Лесковы: от Орла до Рио-де-Жанейро

Автор: Maks Авг 26, 2019

Замечательный писатель Николай Лесков был по натуре одиночкой. Автор «Левши» так и не создал нормальной семьи, но оставил потомство. Среди его потомков — и советский пограничник, и бразильская балерина.

Слишком умный сыщик

Отец Николая Лескова, Семен Дмитриевич, родился в 1789 году, став, таким образом, ровесником Французской революции.

В Российской империи, чтобы пробраться наверх, не требовалось штурмовать Бастилию». Семен Лесков, сын скромного сельского священника, поступил в семинарию, а после ее окончания предпочел карьеру судебного следователя.

В Орловской уголовной палате он дослужился до чина коллежского асессора, дающего право на потомственное дворянство. Как сыщик, Семен Дмитриевич раскрывал самые сложные и запутанные преступления. Однако начальство, как известно, слишком умных не любит, поэтому в 1839 году Лесков службу бросил, громко хлопнув дверью после ссоры с губернатором.

Николаю было тогда восемь лет, а в семье, кроме него, росли еще двое сыновей и две дочери. Лесковы поселились в селе Панино, где на приданое матери приобрели хутор.

Мать, Мария Петровна (урожденная Алферьева), была дочерью обедневшего московского дворянина, сумевшего довольно удачно пристроить своих дочек. Одна из сестер Марии Петровны вышла замуж за богатого орловского помещика, другая — за состоятельного англичанина Александра Скотта (Шкотта).

Брат Марии Петровны Сергей Петрович Алферьев стал известным врачом. В 1843 году, после защиты диссертации, был командирован за границу, а по возвращении получил должность ординарного профессора в Московской медико-хирургической академии.

Позже, работая в Киеве, он приютил у себя племянника Николая и вообще всячески способствовал его карьере.

Во время Крымской войны вместе со своим коллегой Фридрихом Мерингом Алферьев боролся с эпидемией тифа в русской армии. Затем руководил крупной клиникой, был награжден орденами. Дослужился до «генеральского» чина действительного статского советника.

Именно под влиянием дяди медицинскую карьеру выбрал и младший брат писателя — Алексей (1837-1909), У дяди он трудился в клинике при Киевском университете, потом занимал должность главного санитарного врача города. В 1893 году Алексея Семеновича перевели в Санкт-Петербург, где назначили директором Александровской больницы и Мариинского детского приюта. Выйдя в отставку, он поселился на хуторе в Черниговской губернии. Умер в Киеве.

Худший ученик

Приобретенное Лесковыми дворянство не облегчало их материального положения, поскольку ни существенных земельных владений, ни крепостных у них не было.

Отставной следователь получал небольшую пенсию и подрабатывал в качестве судебного поверенного, но его детям в любом случае следовало думать о получении образования и вообще о том, как добыть хлеб насущный.

Отцовских доходов хватило, чтобы определить старшего сына в Орловскую гимназию, где Николай, родившийся в 1831 году, был чуть ли не худшим учеником в классе. В 1848 году родитель скончался от холеры, но незадолго до смерти, задействовав старые связи, успел пристроить сына в Орловскую уголовную палату на должность канцелярского служителя 2-го разряда. Будущий писатель продолжил службу в Киеве, где жил у дяди, посещал в качестве вольного слушателя лекции в университете, погрузился в мир богоискателей и творческой богемы.

Государственная служба утомила Николая Семеновича, и он поступил в компанию мужа своей тетки «Шкотт и Вилькенс», продававшую и покупавшую все, что только возможно.

Как коммивояжер, Лесков часто ездил в командировки, напитавшись творческими впечатлениями до конца жизни.

Оклад у него был приличный, к тому же в 1854 году, когда целые состояния делались на военных поставках, он выгодно женился на дочери состоятельного киевского коммерсанта Ольге Васильевне Смирновой.

Первенец супругов Дмитрий умер в младенческом возрасте, что повлияло на психическое состояние матери. Вся ее любовь сосредоточилась на дочери Вере.

Хочу бичевать и мучить

Николай ЛесковЛесковы поселились в Пензенской губернии в селе Николо-Райском, и Николай Семенович впервые попробовал себя на журналистском поприще. Началось все с очерков о винокуренной промышленности, далее пошли рассуждения о пьянстве, крестьянстве и особенностях русской жизни вообще — с переходом на художественную литературу.

Торговый дом «Шкотт и Вилькенс» лопнул, зато карьера Лескова как литератора пошла в гору.

Сначала передовая общественность ополчилась на Николая Семеновича за его произведения, в которых он кромсал и развенчивал идеи нигилизма и восхвалял православие как естественную духовно-нравственную опору русского общества. Потом Лесков разочаровался в официальном православии и в своих богоискательских размышлениях прошел путь, сходный с путем Льва Толстого. Правда, от церкви Николая Семеновича не отлучили, но и слава его не вышла за пределы России. К слову, даже когда Лесков стал разоблачителем отечественных пороков, левая общественность «своим» его так и не признала.

Вплоть до кончины в 1895 году писатель продолжал «гулять сам по себе», высказывал, что хотел, а когда материальные дела ухудшались до невозможности, находился какой-нибудь смелый издатель, публиковавший ранее отвергнутые цензурой вещи.

Одному из друзей Николай Семенович писал, что его произведения «не нравятся публике за цинизм и прямоту. Да я и не хочу нравиться публике. Пусть она хоть давится моими рассказами, да читает. Я знаю, чем понравиться ей, но я не хочу нравиться. Я хочу бичевать ее и мучить».

«Жить надо хорошо!»

С супругой, в поведении которой все чаще проявлялись признаки душевной болезни, писатель порвал в 1861 году, Ольга Васильевна с дочерью уехала к родителям в Киев, где жила на оставленное отцом наследство. Но через шесть лет банк, где хранилась большая часть денег, лопнул. Ольга Васильевна почувствовала себя еще хуже.

Лесков выписал жену в Санкт-Петербург и устроил в психиатрическую больницу на реке Пряжке, где периодически навещал, привозя еду, фрукты, лакомства. Но ни уход, ни лечение, которое проводил знаменитый психиатр Оттон Чечотт, ожидаемого эффекта так и не дали.

Дочь Веру Лесков сначала определил в московский пансион, а потом перевел в петербургский. Девушка демонстрировала хорошие музыкальные способности, ее игру на фортепиано одобрил сам Чайковский. Но в житейском плане она была совершенно беспомощной. Николай Семенович жаловался брату, что «ее устроить — это все равно что душу от смерти спасти».

С подачи отца Вера вышла замуж за состоятельного киевского помещика Дмитрия Ногу. Но красавец-офицер оказался никудышным хозяином, пустив имение по ветру. Николаю Семеновичу пришлось взять дочь, внучку Наталью и внука Ярослава на свое попечение,

Вера Николаевна с мужем развелась. Он женился второй раз на богатой помещице, в усадьбе которой в 1910 году и скончался. Годом ранее умерла мать Веры Ольга Васильевна. Полученное от нее небольшое наследство Вера Николаевна прогуляла за границей.

Вернувшись в Санкт-Петербург, она умерла вскоре после прихода большевиков к власти. Последние ее слова были: «Жить надо хорошо!» Но вряд ли это был совет жить так, как жила она. Скорее — предостережение. Следы ее детей затерялись в революционном Петрограде.

Бравый пограничник

С 1865 года писатель Лесков жил с вдовой Екатериной Бубновой (урожденной Савицкой). У них родился сын Андрей (1866-1953), которого отдали сначала в частную школу, а потом в военную гимназию.

С отцом он был близок, общался в его доме со многими знаменитыми современниками» что и зафиксировал в своих мемуарах. Причем воспоминания ему пришлось писать дважды, поскольку первая рукопись сгорела в разбомбленной ленинградской квартире.

А вот о своей собственной жизни Андрей Николаевич в мемуарах не рассказал, хотя сложилась она весьма необычно.

Вероятно, именно Лесков-младший стал прототипом одновременно и старого генерала-пограничника, и его зятя (тоже пограничника) капитана Дановича из первого фильма популярного советского сериала «Государственная граница».

Окончив Киевское юнкерское училище и второе Константиновское училище, службу он начал в 87-м Нейшлотском пехотном полку. В 1893 году перевелся в пограничную стражу, которая, кстати, находилась тогда в ведении министерства финансов и по имени супруги главы ведомства Сергея Витте в шутку именовалась «гвардией Матильды».

Андрей Николаевич служил сначала в Польше, потом командовал пограничными отрядами в Крыму. За исполнительность и инициативность был переведен в столицу и зачислен в штаб Отдельного корпуса пограничной стражи.

Дальнейшая карьера застопорилась из-за нежелания закрывать глаза на злоупотребления, творившиеся на границе с Финляндией. Андрея Николаевича отправили в отставку, хотя и с присвоением чина полковника. В Первую мировую войну снова призвали, на этот раз в ополчение.

Большевики успешно использовали его знания и опыт для создания советских пограничных войск. Именно Лесков в 1923 году разработал «Инструкцию службы охраны государственной границы пограничными войсками ШУ Петроградского пограничного округа», которая являлась основным руководящим документом до составления (тоже при его активном участии) «Временного Устава службы пограничной охраны ОГПУ».

В 1929 году Андрей Лесков вышел в отставку, получив статус персонального пенсионера. Написанная им книга об отце служит наглядным доказательством того, что, приобретя в лице Андрея Николаевича отличного пограничника, Россия потеряла талантливого литератора.

Бразильский пируэт

На первой супруге, Ольге Ивановне Лаунерт, Андрей Лесков женился, еще будучи молодым офицером. А развелся, когда был уже на пенсии и влюбился в помогавшую ему трудиться над рукописью сотрудницу библиотеки.

Во втором браке детей у него не было, а вот в первом родились два сына — Юрий и Ярослав. Оба они революцию не приняли, предпочтя эмиграцию.

Судьба Ярослава неизвестна. А Юрий (1892-1942) окончил Царскосельский лицей и служил в Нижегородском драгунском полку. Во время Первой мировой войны был переведен из армии в министерство иностранных дел, получив назначение в Белград. Но пока он собирался в дорогу, Сербию оккупировали австрийцы и болгары.

Получив новое назначение, Юрий Андреевич вместе с молодой женой, баронессой Еленой Медем, прибыл в Англию, где его и застала весть о Февральской революции. Супруги дважды пытались вернуться в Россию: сначала через Константинополь, потом на ледоколе через Мурманск. Но когда большевики победили, желание возвращаться у Лесковых пропало.

Они поселились в Италии, затем перебрались в Париж, где в 1922 году у них родилась дочь Татьяна. Как ни странно, рождение ребенка не укрепило брак, и супруги расстались. Юрий устроился переводчиком, Елена стала манекенщицей в модном доме Эльзы Скиапарелли, но в 1931 году умерла от туберкулеза.

В детстве Татьяна Юрьевна воспитывалась в пансионе для девочек, организованном княгиней Ольгой Палей, вдовой убитого большевиками великого князя Павла Александровича. Потом отец отдал дочь на обучение проживавшим в эмиграции мастерам русского балета — Любови Егоровой, Николаю Кремневу, Борису Князеву.

В 1938 году она танцевала на сцене «Комеди Франсез», затем поступила в труппу «Русского балета» Василия Воскресенского (псевдоним — полковник де Базиль). Еще до начала Второй мировой войны труппа выступала на гастролях в Австралии и Америке. Танцовщики то купались в деньгах, то бедствовали, встретив окончание войны в Рио-де-Жанейро.

Татьяне Юрьевне Бразилия понравилась, и здесь ее скитания завершились. Она выступала в крупнейших театрах вместе с Игорем Швецовым и Ниной Вершининой, став основательницей бразильской национальной балетной школы.

В России впервые побывала в 1985 году, когда знаменитая советская балерина Ольга Лепешинская пригласила ее посетить Большой театр.

С тех пор Лескова бывала на исторической родине достаточно часто. Посетив дом-музей прадеда в Орле, она передала на хранение лицейские значок и кольца своего отца.

Олег ПОКРОВСКИЙ



, ,   Рубрика: Версия судьбы

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:58. Время генерации:0,195 сек. Потребление памяти:8.71 mb