Откровения Рейнской Сивиллы

Автор: Maks Июл 23, 2020

Для Средних веков Хильдегарда фон Бинген была явлением феноменальным. Она предсказывала будущее и вела философские диспуты, сочиняла духовные тексты и музыку, лечила больных и писала трактаты по медицине и естественным наукам. Она создала один из первых искусственных языков — лингву игноту. Современники называли ее Рейнской Сивиллой. А потомки почитали как святую.

Хильдeгaрда происходила, ив дворянской семьи, жившей в Бермерсхайме и состоявшей на службе у графа Шпонхайма, крупного феодала в Рейнской области. Будущее не предвещало ей ничего хорошего — рожденная за год до взятия Иерусалима девочка была десятым по счету ребенком, то есть бесприданницей.

Божье дитя

К тому же, как оказалось, здоровье у малютки было чрезвычайно хрупким, а это практически ставило крест на возможном замужестве — девочка легко простужалась, подхватывала многочисленные инфекции, и буквально с рождения ее мучили сильные головные боли, от которых не было спасения. Девочка была застенчивой и робкой, а болевые ощущения сделали ее невероятно терпеливой. Она не плакала, не жаловалась и очень боялась признаться, что во время приступов боли ее преследуют странные видения. Маленькая Хильдегарда видела сверкающий свет, это было и страшно, и притягательно одновременно. Когда о видениях узнали ее родители, они сразу поняли, что дочку следует посвятить Богу.

До восьми лет Хильдегарда воспитывалась в отчем доме, а затем ее отдали на воспитание сестре графа Майнхарда фон Шпонхайма Ютте, бенедиктинской монахине. Ютта вела очень строгую аскетичную жизнь, занималась самобичеванием, держала долгий и очень тяжелый пост, жила не в женской обители, а вела жизнь отшельницы. Однако к себе на воспитание она охотно брала девочек из знатных семей. Дочка вассала показалась ей хорошим приобретением. Ютта давала ей уроки латыни, чтения, письма, счета, но девочка, как скоро поняла Ютта, плохо усваивала науки, зато страстно любила музыку. А богословские понятия открывались ей через систематические видения, которые с каждым годом становились все длительнее и чаще. В 14 лет, когда другие девушки выходят замуж, Ютта увезла Хильдегарду в скит, который находился под попечительством мужского бенедиктинского монастыря Дизибоденберга. Так девушка стала сестрой Хильдегардой.

Аббатиса

Хильдегарда фон БингенВ скиту Ютты Хильдегарда прошла настоящую школу выживания. Никакое слабое здоровье не было там оправданием, сама Ютта считала, что физические недуги только проявляют духовные добродетели и никаких уступок слабому телу делать нельзя, потому что это развращает душу. Воспитанницы Ютты поднимались на молитву среди ночи, стояли на коленях часами на ледяном полу и питались из рук вон плохо. Неудивительно, что при таком подходе к служению Богу сама Ютта прожила всего 45 лет. Как удалось выжить в таких условиях Хильдегарде, и вовсе непонятно. Но она выжила. И даже физически окрепла. У Ютты она была на хорошем счету и, в конце концов, стала ее преемницей на руководящем посту. Правда, ждать этого пришлось почти четверть века. К тому времени новой аббатисе было уже 38 лет.

Ее образование сегодня бы назвали несистематичным. Латынь она прекрасно понимала на слух, поскольку многолетние чтения молитв и пение псалмов даром не проходят, но самостоятельно составлять предложения и говорить на латыни она не могла — путалась в склонениях, порядке слов и прочих грамматических премудростях, писала с многочисленными ошибками. Тем не менее свои духовные cтихи и псалмы она сочиняла на латыни. В том виде, в котором эти творения выходили из-под ее руки, они были, вероятно, совершенно безграмотными. Но в обители Хильдегарды при ней жил ученый монах, исполнявший функции секретаря. Он-то и записывал и правил все, что диктовала аббатиса.

Скит, доставшийся ей по наследству от Ютты, был преобразован в монастырь на холме святого Руперта под Бингеном. Создание новой обители привиделось ей во время тяжелой болезни еще при жизни Ютты, в видении ей давалось указание взять с собой тех из десяти монахинь, которые захотят уйти из Диэибоденберга, и основать собственную обитель. Но исполнить божественное предначертание удалось лишь в 1147 году (в этот год, согласно русским летописям, была основана Москва). На посту аббаггисы Хильдегарда провела еще 43 года и умерла в весьма преклонные лета — на 81-м году жизни.

Монастырь, который она создала, резко отличался от кошмарного скита наставницы Ютты. В нем не было строгостей, которые, по мнению Хильдегарды, не только не укрепляют веру, но приводят в негодность тело, делают монахинь зависимыми от физического состояния. Поэтому в обители Хильдегарды монашки не умерщвляли плоть, не наносили вреда телу, хорошо питались и много занимались науками и искусствами. Правда, Хильдeгaрду упрекали, что в свой монастырь аббатиса берет не всех девушек, изъявивших желание, а только девочек из хороших семей. На что Хильдегарда отвечала с удивительной прямотой, мол, даже в хлеву животных распределяют по породам — овцы к овцам, коровы к коровам, козы к козам! На это недоброжелателям ответить было нечего. И они замолкли. Желающих попасть в монастырь Хильдегарды было так много, что в 1165 году была открыта дочерняя обитель в Айбингене.

Духовные труды

Хильдегарда с ранних лет очень любила музыку и была, вероятно, одарена хорошим слухом и приятным голосом. Так что неудивительно, что в монастырской среде ярко проявился ее талант сочинять церковные мелодии и духовные тексты. В 1150-е годы она упорядочила свои музыкальные произведения в сборник под названием «Гармоническая симфония небесных откровений», куда вошли одноголосные распевы, посвященные в основном Деве Марии и святой Урсуле. Распевы имели объединяющую их особенность — на несколько музыкальных тактов приходился один слог, то есть звучали они очень протяжно. Хильдегарда не боялась вести диалог с правителями, учеными, церковными иерархами и совершала поездки для наставления верующих в вопросах богословия.

Это зачастую касалось и борьбы с еретическими движениями. Их Хильдегарда не одобряла, но считала карательный подход неправильным, еретиков, говорила она, нужно просто исторгать из церкви, но физически не уничтожать. Неправильное понимание церковной доктрины она связывала с болезнями тела, которые нужно лечить. Поскольку вопрос физического здоровья, которое обязательно сказывается на духовной жизни, ее интересовал из-за собственных недомоганий, Хильдегарда написала несколько сочинений по медицине и естествознанию.

В «Книге о внутренней сущности разных природных созданий», состоявшей из двух частей, «Физики» и «Книги о сложной медицине», она описала царства растений, камней, минералов, животных, деревьев, металлов и их свойства, воздействующие на анатомические особенности человеческого организма. Причем не ограничилась обычными для того времени рекомендациями, а привела рецепты народной медицины, основанные, в основном, на знании свойств растений. Эти рецепты были опробованы на самой себе и обитательницах ее монастыря.

Конечно, среди советов Хильдегарды были и совершенно бессмысленные, вроде применения для исцеления драгоценных камней, но она хоть рекомендовала их просто класть в рот и посасывать, считая, что исцеляет проглатывание слюны, соприкасающейся с камнем, а не советовала их толочь и глотать, как это делали тогдашние доктора, уморившие не одного венценосного пациента. Хильдегарда, к счастью для тех, кто прислушивался к ее советам, обладала здравым смыслом.

Что ей являлось?

Но в Средние века больше ценились мистические откровения, которых аббатиса так стеснялась, что даже обратилась за советом к своему духовнику брату Вольмару — оставить ли ей после себя заметки о посещавших ее странных видениях? Вольмар рекомендовал все записать и обнародовать. Так Хильдегарда и поступила. Благодаря ее сочинению «Сцивий» мы знаем, что представляли собой эти видения, которые она пыталась истолковать. Являлись они ей как картины, составленные из световых пятен, вспыхивающих как звезды. И были очень похожи на витражи, которые появятся в церквях немного позже. Яркие, постоянно меняющиеся, они открывали ей истинную картину мира, устройство Вселенной, и космос представлялся ей огромным яйцом, внутри которого находился человек, сквозь тело которого проступал дрожащий свет пламени. Бог говорил с сестрой в эти моменты на неизвестном языке. Она даже составила словарь этого языка, немного похожего на латынь. Лингва игнота, или язык неведомый, считается сегодня одним из первых искусственных языков, придуманных человеком.

Николай КОТОМКИН



, ,   Рубрика: Религии мира

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:47. Время генерации:0,132 сек. Потребление памяти:7.7 mb