Николай Трофимов 1920-2005: Большая жизнь маленького человека

Автор: Maks Янв 20, 2022

До последнего дня Николай Николаевич выходил на сцену, хотя передвигался уже с трудом, преодолевая боль и слабость. Случалось, забывал текст, но играл душой. Зрители и коллеги прощали ему все.

Сцена БДТ помнит Николая Трофимова молодым, полным сил актером, теперь же он был старым больным человеком, для которого утром встать с постели — уже подвиг. А сцена, как наркотик, по-прежнему манила. Здесь он забывал о возрасте, болезнях и старался не думать, что осталось-то совсем немного. Счет шел уже на дни.

СЛОВНО ЗАГОВОРЕННЫЙ!

…Июнь 1941 года, Ленинград. На площади Труда разместился сборный призывной пункт, тут же развернута импровизированная парикмахерская: будущих солдат бреют наголо.

Вот один из призывников устраивается на стуле, но машинка не успевает коснуться его шевелюры. В помещение вбегает паренек в морской форме: «Трофимов здесь? Его не стричь!»

Николай, как и мечтал, попал на флот, но стал не моряком, а артистом Центрального ансамбля ВМФ. Руководство узнало о его театральном образовании и решило, что на сцене он нужнее. Ансамбль гастролировал по всем фронтам.

Трофимов был как заговоренный: рядом с ним разрывались снаряды, пули попадали в его товарищей, а на нем — ни царапины. Со всего курса к концу войны в живых остался только он. Потерял актер и многих родных и близких, а его 2-месячный сын умер в блокадном Ленинграде.

ГОРЕ И СЧАСТЬЕ ОТЦА

Николай женился на последнем курсе института — его избранницей стала милая девушка Таня, тоже будущая актриса. В июне 1941-го она была на третьем месяце беременности, а в сентябре началась блокада.

Сын Николая и Татьяны родился в первую, самую тяжелую зиму блокады. Шансов на выживание в тех нечеловеческих условиях у малыша почти не было, но супруги до последнего надеялись на лучшее. Мальчик, которого назвали Женей, прожил всего два месяца… В итоге пара так и осталась бездетной: здоровье Татьяны было подорвано.

И все же Татьяна и Николай прожили душа в душу 30 лет. Поначалу она вместе с ним служила в Театре Комедии, а потом ушла с работы и полностью посвятила себя мужу. Позже начала много болеть и не смогла дожить до пятидесяти.

Николай Николаевич тяжело переживал утрату. Чтобы не сидеть одному в пустой квартире, практически переселился в театр. Там он и познакомился со своей второй женой Марианной, страстной поклонницей театрального искусства.

Трофимов уже и не надеялся на такое чудо, но в 1973 году судьба преподнесла ему неожиданный подарок — дочку Наташу. 53-летнему артисту снова захотелось жить, любить, творить.

НА ПЕНСИЮ? НИ ЗА ЧТО!

Николай ТрофимовВ 1964 году Николай Трофимов перешел в Большой драматический театр, его репертуар, до этого момента в основном комический, пополнился серьезными драматическими ролями. «Моя тема — тема маленьких людей, которые незаметно делают большое дело», — так Николай Николаевич обозначал свое амплуа. Он служил в БДТ больше 40 лет, но постепенно годы брали свое: болели суставы, поднималось давление, беспокоило сердце… Актер никогда не жаловался. О том, каких усилий ему порой стоило просто встать утром с постели, знала только жена. Когда-то его день начинался с зарядки, теперь же приходилось принимать горсть таблеток, чтобы утихла головная боль, делать компрессы и растирания, чтобы заставить работать онемевшие суставы.

Трофимову было важно сохранить имидж неутомимого энтузиаста, болезни он считал слабостью и скрывал от коллег. В театре всегда появлялся бодрым, живо интересовался происходящим вокруг, знал о проблемах коллег, помогал, не дожидаясь просьб. Успевал преподавать студентам, а те его просто обожали.

Близкие настаивали, чтобы Николай оставил работу. Какое там! Об этом он и помыслить не мог. «Они репетируют, и я с ними. Они выходят на сцену — и я как будто там. Мне будто снова двадцать», — говорил он. Ни на седьмом, ни даже на восьмом десятке лет Трофимов слышать не хотел о размеренной жизни пенсионера. Был уверен: закроют в четырех стенах — умрет от тоски!

ДАЛЬШЕ ТОЛЬКО ТЬМА…

После восьмидесяти здоровье актера резко ухудшилось. А тут еще дочь вышла замуж за итальянца и уехала из страны. Конечно, она навещала родителей, но после каждого ее отъезда на Николая Николаевича наваливалась тоска.

Он все еще работал, однако его занятость в спектаклях с каждым сезоном сокращалась. В душе актер оставался молодым, но тело подводило. Осознавать собственную немощь для Трофимова было невыносимо. Когда готовился очередной спектакль, он говорил: «Как я хотел бы сыграть эту роль!» — но понимал, что уже не сможет.

В 2005 году блистательный актер отметил 85-летний юбилей. В последний раз он вышел на сцену в любимом спектакле «Пиквикский клуб». После спектакля был праздник, собрались все, кто знал и любил артиста. Звучали тосты, поздравления, коллеги исполняли его любимые песни. Оглядывая гостей, Трофимов понимал: из тех, с кем он начинал работать в театре, уже почти никого не осталось в живых. Он все еще держится, но это ненадолго.

Вскоре артиста сразил тяжелейший инсульт, он потерял сознание. Это произошло дома, жена была рядом, скорая приехала быстро, но медики мало чем могли помочь актеру: поражение мозга оказалось слишком обширным. Когда он пришел в себя в больнице, стало очевидно, что реабилитация будет долгой, а то и вовсе не даст результата. Тело было почти полностью парализовано, он не мог говорить, плохо видел.

Но сдаваться Николай Трофимов не хотел. Боец по натуре, он готов был к битве за жизнь. И все же улучшение не наступало.

Последние месяцы и дни жизни Николая Николаевича были невероятно тяжелыми: обездвиженный, не в силах произнести ни слова, он постепенно терял последнюю ниточку, связывающую его с этим миром. Зрение ухудшалось с каждым днем, слух пропадал, и артист погружался в кромешную тьму и мертвую тишину.

В ночь на 7 ноября 2005 года произошел второй инсульт. Сердце Николая Трофимова остановилось.

Лина ФИЛИМОНОВА

ДУША СОЛДАТА

Актер предчувствовал свою смерть. За несколько месяцев до нее он говорил близким: «Скоро уже, осталось совсем чуть-чуть». А незадолго до инсульта попросил похоронить его под песню Марка Бернеса «Журавли». Он всю жизнь чувствовал себя солдатом, свято чтил память тех, кого потерял на войне. Видимо, поэтому и хотел уйти под песню, ставшую для него гимном.

Друзья исполнили его просьбу: во время гражданской панихиды звучала баллада о белых журавлях. «Настанет день, и с журавлиной стаей / Я поплыву в такой же сизой мгле…» — пел Бернес, и казалось, что это голос Николая Трофимова, что его душа плывет по небу вместе с душами погибших солдат.

  Рубрика: Как уходили великие 76 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,252 сек. Потребление памяти:9.01 mb