Наукой сыт не будешь?

Автор: Maks Дек 1, 2020

Между зарплатами рабочего и ученого в СССР почти всегда была большая разница. Исключение составляли лишь стахановцы, которые умудрялись зарабатывать гораздо больше простых работяг. Но до столичной профессуры все равно недотягивали.

В середине XIX века профессор Санкт-Петербургского университета получал от 3000 до 5000 рублей, к тому же ему полагалась доплата в 500 рублей «на решение квартирного вопроса». В это же время средняя зарплата заводского рабочего составляла примерно 240 рублей в год, а в провинции и того меньше — около 164 рублей.

Как создать перекос

Вопрос об оплате труда ученых встал перед правительством СССР в середине 1920-х — начале 1930-х годов. Разрушенную Гражданской войной промышленность надо было поднимать
и более того — модернизировать, чтобы соседние капиталистические страны не смотрели на территорию красной России как на огромный, вкусный пирог.

Ставка была сделана на то, чтобы высокой оплатой труда привлечь к работе «бывших» царских ученых. К модернизации экономики сначала привлекли американцев — архитекторов и производственников, а когда советские ученые переняли у них опыт, американцев уволили, ведь им нужно было платить в валюте.

Приток ученых в производственные отрасли «обескровил» академическую науку СССР, и в 1936 году глава Совнаркома Вячеслав Молотов озадачил Политбюро служебной запиской, в которой уведомлял о низкой оплате труда советских академиков, которая отставала от оплаты ученых-производственников.

Из текста записки становится ясно, что академики — директора институтов получали в те годы по 857 рублей в месяц, а члены-корреспонденты АН, заведовавшие лабораториями и отделами, — по 814 рублей. В это же время ученые, занятые в промышленности, имели оклады в 2000 рублей. Этот перекос было решено устранить.

Отныне директора институтов Академии наук стали получать от 1500 до 2000 рублей в месяц. Заведующие лабораториями, отделами и секторами — от 700 до 1500 рублей в месяц. Старшие научные сотрудники и спецаспиранты — от 600 до 800 рублей в месяц.

Труд младших научных сотрудников оценивался от 400 до 600 рублей в месяц, а научно-технических сотрудников — от 250 до 400 рублей в месяц.

Любопытно, что академики в союзных республиках по сравнению со столичными учеными оказались ущемлены в зарплате. Так, Совнарком постановил, что выплаты академикам Украины тоже должны быть увеличены, однако платить киевским ученым стали на 10-15% меньше, а по отдельным должностям ставка была снижена на 15-30%.

Это повышение зарплаты ученым, занимающимся «чистой» наукой, поставило в невыгодное положение тех, кто внедрял науку на производстве.

Низшее звено таких ученых получало всего по 180-220 рублей в месяц. Поэтому «мозги» стали активно «перетекать» из промышленных цехов в непыльные НИИ. В стране и особенно в союзных республиках стали появляться разные научно-исследовательские институты, штаты в которых раздувались.

Больше должностей — больше денег

Зарплата профессорского состава в СССР была очень даже приличнойВ 1946 году оклады ученых были подвержены пересмотру, а некоторые повышены.

Перекос никуда не исчез. Темы для диссертаций иногда бывали весьма странными. Встречались, например, такие, как «Влияние ровности покрытий автомобильных дорог на расход горючего» или «Методика обучения пунктуации сложносочиненного предложения в седьмом классе средней школы».

Наука становилась не полем для новых исследований и открытий, а местом для заработка легких денег. Тем более что, несмотря на запрет на совмещение должностей, ученые продолжали это делать.

В 1954 году Степан Червоненко — завотделом науки и культуры ЦК КП Украины — докладывал, что член-корреспондент Академии наук УССР некий Мовчан как завотделом института гидробиологии получает 4500 рублей в месяц, но еще успевает работать заведующим кафедрой Киевского госуниверситета, где ему платят еще 6000 рублей. Кроме этого, Мовчан занимает должность технического работника за 490 рублей в месяц.

А завкафедрой истории Киевского пединститута Голобуцкий, имея основной заработок в 6000 рублей, подрабатывал старшим научным сотрудником в институте истории АН УССР, где ему платили еще 1750 рублей. Этот же товарищ умудрялся несколько лет занимать еще и должность профессора кафедры истории СССР Черновицкого госуниверситета, где ему полагалось еще 2750 рублей в месяц.

В то время как средняя зарплата в СССР в 1954 году составляла 699 рублей, некоторые украинские ученые умудрялись получать по 11 000-19 000 рублей в месяц.

Разумеется, идти на производство ученые не спешили. В 1955 году в докладе зампредседателя Совета министров СССР Алексея Косыгина говорилось, что в заводских лабораториях работают только 75 докторов наук и 1096 кандидатов наук, тогда как во всяческих НИИ по стране зарплату получали 78 200 ученых.

В это же время в США из общего количества ученых физиков и математиков в 175 тысяч человек 83 500 работали непосредственно на производстве.

Об угрожающем перекосе в советской науке не раз писал академик Петр Капица. В 1955 году он сообщал генеральному секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву, что избыточный поток денег губит отечественную науку. Академик сравнивал деньги с навозом и указывал, что, если все время удобрять грядку, на ней вырастут не только сельскохозяйственные культуры, но и сорняки, которые в конце концов заглушат культурные растения.

«Благодаря высоким ставкам и привилегиям для работников науки в нее устремились сорняки, которые глушат настоящих ученых, — писал академик. — Те привилегии для ученых, которые сейчас установлены у нас, могут дать положительный результат, только когда очень хорошо налажена прополка сорняка, а этого у нас нет. За последние годы у нас получилось следующее положение: сорняки, используя слабость нашей бюрократической системы, забрали такую большую силу, что начали сильно тормозить развитие здоровой науки, так что положение стало угрожающим».

Не все так печально

Вплоть до середины 1980-х годов ситуация исправлена не была, хотя в среднем ученые получали уже не так много. Например, психолог-консультант в научном центре имел оклад в 130 рублей. Такой же оклад имел младший научный сотрудник в НИИ или лаборант. Аспирант получал 155 рублей.

Доктор наук — заведующий кафедрой в столичном институте со всеми надбавками и дополнительными часами имел около 700 рублей в месяц. Без надбавки он получал 480 рублей минус налоги. В 1985 году зарплата университетского профессора составляла 600 рублей.

В конце 1980-х перекос в сторону академической науки постарались исправить. Это произошло благодаря такой забытой вещи, как хозрасчет, на который были переведены многие научно-исследовательские институты и конструкторские бюро.

Среднемесячная заработная плата ученых в министерстве нефтяной промышленности в 1989 году составляла 420-460 рублей, в непроизводственных отраслях — 275 рублей, а в научных учреждениях Академии наук в среднем стали получать всего 269 рублей. Еще меньше зарабатывали ученые союзных республик — зарплата теоретиков науки упала до 280 рублей, а кое-где и до 190 рублей. Однако у высшего звена академиков огромные оклады и дополнительные выплаты сохранялись не только до развала Советского Союза, но и много лет после него.

Майя НОВИК

 

СОЮЗ И ИМПЕРИЯ

В Российской империи перед революцией зарплата провинциального профессора составляла 4500 рублей. После революции ученые обнищали. Даже во времена НЭПа профессор получал только 40% от прежней заработной платы. А покупательная способность его зарплаты даже через 70 лет после революции все еще была ниже дореволюционной в 4,9 раза.

 

Загадки истории » Назад в СССР » Наукой сыт не будешь?

, , , ,   Рубрика: Назад в СССР 42 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:33. Время генерации:0,239 сек. Потребление памяти:9.06 mb