Палач на красном «Запорожце»

Автор: Maks Авг 21, 2019

Геннадий Михасевич, серийный убийца из Белоруссии, начал свою кровавую серию за несколько лет до знаменитого маньяка Андрея Чикатило. За убийства, совершенные Михасевичем, были невинно осуждены 14 человек. Один из них был расстрелян.

Долгие годы Геннадий Михасевич, проживающий в деревне Солоники Полоцкого района, оставался вне подозрений. У него была репутация хорошего семьянина, отличного работника и активного общественника. Михасевич был членом добровольной народной дружины и активно участвовал в милицейских рейдах по розыску самого себя.

Главное — процент раскрываемости

Все это помогло Михасевичу 14 лет оставаться неуловимым. Милиция и прокуратура в погоне за процентом раскрываемости «вешали» очередной женский труп на первого попавшегося и доводили дело до суда и обвинительного приговора.

Первый раз Михасевич убил женщину 14 мая 1971 года. Случилось это неподалеку от деревни, где он проживал. После ареста он рассказывал, что в тот день его бросила любимая девушка и он решил повеситься. Но вместо этого напал на случайную прохожую, 19-летнюю Людмилу Андаралову, изнасиловал ее и задушил.

Труп нашли 16 мая, и следствие решило, что девушка стала жертвой грабителя. Единственным, кто выдвинул версию о появлении в Витебской области серийного убийцы, был инспектор угро областного УВД Борис Лапоревич, но его вскоре отстранили от расследования. Делом занимался «важняк» из республиканской прокуратуры Михаил Жавнерович, который и определил виновным некоего Глушакова, отдав его под суд.

А ведь Борис Лапоревич не на пустом месте выдвинул версию о серийном убийце. 29 октября того же года на окраине Витебска было совершено еще одно нападение — неизвестный пытался задушить девушку веревкой. Жертва вырывалась и кричала. На ее крик прибежали школьники и спугнули преступника. Ценнейший вещдок — веревку со следами крови преступника (жертва укусила его за руку) — вскоре просто выбросили. А Михасевич между тем в тот же день возле поселка Руба изнасиловал и убил другую девушку. За это убийство тоже был осужден невиновный.

В апреле и в июле 1972 года в районе железнодорожной станции Лучеса были найдены еще два женских трупа со следами изнасилования и удушения. И еще один труп нашли в июле 1973 года. И снова были задержаны и осуждены невиновные. На этот раз сразу трое. Все тот же следователь Жавнерович угрожал на допросах расстрелом, если обвиняемые не сознаются. И они сознавались.

Письмо в редакцию газеты

С 1976-го по 1978 год на участках между Новополоцком и Полоцком были убиты еще четыре женщины. Три жертвы были еще и изнасилованы. Там же в 1979 и 1980 годах было совершено еще два убийства. Но в серию их никто так и не связал.

А с 1981 года убийства женщин, сопряженные с изнасилованиями, начались уже в восьми районах Витебской области. 1984 год был «рекордным» — 12 убийств, сопряженных с изнасилованиями, совершенных на трассе, и все не раскрыты!

Среди населения началась паника, доверие к милиции резко упало. Женщины боялись ходить на работу во вторую смену. В итоге «Витебское дело» попало на контроль в ЦК КПСС, и уж тут милиции и прокуратуре пришлось поднапрячься.

Убийца был безжалостен, хитер и изворотлив. В том, что в республике орудует серийный убийца, уже ни у кого сомнений не было. Все жертвы были задушены руками, веревкой или с помощью удавки из подручных материалов, как правило, из одежды жертвы. Трупы находили в безлюдных местах — в оврагах, в лесополосах, на обочинах дорог. Убийца забрасывал их ветками, закрывал дерном или мхом. Все они были ограблены, а некоторые изнасилованы.

Геннадий МихасевичПродвинуться вперед следствию помогли свидетельские показания — в местах обнаружения трупов люди видели приметный красный «Запорожец». Это стало основой для версии, что убийца передвигается на машине. Было у сыщиков и описание водителя машины — русоволосый мужчина средних лет, высокого роста. Одну из жертв даже видели, когда она садилась в красный «Запорожец».

В Витебской области началась проверка красных «Запорожцев», которых насчитывалось до семи тысяч. И хотя она первоначально ничего не дала, интерес милиции к модели красного цвета стал известен преступнику, и он начал совершать промахи.

16 августа 1985 года в редакцию областной газеты «Витебский рабочий» пришло анонимное письмо с угрозами в адрес исполняющего обязанности главного редактора Романовского и членов его семьи, а также сотрудников милиции. Неизвестный писал, что убийства на участке дороги Витебск — Башковичи в августе 1984 года совершены членами террористической группы «Патриоты Витебска».

После этого письма к расследованию подключилось республиканское управление КГБ. Была проведена почерковедческая экспертиза, по образцам слюны на конверте установлена группа крови отправителя. Снова стали отрабатывать владельцев красных «Запорожцев», но уже более конкретно.

Труп с запиской во рту

Были созданы мобильные опергруппы, которые работали на дорогах. Женщины-милиционеры в гражданской одежде под прикрытием оперативников делали вид, что ловят попутные машины. Другие спецгруппы патрулировали места возможного появления преступника. Но тот оставался неуловим, оставляя труп за трупом.

В конце октября 1985 года в 165 метрах от дороги Витебск — Бешенковичи был найден труп девушки с запиской во рту. На клочке бумаги шариковой авторучкой было написано: «За измену смерть. Патриоты Витебска». Убийца явно играл с милицией и пытался по-прежнему увести ее по ложному следу. Но он оставил образец своего почерка!

Со всего СССР в Белоруссию приехали 100 лучших криминалистов-почерковедов. Нервное напряжение в милицейских и прокурорских кругах достигло наивысшего напряжения — люди не спали сутками и были на пределе сил и возможностей. 17 ноября умер Николай Дроздов, прокурор Витебской области, — не выдержало сердце.

25 ноября 1985 года участковый Полоцкого РОВД Валерий Веретенников, выполняя задание руководства, взял письменное объяснение у некого Геннадия Михасевича из деревни Солоники. А через несколько дней криминалист Анатолий Турлаев дал заключение, что почерк Михасевича идентичен почерку на записке, найденной во рту трупа. Была проведена еще одна экспертиза, и все эксперты сошлись во мнении — записка написана Михасевичем.

Подозреваемого задержали вечером 9 декабря. С помощью Михасевича милиция нашла останки еще пяти жертв, которые числились пропавшими без вести. Михасевич признался в совершении 43 убийств. Психиатры признали его вменяемым.

В суде было доказано 36 убийств и одно покушение на убийство. 19 мая 1987 года Геннадий Михасевич был осужден к высшей мере наказания — расстрелу. Подавать прошение о помиловании он отказался. Приговор был приведен в исполнение 25 сентября 1987 года.

Антон СТАРОСЕЛЬЦЕВ

Отделались испугом

После окончания следствия по делу Геннадия Михасевича к уголовной ответственности было привлечено около 200 сотрудников МВД БССР, обвиняемых в халатности и злоупотреблении служебным положением. Однако к реальному лишению свободы был приговорен только зональный прокурор транспортной прокуратуры республики. Следователь по особо важным делам Михаил Жавнерович, на чьей совести была большая часть невинно осужденных, попал под амнистию и был отправлен на пенсию.



, ,   Рубрика: Злодеи




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,193 сек. Потребление памяти:8.72 mb