Не житьё, а каторга

Автор: Maks Апр 30, 2019

Про каторгу мы знаем в основном из русской литературы. Хотя само слово «каторга» пришло к нам из Древней Греции.

Дармовая рабочая сила

Греческое слово «катергон» означает большое гребное судно, веслами которого орудовали преступники, осужденные к тяжелому принудительному труду.

Долгое время преступников на Руси сажали в тюрьмы или ссылали, но при этом не заставляли заниматься подневольным трудом. И лишь в конце XVII века государство решило, что осужденных можно использовать более рационально.

В 1691 году каторга появилась в российском судопроизводстве как особый вид наказания. Поначалу людей, как и в античные времена, отправляли на галеры. Но вскоре каторжане занялись и другими тяжелыми работами.

Петр I строил новую столицу — Санкт-Петербург. Нужна была дармовая рабочая сила. И уже осенью 1703 года царь потребовал от главы Преображенского приказа князя Федора Ромодановского «несколько тысяч воров приготовить к будущему лету».

Каторжане при первой же возможности бежали из-под стражи. Чтобы их легче было отличить от законопослушных обывателей, преступников предписывалось «пятнать», то есть клеймить и вырывать им ноздри. Клеймо накладывалось как в виде обычной татуировки, так и раскаленным железом.

За побег с каторги полагалась смертная казнь. Предавать казни, согласно петровским указам, следовало и тех, кто укрывал беглецов: «А буде кто таких ссыльных, беглых людей и станет у себя укрывать, или, видя их, не поймает и не приведет и не известит… тем людям… быть в смертной казни без всякой пощады».

Каторжные работы могли быть бессрочными (пожизненными) и срочными. Правда, условия жизни на каторге были такими, что редко кто из преступников доживал до освобождения по сроку.

Каторжане содержались в оковах — ножных и ручных, им наполовину брили голову. После отбытия определенного срока арестанты переводились из разряда испытуемых в разряд исправляющихся — им разрешалось проживать вне острога и без оков.

Колонизация в цепях

Каторга в Российской империиСо временем приговоренных к каторжным работам стали ссылать на Урал, где их труд использовался на сталелитейных заводах и рудниках. Особо тяжелыми условиями содержания славились Екатеринбургские и Нерчинские заводы.

Количество сосланных в Сибирь каторжан возросло в годы правления императрицы Елизаветы Петровны. Дело в том, что она отменила смертную казнь, и всех преступников, которых ее грозный отец непременно приговорил бы к плахе или виселице, отправляли на бессрочные каторжные работы. Таким образом каторга превратилась в «высшую меру наказания». Там содержались не только мужчины, но и женщины, трудившиеся в специально построенных для них «рабочих домах».

Направляя преступников в Сибирь, власть решала сразу две задачи: карательную и колонизационную.

В 1762 году Екатерина II разрешила помещикам ссылать своих крестьян (вместе с женами и детьми) за Урал, засчитывая их вместо рекрутов. Императрица использовала опыт европейских государств, в первую очередь Британии, которые таким способом заселяли свои заморские колонии.

Каторжан отправляли и в Забайкалье, где с начала XVIII века развивалась горнорудная промышленность. На заводах, рудниках и приисках ссыльнокаторжные выполняли самую тяжелую работу. При горных предприятиях возникла целая система тюрем — Алгачинская, Акатуйская, Зерентуйская, Карийская, Мальцевская. Все они составляли так называемую Нерчинскую каторгу. Преступники мечтали попасть куда угодно, только не туда.

В начале XIX века жизнь каторжан стала немного легче. В этом большая заслуга выдающегося реформатора Михаила Сперанского, назначенного в 1819 году сибирским генерал-губернатором и прозванного за свои труды по упорядочению содержания каторжников «законодателем ссылки».

В начале правления Николая I появились и первые политкаторжане. Это были осужденные по «делу 14 декабря». Так началась почти столетняя истории политической каторги. Вслед за декабристами в Сибирь отправились участники польского восстания, петрашевцы, народовольцы и прочие революционеры.

От рассвета до заката

XIX век — по сравнению с XVIII — можно назвать гуманным. Преступникам уже не рвали ноздри и не клеймили лбы раскаленным железом. Но все равно жизнь «во глубине сибирских руд» была далеко не сахар.

Трудности начинались уже во время следования к месту отбытия наказания. Ссыльнокаторжным нужно было пешком пройти тысячи километров. В экипажах на каторгу следовали только особо опасные государственные преступники, например, декабристы и Николай Чернышевский.

Обычно же из арестантов формировались специальные команды, которые под конвоем отправлялись к месту назначения. Длинные вереницы людей, многие в кандалах, шли по Московскому тракту — главной дороге, связывавшей центр с Сибирью. Вслед за ними двигался обоз с женщинами и детьми. Для отдыха каторжан вдоль всего тракта были построены специальные этапы — большие мрачные здания, окрашенные в желтый цвет. После постройки железной дороги заключенных стали перевозить в вагонах.

По прибытии каторжане размещались по тюрьмам при рудниках, приисках и заводах. Из личных вещей заключенным разрешалось иметь только обручальное кольцо и предметы религиозного культа. В тюрьме арестантов заковывали в кандалы и одевали в халаты с большой яркой заплатой на спине (знаменитый «бубновый туз»).

Распорядок дня каторжанина регламентировался «Общей тюремной инструкцией». День арестанта начинался в 6 часов утра с поверки по камерам. Затем «поочередно небольшими партиями» каторжан выпускали «в отхожие места».

Утренний чай с ржаным хлебом пили в 8 часов утра, после чего арестантов уводили на работу. Свободные от работы возвращались в камеры и до утренней прогулки занимались своими делами. Расписание проглок составлялось непосредственно тюремной администрацией с таким расчетом, чтобы все заключенные могли пользоваться ими ежедневно в пределах от 10 до 30 минут. Последнее требование соблюдалось далеко не всегда. В Горном Зерентуе, к примеру, бывало, что заключенные выходили на прогулку 1-2 раза в неделю на 10-15 минут.

Обед начинался в 12 часов, ужин — в 6 часов вечера. Затем следовала уборка камер, после чего туда приносили кипяток. По окончании вечерней поверки и предусматриваемого инструкциями ежедневного обыска арестанты ложились спать. «Общая тюремная инструкция» отводила на сон от 7 до 8 часов в сутки.

«Приказание генерала Кукушки»

Ежегодно с каторжных работ бежали сотни заключенных. Часто это были самые опасные уголовные преступники, от которых приходилось страдать местному населению.

Бежали, как правило, с установлением теплой погоды. Своеобразным сигналом к побегу служило первое кукование кукушки. «Исполнить приказание генерала Кукушки» на языке каторжников означало «бежать».

Надежда на удачный побег была ничтожной. Пойманного ожидало ухудшение условий содержания. Его подвергали наказанию — от 50 до 100 ударов кнутом или плетьми — и увеличивали срок каторги. Помимо этого, пойманных беглецов заковывали в кандалы, приковывали к тачке или тюремной стене.

По отбытии срока наказания каторжников переводили в разряд ссыльнопоселенцев. Часто местом ссылки назначали те же места, где они находились в заключении.

Каторга как вид наказания была отменена в марте 1917 года Временным правительством. Впрочем, в советское время заключенных снова стали использовать на тяжелых принудительных работах.

Алексей ПЕТРОВ



  Рубрика: Злодеи

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:61. Время генерации:0,171 сек. Потребление памяти:8.28 mb