«Ночь парашютистов»

Автор: Maks Июл 24, 2020

Ситуация в Алжире в 1961 году не устраивала ни одну из враждующих сторон — ни военных, ни «черноногих», ни алжирцев, стремившихся к независимости. И поэтому их противостояние происходило не только в Африке, а выливалось и на улицы французских городов.

В толерантной Франции не принято говорить о событиях, связанных со вспышками межнациональной вражды. Поэтому об истории, о которой пойдет речь, сведений немного. Но и их достаточно для того, чтобы понять, какие трудности создала себе Пятая республика, руководство которой то активизировало войну в Алжире, то выводило оттуда войска. Принимало — как своих подданных — выходцев из Северной Африки, не заботясь об их адаптации в метрополии.

В результате эта проблема «решалась» уже на местах.

Происшествие в Трианоне

Вечером 23 июля 1961 года в ночном клубе «Трианон» небольшого французского городка Монтиньи-ле-Меца было шумно и многолюдно. Кроме местных завсегдатаев, гуляли две компании — 15 десантников из 1-го парашютного полка, который недавно передислоцировали в эти края из Алжира, и несколько арабов, в разное время приехавших оттуда же. Причем среди последних были как «лояписты», приверженцы сохранения колонии в составе Франции, стремившиеся спастись от соотечественников-националисгов, так и радикально настроенные сторонники независимости. И вот один араб, явно понимая, что провоцирует десантуру, подошел к белой француженке и пригласил ее на танец.

Парни в красных беретах, и так неодобрительно поглядывавшие на смуглых соседей, восприняли это как вызов. Несколько парашютистов подошли к арабу и выразили ему свое явное неудовольствие. За него вступились приятели. Все могло бы закончиться обычной потасовкой двух сторон, но танцевавший с француженкой араб (как впоследствии выяснилось — член Фронта национального освобождения) вынул из кармана пистолет. В ответ парашютисты достали боевые ножи, с которыми они никогда не расставались. Алжирец открыл огонь. По словам свидетелей, он произвел от двух до 40 (!) выстрелов. Первым от пуль погиб бармен заведения, видимо, пытавшийся предотвратить столкновение. Араб выбежал из клуба и возле протестантского храма застрелил погнавшегося за ним десантника Франсиса Соро. Когда об этом узнали, самый старший по званию среди парашютистов — унтер-офицер — взобрался на стол клуба и крикнул что-то вроде: «Наших бьют!»

Десантура бросилась на смуглых посетителей «Трианона»…

«Зачистка» Монтиньи-ле-Меца

Тем временем один из бойцов сбежал в казармы десантного полка и сообщил однополчанам о произошедшем. Оттуда выскочило порядка 300 «красных беретов» и помчались к городку. Так и начались события, которые позже в прессе окрестили как «Ночь парашютистов». Впрочем, события продолжались не только в ночные часы с 23 на 24 июля, но и весь следующий день.

Парашютисты начали с Ботанического сада и продолжили на вокзале в Меце. Углядев среди пассажиров арабского коммивояжера, они схватили его и, дотащив до моста Сен-Жорж, бросили в реку Мозель. Еще хуже обошлись с итальянцем, вышедшим из поезда. В заблуждение ввели смуглый цвет его лица и незнакомый язык. Итальянца сильно избили. Досталось и другим европейцам, имевшим «подходящую» внешность. На улицах городка били всех прохожих, кто напоминал арабов, гоняясь за ними до подъездов их домов.

По официальным данным, кроме застреленных алжирцем из ФНО бармена и Франсиса Соро, были убиты еще один десантник и араб. 17 выходцев из Северной Африки и 10 других граждан получили ранения. Впрочем, свидетели утверждают, что это далеко не полные данные…

Успокоили разошедшуюся десантуру только через 36 часов после начала беспорядков. Муниципальная и военная полиция арестовала 11 тысяч человек, причем исключительно гражданских. Учитывая, что и современное население Монтоньи-ле-Меца немногим больше 20 тысяч человек, складывается впечатление, что тогда арестовали больше половины горожан. Однако это не так. Под предлогом разбирательств полиция задержала в соседних районах немало арабов, подозревавшихся в работе на ФНО. Среди них нашли и троих алжирцев-активистов, которых обвинили в провокация в клубе «Трианон».

Десантников же вернули в казармы и посадили под домашний арест на 48 часов.

Последний аргумент

Что же послужило причиной такой вспышки насилия, из-за чего элитная воинская часть французской армии устроила настоящий погром? Для этого следует вспомнить, что речь идет о парашютистах, а в десантных войсках традиционно были высокими боевой дух и узы товарищества. По воспоминаниям ветеранов парашютных полков, здесь был свой особый мир со своими традициями, сленгом, культурой. Они не бросали друг друга в беде — ни в кабаке, ни в драке, ни на поле боя. Не оставляли даже тела погибших товарищей на поругание врагу.

У парашютистов были лучшие командиры, которыми солдаты гордились и безгранично доверяли им. В свою очередь, офицеры никогда не «сдавали» своих подчиненных военным трибуналам, предпочитая наказывать провинившихся, не вынося сор из избы. Так что десантные полки были наиболее сплоченными и готовыми к бою воинскими частями послевоенной Франции. Неудивительно, что когда в 1950-х годах дела в Алжире стали совсем плохи, туда решено было отправить парашютистов, дав им карт-бланш на наведение порядка.

На войне, как на войне

1-й Парашютный полк в АлжиреБоевые действия в североафриканской колонии Франции начались в 1954 году. Боевики Фронта национального освобождения периодически нападали на «черноногих» (так называли алжирцев французского происхождения) и лояльных арабов. В ответ те, при поддержке армии и полиции, устраивали акции возмездия.

К 1956 году, увеличив воинский контингент в Алжире до 400 тысяч человек, Франции удалось значительно ослабить позиции повстанцев ФНО. Тогда в столице — тоже Алжире — арабы прибегли к тактике городского терроризма, которой колониальная администрация не могла ничего противопоставить. Полицейские сбились с ног, но отыскать следы заговорщиков не удавалось. Армейские части ограничивались выставлением блокпостов между арабскими и европейскими кварталами, но это не помогало…

И тут в начале 1957 года на улицах появились парашютисты 10-й дивизии генерала Жака Массю. В ее состав входил и уже упоминавшийся 1-й полк. «Черноногие» и «лоялисты» встречали десантников с восторгом, с цветами, угощали их фруктами. Жители города увидели в них людей, способных справиться с жестокими террористами. Бойцы десанта были как на подбор — высокие, в пятнистой, хорошо сидящей на них форме, в кепи (касок принципиально не носили), чисто выбритые, коротко стриженные, в начищенных до блеска ботинках. С обывателями они были вежливы, корректны, но немногословны. За парашютистов чаще говорили их дела…

Десантники устраивали облавы и обыски по всему городу, активно применяли пытки на допросах и сумели добыть нужную информацию о повстанцах в городе. Им удалось разгромить все террористические ячейки, прекратить поступление в город оружия и снаряжения, денег и медикаментов для бойцов ФНО. За год по аналогичной схеме было разгромлено сопротивление и в других городах страны…

А в 1959 году президент Франции генерал де Голль признал право Алжира на самоопределение.

Десантники Массю победили повстанцев на поле боя, но проиграли им на политическом поприще — пытки не одобрили во Франции. Их части стали выводить из Алжира. Вывели и 1-й парашютный полк, который определили на постой во французскую глубинку.

И все накопленное возмущение десантников выплеснулось на виновных и невиновных жителей Монтиньи-ле-Меца и Меца.

Однако, прежде чем обвинять парашютистов в чрезмерной жестокости, следует еще раз вспомнить официальное число жертв июльских событий — четверо погибших и 27 раненых с обеих сторон.

Но пройдет совсем немного времени, и 17 октября 1961 года на улицах французской столицы состоится так называемый Парижский погром. Полисмены жестоко разогнали 40-тысячный митинг алжирцев. Они оттеснили арабов к Сене, избивали и топили их в реке, арестованных расстреливали во дворе своей штаб-квартиры. Официально жертвами полиции стали 40 североафриканцев, неофициально — до 200. Ответственности никто не понес…

Наверное, потому, что митингующие первыми ранили нескольких прохожих и полицейских, сожгли ряд машин, разбили много витрин, а после их быстрого разгона на улицах было найдено до 2 тысяч стволов огнестрельного оружия, которыми «мирные митингующие» просто не успели воспользоваться.

Олег ТАРАСОВ

Загадки истории » Заговоры и мятежи » «Ночь парашютистов»

, ,   Рубрика: Заговоры и мятежи

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:45. Время генерации:0,134 сек. Потребление памяти:8.2 mb