Нож в «сердце» Украины

Автор: Maks Ноя 17, 2020

Катастрофе на Чернобыльской АЭС предшествовали многочисленные тревожные сигналы, поступавшие в том числе от курировавших строительство сотрудников госбезопасности. Доходило и до аварий. Причины — авральные темпы работ, плохая организация, махинации с отчетностью и хищения.

Чернобыльская АЭС должна была перекрыть дефицит электроэнергии в насыщенной промышленными предприятиями центральной части Украинской ССР.

Тревожные звоночки

Территорию для станции подобрали в Чернобыльском районе Киевской области, то есть в густонаселенном регионе и вблизи столицы второй по значению советской республики. Конечно, это позволяло сэкономить на линиях электропередачи и коммуникациях, но следовало учесть и огромный риск, который был связан с угрозой аварии. Впрочем, поскольку крупных аварий на АЭС еще не случалось, о риске предпочитали не думать.

Решение согласовывалось в соответствии с иерархией — от киевского облисполкома до ЦК КПСС и общесоюзного Совета министров. И руки украинским товарищам никто не выкручивал. Республиканские власти больше, чем кто-либо, были заинтересованы в удешевлении расходов, а потому и хотели расположить станцию в самом «сердце Украины» — поближе к потребителям.

Проектирование началось в 1966 году и велось исходя из трех типов реакторов. Учитывая вычисленные показатели рентабельности, остановились на газово-графитовом реакторе, причем в бескорпусном варианте. Корпуса достаточной прочности серийно в СССР делать еще не умели, а закупать за рубежом было дорого. Хотя понятно, что при наличии корпуса жертв оказалось бы меньше.

С 1970 года проектирование АЭС поручили «Гидропроекту», но поскольку этот институт специализировался на гидроэлектростанциях, пришлось привлекать субподрядчика — Институт комплексных энергетических технологий (ВНИПИЭТИ) из Министерства среднего машиностроения. Понятно, что наличие промежуточного звена между заказчиком и реальным подрядчиком на ходе работ сказывалось не лучшим образом.

На следующем этапе по традиционной для масштабных строек схеме организовали дирекцию Чернобыльской АЭС, которую возглавил Виктор Брюханов — человек, с чьим именем эта авария и ассоциируется.

В феврале 1970 года приступили к строительству будущего города энергетиков — Припяти.

Укладка, первого кубометра бетона, как водится, сопровождалась торжественной церемонией и была приурочена к Дню строителя — 15 августа 1972 года. А потом начались будни: предприятия-смежники подводили друг друга и тыкали пальцем на тех, кто стоял в цепочке перед ними.

30 апреля 1975 года тогдашний лидер Украины председатель ЦК КПУ Виктор Щербицкий направил главе союзного правительства Алексею Косыгину письмо, объясняя, почему срок ввода первого энергоблока оказался сорванным.

Из Москвы поступила директива о том, что общий график менять не будут и в 1981 году, в любом случае, 3-й и 4-й энергоблоки должны быть запущены (хотя ни 1 -й, ни 2-й тоже еще не запустили).

Агентура доложила точно…

Строительство Чернобыльской АЭСОбстановка и на самом строительстве, и на подключенных к проекту предприятиях накалялась, что плохо сказывалось на качестве. А за качеством следили не только соответствующие технологические службы, но и чекисты.

Конечно, главная их задача заключалась в том, чтобы отсечь иностранной разведке доступ к касающейся проекта секретной информации, а также исключить возможность диверсий. При постановке последней задачи, кстати, учитывалась даже не угроза со стороны иностранных спецслужб, а возможность совершения теракта националистами из числа затаившихся или реабилитированных.

Поскольку потенциальные организаторы теракта могли использовать допущенные при строительстве и проектировании ошибки, «залезать» в производственный процесс сотрудникам КГБ приходилось достаточно глубоко, так что иногда это казалось даже смешным и абсурдным. Хотя, как показали последующие события, если бы на выявленные чекистами недостатки обратили внимание и выполнили все рекомендации, события могли пойти по другому сценарию.

В общей сложности по линии Чернобыльской станции КГБ отслеживал деятельность 40 организаций, в которых работало 9294 человека.

Самая интересная информация поступала от «доверенных лиц», которые сообщали о нарушениях технологических норм, правил пожарной и эксплуатационной безопасности, хищениях. Те из агентов, кто обладал достаточными знаниями, указывали на ошибки в проектировании и строительстве: иногда мнимые, но чаще вполне реальные.

Так, летом 1975 года агентура просигнализировала о серьезных отклонениях от проекта при монтаже компенсатора давления в шахте реактора, а также на брак в хранилище радиоактивных отходов. По сути, такие сигналы помогли предотвратить две аварии с труднопредсказуемыми последствиями.

Еще через полгода пришлось выяснять отношения с Кураховском котельно-механическим заводом, поставлявшим непригодные к эксплуатации трубы для циркуляционного водовода. Конечно, красные корочки сотрудников КГБ произвели определенное впечатление. Качество труб на некоторое время улучшилось, а потом снова начались проблемы.

«Сознательно идут на грубые нарушения»

Авральные темпы подсекали на корню и качество, и безопасность.

В 1978-1979 годах в своих донесениях начальник Чернобыльского райотдела Виктор Клочко конкретными фактами подтверждал, что «отдельные руководители сознательно идут на грубые нарушения технологических норм ведения строительства, думая только о том, как быстрее сдать объекты, не заботясь об их будущем и возможных трагических последствиях».

В 1971-1981 годах на строительстве АЭС произошло 29 аварийных ситуаций, и восемь из них по вине персонала.

Самые серьезные выводы следовало сделать из событий февраля 1979 года, когда из-за срабатывания автоматической защиты АЗ-5 пришлось аварийно останавливать первый энергоблок. Причиной стало отключение главных циркуляционных насосов, подающих воду для охлаждения реактора. «Крайними» оказались ленинградские проектировщики, заложившие в техническую документацию неправильное дренажное устройство.

Летом того же года чекистам пришлось реагировать на сигнал о некачественном выполнении гидроизоляционных работ, что привело к аварийной ситуации в цехе химводоочистки. Руководство АЭС вроде бы начало принимать меры, но в апреле 1981 года было выявлено радиоактивное загрязнение участка санитарной зоны. И разумеется, причиной снова были «прорехи» в системе водоочистки.

Все это происходило на фоне рапортов об успехах.

14 декабря 1977 года подписали акт приемки первого энергоблока. 16 ноября 1978 года состоялся пуск второго энергоблока (на котором и происходили перечисленные выше нарушения).

Работы по второй очереди начались с третьего энергоблока. И одновременно «сыпалось» уже сделанное.

9 сентября 1982 года на первом энергоблоке произошел пожар, ставший самой крупной аварией, случившейся до основной катастрофы.

При пробном пуске из-за аварийного разрыва технологического канала графитовая кладка деформировалась, и в реакторное пространство выбросило радиоактивную парогазовую смесь. Давление резко подскочило, и 800 килограммов воды из гидрозатворов выбросило в реакторное пространство «соседнего» второго энергоблока, работавшего на номинальной мощности.

Далее парогазовая смесь уже с обоих энергоблоков выбрасывалась на территорию самой станции, загрязнив ее радиацией.

Причину, приведшую к разрыву канала, установить так и не удалось. В качестве одной из версий говорились о возможности попадания в канал инородного предмета, что означало либо халатность, либо диверсию.

Страна же получала новые победные рапорты.

3 декабря 1981 года запущен третий энергоблок.

21 декабря 1983-го — четвертый: тот самый, с которого все начнется.

Олег ПОКРОВСКИЙ

Загадки истории » Катастрофы и катаклизмы » Нож в «сердце» Украины

, , , , ,   Рубрика: Катастрофы и катаклизмы 122 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:27. Время генерации:0,664 сек. Потребление памяти:8.72 mb