Мистика Третьего рейха

Автор: Maks Дек 26, 2019

В Третьем рейхе атеистов преследовали, но это мало проясняет вопрос о том, какое вероисповедание нацисты считали самым правильным. Религия предполагает наличие неких философских и этических базисов, с каковыми у фашистских бонз имелись очевидные проблемы. По сути они были мистиками, верящими в сверхъестественное и ведущимися на красивые символы и обряды.

Придя к власти, нацисты запретили организации, проповедовавшие атеизм и свободу вероисповедания. Хотя широте религиозных воззрений Гитлера в какой-то степени могли бы позавидовать и либералы. Он, например, считал, что лучше бы немцы приняли не христианство «с его покорностью и вялостью», а религию настоящих мужчин (Mannerreligion) — мусульманство.

Только не христианство!

Создатель Турецкой республики Ататюрк вызывал у него восхищение, а муфтий Иерусалима аль-Хусейни был перспективным союзником. Немцы турецкого и иранского происхождения не подпадали под действие Нюрнбергских расовых законов, хотя в отношении арабов ситуация выглядела неопределенной. Наконец, примерно четверть Индийского добровольческого легиона СС составляли мусульмане.

Индия вообще считалась прародиной арийцев, что в значительной степени предопределяло доброжелательное отношение нацистов к индуизму и буддизму.

Сдобренный эзотерикой буддизм с экспедициями в Тибет и поисками Шамбалы — отдельная песня. Инициировало эти предприятия Общество Туле, известное также как Группа изучения германской древности.

Не менее интересно рассмотреть отношение к язычеству и христианству в которых нацистов также привлекали именно мистические аспекты.

Поскольку большинство немцев считали себя христианами, Гитлер готов был это принять, при условии, что христианство «очиститься» от «иудейских наслоений» и вернется к своим «арийским истокам». Христос при таком раскладе, разумеется, тоже объявлялся арийцем. Отсюда прокладывались сразу две дорожки — к германским язычникам и буддистам.

О крови и почве

А «протоптал» эти дорожки Карл Вилигут. Кадровый офицер австрийской армии, он, в качестве хобби, писал стихи и трактаты по древнегерманской мифологии. Во время Первой мировой войны был ранен 11 раз, что явно отразилось на его психике. В отставку вышел в чине полковника. Три года провел в психлечебнице с диагнозом «шизофрения». Эмигрировав в Германию, познакомился с начальником СС Гиммлером, которого и заразил своей концепцией арманизма. В упрощенном виде суть ее сводилась к следующему…

Прародиной благородных арийцев был погибший вследствие природных катаклизмов северный материк Арктогея. Легенды и религиозные практики арийцев (арманизм) перешли к древним германцам, но позже были искажены иудеями, приняв форму христианства. Так, Христа на самом деле звали Бальдр Крестос и распяли его в 9600 году до нашей эры адепты Вотана.

Однако и в рамках христианской цивилизации существовали приверженцы древней веры и хранители тайных знаний, к числу каковых относились как отдельные персоналии (типа Христофора Колумба и Джордано Бруно), так и целые организации и религиозные движения — тамплиеры, например, или масоны. Предполагалось, что те, кто овладеет всей совокупностью древних тайных знаний, получит безграничную силу и власть над миром.

Гиммлер создал в структуре СС для Вилигута специальный отдел по изучению ранней истории и присвоил звание штандартенфюрера (полковника). Позже финансирование возложили на министра земледелия Рихарда Дарре. Почему именно на него? Он был приверженцем концепции «крови и почвы», согласно которой основу арийской «расы господ» составляли крестьяне-земледельцы. Именно ради них Германия и должна осваивать жизненные пространства на Востоке.

Однако у ветерана-шизофреника появился конкурент. Специалист по древним религиям Герман Вирт был автором другой книги — «Происхождение человечества», в которой говорилось о двух расах — благородной «нордической» расе гиперборейцев и пришедшей с юга, с материка Гондвана, расе человеко-зверей, охваченной низменными инстинктами. В 1935 году Вирт организовал в Мюнхене выставку «Наследие немецких предков», которая понравилась Гитлеру и Гиммлеру. В результате появился целый исследовательский институт с таким же названием, более известный по расширенной аббревиатуре как Аненербе. Иногда это учреждение даже выдавало министерству сельского хозяйства практические рекомендации, например, о том, чтобы сажать в степях южной Украины дубы, которые должны аккумулировать высшую энергию.

Вилигут тоже начал осваивать новую сферу деятельности. Разработав дизайн кольца Мертвой головы, которой Гиммлер награждал отличившихся подчиненных, он потом занялся еще и религиозными церемониалами.

Проводились они в замке Вевельсбург, который Гиммлер решил превратить в своего рода штаб и центр подготовки кадров эсэсовского «черного ордена».

Руководитель внешней разведки Третьего рейха Вальтер Шелленберг утверждал, что в организационном плане Гиммлер ориентировался на орден иезуитов. И еще, что раз в год рейхсфюрер проводил в Вевельсбурге заседания «тайной консистории», где представители высшего руководства «упражняли свой дух в искусстве сосредоточения».

Как именно «сосредотачивалось» эсэсовское начальство, судить трудно. Но Вилигут заручился поддержкой коменданта замка Манфреда фон Кнобельсдорфа. И еще начал проводить церемонии, которые позиционировал, как возрождение древней арманистской религии.

Церемониал был простеньким, но пафосным. Вот описание приема новых членов: «Прекрасные молодые люди с серьезными лицами, образцовой осанки и выправки, избранные. Слезы подступают к глазам, когда при свете факелов тысячеголосый хор повторяет клятву. Это похоже на молитву: «Клянусь тебе, Адольф Гитлер, фюрер и канцлер Германского рейха, быть верным и мужественным. Клянусь тебе и назначенным тобой начальникам беспрекословно повиноваться вплоть до моей смерти. И да поможет мне Бог!»

На церемониях бракосочетания и, так сказать, «крещения» новорожденных детей Вилигут благославлял ритуальным посохом из слоновой кости, с изображенными на нем рунами и увитым голубой лентой.

Ни Рождество, ни Новый год в Вевельсбурге не отмечались — праздновались дни летнего и зимнего солнцестояния, день рождения фюрера и годовщина «пивного путча».

Тайны Вевельсбурга

Наградное кольцо СС

Весной 1945 года все кольца СС, находившиеся в Вевельсбурге по приказанию Гиммлера были уничтожены

Вилигут и Кнобельсдорф раскопали средневековое предание о битве у «последней березы», которая будет предшествовать концу света.

Правда, в предании говорилось о битве между народами Севера и Юга, но в отредактированном виде это уже были Восток и Запад. В окрестностях нашли подходящую березу, которую стали ассоциировать с мировым древом Иггдрасиль. Осовремененный вариант легенды предполагал, что сначала Германия одержит победы, потом будет терпеть поражение, но последнюю битву все же выиграет. Когда счастье действительно повернулось к Третьему рейху задом, предание приобрело особую популярность, хотя Вилигут к этому времени уже вылетел на обочину.

Адъютант Гиммлера Карл Вольф собрал на него досье, с медицинскими справками и показаниями родственников, из которого следовало, что «ученый», уже доросший до звания бригадефюрера, на самом деле извращенец и сумасшедший.

В 1940 году Вилигута отправили в отставку, хотя время от времени консультировались с ним по каким-то мистическим вопросам. Последние шесть лет жизни он провел в Австрии. Уже после Второй мировой войны решил вернуться в Германию и при каких-то неясных обстоятельствах умер.

Какие именно мистерии происходили в Вевельсбурге, неизвестно. Достоверных свидетельств в несколько раз меньше, чем мифов и слухов. В замке был «Зал обергруппенфюреров» (для высшего командования СС) с 12-конечной свастикой на полу, известной как «черное солнце». Под ним — зал, известный как Валгалла. Были еще два учебных зала, известных как «Грааль» и «Король Артур», что, конечно, породило слухи о якобы находившейся в распоряжении рейхсфюрера СС чаше святого Грааля. Правда, непонятно, почему чудесная реликвия так и не помогла Третьему рейху войну выиграть.

Увлечение святым Граалем началось благодаря Отто Рану, написавшему книгу «Крестовый поход против Грааля». Помимо расписывания возможностей чаши, в ней говорилось о том, что хранителями тайных знаний были еретики-катары, чья столица — замок Монсегюр в Южной Франции — была уничтожена во время специального крестового похода.

В 1932 году Ран проявил такую активность в окрестностях Монсепора, что его даже выслали из Франции из-за подозрения в шпионаже.

Зато Гиммлеру его книга понравилась, и он, помимо того, что был принят в Аненербе, участвовал как минимум в одной сверхсекретной экспедиции — в Исландию. Исследования он проводил по самому широкому спектру. Например, изучал вопрос о том, каким образом саксонский вождь Видукинд на рубеже VIII-IX веков ухитрялся успешно противостоять такому могучему монарху, как Карл Великий. Еще Рану составлял картотеку ведьм, способности которых тоже собирались поставить на службу Третьему рейху.

Но и этого любимца Гиммлера завистники подсидели, доложив руководству о его гомосексуальных наклонностях. Любителя катаров отправили тюремщиком сначала в Бухенвальд, потом в Дахау. Для персонажа, считающего себя тонкой натурой, это, конечно, было чересчур. Ран подал в отставку, после которой прожил всего пару-тройку месяцев.

Его труп был обнаружен на склоне горы Куфштайн в Тирольских Альпах — по одной версии, он был убит, по другой — совершил суицид, приняв яд, по третьей — имитировал свою гибель.

Экстерштайн — немецкий Стоунхедж

Тяга к горам вообще была характерна для «черного ордена». Может быть, потому, что они действительно лучше аккумулировали энергию. Или в горах было легче прятаться.

Неподалеку от Вевельсбурга находилась местность Экстернштайн, где среди скал Везерских гор выделяются пять колонн песчаника, каждая высотой около 30 метров. И вблизи знакового для немцев Тевтобургского леса, где в 9 году германские племена разбили три римских легиона.

Скалы Экстерштайна испещрены искусственными пещерами, а самым примечательным объектом является пещерная часовня, украшенная вырезанным барельефом «Снятие с креста». Считается, что в древние времена здесь находились языческие святилища, на смену которым потом пришли христианские часовни и пещерные кельи монахов.

Раскруткой Экстерштайна занялся еще один историк-любитель — Вильгельм Тойдт.

Получив поддержку Аненербе, он организовал археологические раскопки, подгоняя полученные результаты под то, что было приятно Гиммлеру, — то есть христианское наследие игнорировалось, а языческое напротив выпячивалось.

Характерный пример — небольшая молельня, высеченная у вершины одной из скалистых колонн, попасть в которую можно только по каменным ступеням. В молельне отшельника над алтарем имеется небольшое круглое окошко, ориентированное на точку летнего восхода солнца и самую северную точку восхода луны. Такое практичное размещение окна дало Тойдту целый букет аргументов для рассуждений о том, что по объему сокровенных знаний древние германцы превосходили и египтян, и тибетских монахов, и шумеров, и ацтеков.

В плане материальной культуры они якобы даже опережали всех и вся. А на вопрос, почему же от германцев не осталось ни замков, ни храмов, ни скульптур, он подыскал остроумный ответ — германцы все делали из такого недолговечного материала, как дерево.

Правда, удержать благосклонность Гиммлера Тойдт тоже не сумел. В 1938 году, после конфликта с рейхсфюрером, вышел из Аненербе и даже создал собственное историческое общество. Конечно, эсэсовцам такая конкуренция понравиться не могла, и 5 января 1942 года он тихо скончался. Правда, Тойдт уже перевалил 80-летний рубеж, и, возможно, дело обошлось без криминала.

К тому времени Европа полыхала в огне мировой войны, и Гитлер с его соратниками оставили попытки создания ариохристианской религии. Зато попытки овладеть древними знаниями и сокровенными практиками даже активизировались. Терпя неудачи на фронте, гитлеровская верхушка могла надеяться только на чудо, которое, к счастью, не произошло.

Церемониально-ритуальные наработки Вилигута, Рана и Тойдта продолжали использоваться эсэсовцами, но не пошли вширь и вглубь германского населения. С другими религиями нацисты не подружились, а собственную так и не придумали.

Олег ПОКРОВСКИЙ

Гитлер и монах

Член Общества Туле Карл Хаусхофер пригласил в Германию тибетцев и индийцев, создавших в 1926 году небольшие колонии в Мюнхене и Берлине. Некий загадочный тибетский монах, прозванный «человеком в зеленых перчатках» и фигурировавший под псевдонимом Фюрер, трижды с абсолютной точностью через прессу называл количество мест в рейхстаге, которое нацисты получат на очередных выборах.

В начале 1930-х годов отношения Гитлера и Хаусхофера испортились. Профессор настаивал на заключении альянса Берлин — Москва — Токио, но не встретил понимания, отошел от политической деятельности и после падения нацизма покончил с собой.



, , ,   Рубрика: Историческое расследование

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:58. Время генерации:0,511 сек. Потребление памяти:10.51 mb