиру приехала сестра умершего, она обнаружила, что все разграблено. От библиотеки актера, которую тот так бережно собирал, не осталось и следа. Одежду кто-то тоже забрал.

Хоронили Богатырева 6 февраля — в день, когда должна была состояться его первая художественная выставка. Она открылась, но только уже без Юрия. А вскоре и большая часть его картин также была украдена. Впрочем, и наследников, готовых претендовать на наследство, не было. Мать уже стара, а жена отказалась от всяких притязаний. Когда после смерти Юрия она пришла к его маме, оказалось, что та даже не знает о невестке. Чтобы не травмировать пожилую женщину, Надежда приняла благородное решение: уйти в тень.

Оплакивал актера и его «крестный отец» Никита Михалков. Режиссер никак не думал, что Богатыреву будет отмерено так мало. Он часто представлял Юрия пожилым, прогуливающимся по центральным московским улицам. Статного, седовласого, с дорогой тростью. Не суждено…



  Рубрика: Как уходили великие

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,259 сек. Потребление памяти:8.68 mb