На границе России и Запада

Автор: Maks Авг 24, 2022

Если задаться целью найти место, олицетворяющее противостояние России и Запада, то, пожалуй, логичнее всего отправиться в Ивангород. Здешняя крепость изначально создавалась как альтернатива твердыне Ливонского ордена — Нарве.

«НАРЕЧЕ ЕМУ ИМЯ ИВАНГОРОД»

Нарва как поселение впервые упоминается в 1241 году в поземельной книге, составленной завоевавшими эту территорию датчанами. Очевидно, что название было заимствовано у впадавшей в Финский залив реки Наровы, ставшей рубежом между Водской пятиной Великого Новгорода и землями прибалтийских племен, попавшими под удар крестоносных походов.

Датчане, покорившие племена предков нынешних эстонцев, называемых в новгородских летописях «чудью», продали свои владения Ливонскому ордену, представлявшему собой филиал более могущественного Тевтонского ордена.

Опираясь на Нарву, крестоносцы вторгались вглубь новгородских земель, ставших в конце XV века частью Московского государства. А когда пограничные войны прекращались, Нарва (или, как ее называли в русских источниках, Ругодив) становилась главным перевалочным пунктом, через который велась торговля Руси с Европой.

Такая бурная жизнь способствовала тому, что на русском берегу, практически напротив Нарвы, тоже появилось некое поселение, впервые упомянутое в летописи под 1470 годом как «Новое Село на реке Нарове». Через три года здесь прошли переговоры новгородских послов с ливонцами.

В это время Новгородская республика завершала свою самостоятельную историю и окончательно уходила «под руку» московского князя Ивана III. Полоса новгородских территорий, тянувшихся вдоль южного берега Финского залива, должна была охранять северо-западные рубежи государства. Сам же Новгород становился центром провинции, а его наместники получали полномочия выступать от имени московского великого князя на переговорах с ливонцами и шведами.

В этих местах для отражения вражеского вторжения в XIII-XIV веках были построены крепости Ямгород и Копорье. Иван III решил возвести еще одну твердыню — непосредственно у самой границы, там, где находилось «Новое Село». Заложили крепость в 1492 году «против Ругодива города немецкого». В этом месте Нарова делала сильный изгиб, поэтому три из четырех сторон новой твердыни получали дополнительную естественную преграду.

Летопись особо отмечает, что «нарече ему имя Ивангород в свое имя», хотя официально, как правило, крепости и города христианские правители называли не в честь себя, а в честь своего небесного покровителя.

ЛЕГЕНДА О ЛОШАДИНОЙ ШКУРЕ

По площади Ивангород трудно было сравнить с Нарвой. Территория оказалась настолько маленькой, что в объяснение этого феномена появилась легенда.

Якобы изначально «русский царь» во время пира попросил шведского короля продать близ Нарвской крепости столько земли, сколько покроет одна лошадиная шкура. Шведский монарх, разумеется, не стал скопидомничать и согласился уступить столь крохотные земли бесплатно. Далее московский царь прибег к той же хитрости, к которой прибегла основательница Карфагена царица Дидона. Лошадиная шкура была разрезана на тонкие ремешки, связанные в веревку, которой и обнесли довольно значительный участок.

Понимая, что шведы мириться с этим не будут, «русский царь» приказал выкопать новое русло реки, которое и отделило «город лошадиной шкуры» от Нарвы. Более того, русские якобы выкопали подземный ход, позволявший им тайно проникать в Нарвскую крепость.

Понятно, что никакими исследованиями эта легенда не подтверждается, и совершенно не ясно, куда потом делся пресловутый подземный ход. Однако ясно, что появление Ивангорода хозяев Нарвы раздражало.

Кстати, владели Нарвой в конце XV века вовсе не шведы, а ливонцы. Но именно шведы впервые подвергли Ивангород разорению. В 1495 году грянула очередная русско-шведская война. Отряды князя Василия Патрикеева (Косого) вторглись в южную Финляндию, разорив ее вплоть до Або (Турку). Столь же разорительным было и вторжение дружин братьев Ивана и Петра Ушатых в северную и центральную Финляндию.

Авторитет шведского правителя Стена Стуре оказался сильно поколеблен, и он решил нанести ответный удар. Собранное им 5-тысячное войско пересекло на кораблях с севера на юг Финский залив и, высадившись близ Ивангорода, приступило к осаде, которая продолжалась неделю.

Гарнизон из 1200 человек под командованием Василия Бабичева был застигнут врасплох и, хотя сражался героически, отбиться не смог. Возможно, решающую роль сыграло наличие у шведов артиллерии, обстреливавшей Ивангород калеными ядрами.

Сам Бабичев бежал, а находившиеся неподалеку отряды Ивана Брюхо и Ивана Гундора никакой помощи осажденным не оказали. Ворвавшиеся в крепость шведы вырезали около трех тысяч человек, включая детей и женщин.

Уведя в плен немногих уцелевших (около 300 человек), Стуре на прощание предложил магистру Ливонского ордена Вальтеру фон Плеттенбергу забрать себе руины Ивангорода, но магистр отказался. Из Пскова к месту событий уже приближалась армия князя Александра Владимировича Ростовского, орден же к борьбе еще не был готов (война с Москвой начнется через четыре года).

НЕПРИСТУПНАЯ ТВЕРДЫНЯ

ИвангородУзнав о разорении, Иван III поручил воеводам Ивану Гундору и Михаилу Кляпину восстановить крепость, которую отстраивали с учетом выявившихся при осаде просчетов. По углам прямоугольной твердыни возвели четыре внушительные круглые башни. К восточной стене пристроили еще одну крепость, получившую впоследствии наименование Большого Боярского города. Здесь, помимо угловых башен, посреди каждой стены возвели еще и квадратные башни.

Общая территория твердыни расширилась почти втрое, что позволило увеличить и численность гарнизона.

Обоснованность и разумность произведенных работ была подтверждена уже в 1502 году, когда Ивангород успешно выдержал осаду ливонцев. Через пять лет под руководством русского мастера Владимира Торгкана и иноземца Маркуса Грека свободное пространство Девичьей горы к западу от Ивангорода было обнесено новыми крепостными стенами и башнями, получив заимствованное у европейцев наименование Замок. Почти одновременно завершилось строительство Переднего города, пристроенного к стене Большого Боярского города.

В новом виде конфигурация твердыни улучшилась настолько, что захватить ее со стороны Нарвы стало совершенно невозможно. А к середине XVI столетия крепость усилили еще одним укреплением — Боярским валом.

Внук Ивана III — Иван Грозный — рассчитывал перетянуть идущие через Нарву транспортные потоки в Ивангород, однако сделать это не получалось. Ливонский орден пресекал все попытки Москвы наладить прямые контакты с Европой, что ярко выразилось в скандальной истории Ганса Шлитте. Он навербовал по заказу московских властей около 300 европейских ремесленников, но ливонцы не допустили их в Москву.

В 1558 году началась Ливонская война. В качестве повода Иван Грозный использовал историю с так называемой «юрьевской данью», которую ливонцы должны были выплачивать, но фактически не выплачивали. Когда Москва предъявила ультиматум, в ордене началась паника. Однако среди ливонцев существовали «партия мира» и «партия войны». И если первая собирала деньги, то представитель второй — командующий гарнизоном Нарвы рыцарь Фохт Шнелленберг — дал отмашку на обстрел Иван-города.

Ивангородцы открыли ответный огонь, причем с большим успехом. Увидев, что большая часть вражеского гарнизона занялась тушением пожара, русские рванули на штурм. Используя не только плоты и лодки, но даже снятые с петель двери, они начали переправляться через реку. Взломав ворота нижнего города, стрельцы открыли из трофейных пушек огонь по верхнему замку. Гарнизон Нарвы поспешил капитулировать, выторговав себе право свободного выхода из крепости.

БЕГЛЫЙ МОНАХ СИДОРКА

Нарва была включена в состав Московского царства и в административном отношении слилась с Ивангородом. Торговля с Западной Европой развивалась вполне успешно. Но вместо разбитого Ливонского ордена в войну с Иваном Грозным вступили такие сильные государства, как Речь Посполитая и Швеция.

В 1579 году, после победы под Венденом, шведы предприняли первую попытку овладеть Нарвой, но потерпели поражение, понеся значительные потери. Однако общий ход войны уже принял необратимый и неудачный для России характер.

Воспользовавшись тем, что главные русские силы были заняты отражением похода Стефана Батория, шведский полководец Понтус Делагарди и адмирал Клас Флеминг плотно обложили Нарву и Ивангород с реки и с суши.

После полутора недель практически беспрерывных обстрелов обе крепости пали. Шведы отметили свою победу резней, истребив, помимо двух тысяч защитников, до семи тысяч горожан. Не только Нарва, но и все земли вдоль южного побережья Финского залива по итогам Ливонской войны перешли к Швеции.

Русские, правда, взяли частичный реванш. В 1590 году, в ходе новой войны, воевода Дмитрий Хворостинин под Ивангородом разбил шведов. По Тявзинскому миру 1595 года все земли восточнее Нарвы вернулись в состав Московского государства.

В период Смутного времени правительство Василия Шуйского пригласило шведское войско Якоба Делагарди (сына Понтуса Делагарди) для помощи в борьбе с польской интервенцией. Однако Шуйского свергли бояре, а шведы закрепились на Северо-Западе и начали присматривать, что можно аннексировать, кроме обещанной им за помощь Корелы.

На этом фоне в Ивангороде весной 1611 года появился Лжедмитрий III, обычно отождествляемый с беглым монахом Сидоркой. Горожане, которым приходилось отбиваться от претензий шведов и поляков, встретили его с энтузиазмом. Власть самозванца признали и другие крепости Северо-Запада, включая Ям, Копорье, Гдов, а затем и Псков. Но в конечном итоге Лжедмитрия III выдали осаждавшему Москву ополчению. В 1613 году, при царе Михаиле Романове, самозванца казнили.

Удержать Ивангород и другие земли Водской пятины не удалось. Все они были захвачены шведами. Теперь Ивангород снова представлял собой единое административное целое с Нарвой, но уже в составе Шведского королевства.

РАЙОН С НАЗВАНИЕМ ПАРУСИНКА

Мирный период продолжался до 1700 года и завершился очередной русско-шведской войной, известной под названием Северной. Началась она с осады Нарвы армией Петра I и сокрушительного разгрома, после которого король Карл XII решил, что русский царь ему больше не опасен.

Карл устремился в Саксонию и Польшу, а Петр, восстановив армию, приступил к завоеванию шведских прибалтийских провинций — Ингерманлан-дии, Эстляндии и Лифлян-дии. Победы становились все значительнее, и в 1704 году русские войска снова осадили Нарву и Ивангород.

Ивангород был плотно блокирован, но главный штурм русские повели против Нарвы. Приступ завершился успехом, и, хотя о соотношении потерь говорить сложно, очевидно, что у осажденных эти потери были намного больше. Речь здесь идет только о военных потерях, поскольку падение города сопровождалась резней, которую царь остановил лично, убив одного-двух мародеров.

Остатки шведского гарнизона отошли в Ивангород, где вскоре капитулировали. Гарнизон под командованием подполковника Стирнсталя был отпущен в Ревель без знамен и барабанов.

По Ништадтскому миру 1721 года обе крепости — и Нарва, и Ивангород — перешли к России, причем их оборонительное значение постепенно свелось к нулю.

Зато в XIX веке Нарва и воспринимавшийся как ее форштадт (предместье) Ивангород вступили в период бурного промышленного развития. Первый шаг в этом направлении был сделан предпринимателем Людвигом Штиглицем, построившим на левом берегу Наровы деревянную суконную фабрику. В 1842 году она сгорела, но сын Людвига — Александр Штиглиц — отстроил ее из камня, а в 1851 основал льнопрядильную мануфактуру, производившую парусину для флота. Возникший микрорайон получил неофициальное название Парусинка. В Нарве появилась также Кренгольмская мануфактура.

Южнее Парусинки Штиглицы основали усадьбу Краморская. В этой усадьбе в 1890 году женившийся на наследнице Штиглица государственный секретарь Александр Половцев устроил встречу царя Александра III и кайзера Вильгельма II.

ПОГРАНИЧНЫЕ ПОСТЫ

Бурные события происходили на этих землях в период революции и Гражданской войны. В конце ноября 1918 года части Красной армии овладели Нарвой, где была провозглашена Эстляндская трудовая коммуна. Однако уже в январе белые выдавили большевиков за Нарову.

По условиям подписанного в феврале 1920 года Тартуского договора между Эстонской республикой и РСФСР Нарва и Ивангород остались за Эстонией. С одной стороны, это было логично, поскольку Нарва ране входила в состав Эстляндской губернии, а Ивангород давно являлся частью Нарвы. С другой стороны, река Нарова являлась как бы естественной границей между двумя государствами, так что Ивангород правильнее было оставить за Россией.

В 1940 году, когда уже сама Эстония влилась в СССР на правах советской республики, Москва перекраивать административную границу не стала. Возможно, просто не дошли руки, поскольку вскоре началось фашистское вторжение.

24 ноября 1944 года был принят документ о новой административной границе между РСФСР и Эстонской ССР. Ивангород перешел к Ленинградской области в статусе сначала рабочего поселка, а затем города районного подчинения.

Эпохальным событием в истории Нарвы и Ивангорода стало строительство Нарвской ГЭС с водохранилищем. Проект завершили в 1955 году, причем в ходе работ было прорыто новое русло реки. Это ослабило напор воды на другом участке Наровы, что не лучшим образом отразилось на живописности нарвских водопадов. Если раньше ими можно был любоваться круглый год, то теперь эту красоту можно оценить только в период половодья.

После развала Советского Союза мост, соединяющий Нарву и Ивангород, украсился пограничными пунктами и таможнями, а Нарвская ГЭС оказалась поделенной между Эстонией и Россией. Две крепости, восстановленные в XX веке, снова смотрят друг на друга как непримиримые противники — Восток и Запад.

Владислав ФИРСОВ

  Рубрика: Легенды прошлых лет 134 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:49. Время генерации:0,219 сек. Потребление памяти:9.4 mb