Памятник тысячелетию России

Автор: Maks Окт 6, 2021

Решению об установлении «Памятника 1000-летию России» предшествовали печальные события: страна проиграла Крымскую войну; не пережив позора, умер Николай I. В такой обстановке правительство решило напомнить своему народу о духовных скрепах — установить перед Софийским собором в Новгороде памятник варягу Рюрику, основателю Российского государства…

Министр внутренних дел Сергей Ланской, старый царедворец, предложил императору Александру II, второй только год управлявшему страной, торжественно отметить грядущую знаковую дату — тысячелетие России. Дата была просчитана от первого упоминания Рюрика в «Повести временных лет» — год 862 от Рождества Христова.

Колокол, шапка Мономаха или чайная баба?

Будущий памятник решили установить 8 сентября (по старому стилю) 1862 года. Этот день был выбран не случайно: во-первых, дата рождения цесаревича Николая, во-вторых, годовщина Куликовской битвы, в-третьих церковный праздник Рождества Богородицы. Согнать на мероприятие новгородцев, осчастливить их грошовыми гостинцами труда не составляло. Не было только самого важного элемента торжества — памятника, который можно было бы без стыда установить перед новгородской Софией. Поскольку с проектом сооружения следовало поторопиться, решили дать в газету объявление о конкурсе на лучший проект памятника.

Газету прочел молодой художник-баталист Михаил Микешин, провинциал из Рославля, окончивший Академию художеств по классу живописи с золотой медалью. Победителю конкурса обещали выплатить 4 тысячи рублей, большие по тем временам деньги. Несмотря на то что талант Микешина был неоспорим, ему приходилось давать уроки рисования великим княжнам — заказов не было. Поэтому Микешин решил попробовать. Он придумал, как изобразить Рюрика в свете тысячелетней истории России. Уроки княжнам втуне не пропали: вкусы царского двора Микешин отлично себе представлял.

Тысячелетнюю историю Михаил решил изобразить в виде конструкции из трех ярусов. По его мнению, это был вечевой колокол, увенчанный державой (сферой с крестом). По мнению критиков, которые увидели уже полномасштабное творение, памятник был похож не на колокол, а на шапку Мономаха. А наиболее радикальные оппоненты и вовсе намекали, что это не колокол с державой и даже не царская шапка, а «баба на чайник». Баба в проекте действительно присутствовала. Она стояла на коленях перед ангелом, удерживающим православный крест, и символизировала Родину. Ниже, на двух ярусах, располагались герои отечественной истории — в медальонах, посвященных знаковым событиям. По шести на каждом ярусе. Медальоны на нижних ярусах очень напоминали живописные горохи на бабьем сарафане.

Когда были объявлены результаты состязания, Микешин удивился, узнав, что его проект с чайной бабой победил. Дело оставалось за малым — воплотить его в жизнь. Была лишь одна загвоздка: Микешин ничего не понимал в скульптуре. Но у него был друг, скульптор Шредер, и возможность подключить к государственному заказу талантливых архитекторов, скульпторов и художников.

Самодержавие, православие, народность

Памятник тысячелетию РоссииТрехъярусная конструкция превосходно вписывалась и в государственную формулу русской идентичности — самодержавие, православие, народность. Баба на коленях и ангел с крестом знаменовали торжество православия. Знаковые события с ведущими государственными деятелями показывали становление государственности и торжество самодержавия. Ну а народность, конечно, заключалась в демонстрации не только знаковых фигур — князей, царей, церковных иерархов, — но и выходцев из простого народа. Особенно много этих простых людей было на нижнем ярусе. Ученые, писатели, художники, философы, военные — они поддерживали и воплощали государственные задачи. Ваять фигуры нижнего яруса, тоже заключенные в медальоны, должен был скульптор Клодт. Но от первоначальной идеи пришлось отказаться — из памятника получался какой-то торт. Положение спасло только решение сделать этот ярус в виде четырех фризов, разбитых по видам деятельности персонажей. Идея оказалась хорошей и спасла композицию «Тысячелетия России».

Знаковые события были выбраны не случайно, их утверждал сам император. В разряд таковых попали: летописное призвание варягов с Рюриком в звериной шкуре, стоящим лицом к Киеву; крещение Руси с Владимиром Святославичем, вздымающим византийский крест, и семьей простолюдинов, отвратившихся от язычества; Куликовская битва с Дмитрием Донским, попирающим ордынского мурзу; начало отечественного самодержавия с Иваном III и лежащими у него в ногах татарином, литовцем и ливонским рыцарем; избрание на царство Миши Романова с обязательными Мининым и Пожарским; основание Российской империи с Петром Великим, обратившим лицо на север, к водам Балтики. Всего 17 фигур.

В нижнем ярусе фигур было на порядок больше — 110. Фриз «Просветители» включал 31 фигуру и располагался под «Крещением Руси». Сюда снова попал Владимир Святославич с княгиней Ольгой, больше двух десятков митрополитов, епископов и архиепископов, церковный писатель Максим Грек, летописец Нестор, меценат Федор Ртищев, киевский воевода Константин Острожский и почему-то болгары Кирилл и Мефодий. В восточный фриз «Государственные люди» вошло 26 фигур. Кроме русских великих князей, царей, императоров и жены Ивана Грозного, сюда попали три литовских князя Ольгерд, Гедимин и Витовт, патриархи Гермоген и Филарет, члены Избранной рады Сильвестр и Алексей Адашев, четыре дипломата, два военачальника, Григорий Потемкин и Иван Бецкой. В северо-восточный фриз «Военные люди и герои» вошло 36 скульптур. 10 древнерусских князей, 18 полководцев, два воеводы, атаман Ермак Тимофеевич, купец Кузьма Минин, крестьянин Иван Сусанин, гетман Богдан Хмельницкий, келарь Авраамий Палицын и новгородская боярыня Марфа Борецкая. Еще 16 фигур были изваяны на фризе «Писатели и художники». Сюда попали Ломоносов, Фонвизин, Кокоринов, Державин, Волков, Карамзин, Крылов, Жуковский, Гнедич, Грибоедов, Лермонтов, Пушкин, Гоголь, Глинка, Брюллов, Бортнянский.

Мест больше нет

Не попали в тысячелетнюю историю наиболее одиозные отечественные правители, сделавшие для людей жизнь в отечестве невыносимой. Император распорядился не помещать на памятнике скульптуры Павла I и царя Ивана Грозного. Кандидатура последнего была бы совершенно неприемлемой на монументе, который собирались торжественно открыть в Новгороде. Новгородцы, несмотря на то что со времен Грозного прошло уже 300 лет, отлично помнили, что в годы правления этого государя Волхов был красен от крови и по нему плыли трупы убитых горожан. К тому же он развязал бесславно проигранную Ливонскую войну. Павла, как и Петра III, не поместили, поскольку они стали жертвами цареубийств и у зрителей могли бы возникнуть ненужные вопросы. По какой-то причине, поместив на фриз Нахимова, царь отказал в этом же Ушакову.

Но особенные споры шли из-за людей творческих. Шли обсуждения, кого поместить на фриз, кому отказать, спорили яростно, иногда до ссор. Но последнее слово, конечно, было за императором. По его воле на этот фриз не попал поэт Кольцов, которого при дворе считали плохим поэтом. Не попал и украинский поэт Шевченко, которого император считал вольнодумцем. Исключили из кандидатов и поэта Кантемира. Из художников на памятнике оказался только Брюллов. Никто даже не подумал изобразить здесь знаменитых иконописцев и граверов. Не оказалось среди составивших славу отечества ни печатников первых русских книг, ни архитекторов, ни литейных мастеров. Отбор персонажей оказался самым сложным делом. Буквально в последнюю минуту на памятник попал отец императора Николай I…

С отливкой памятника и установкой его в Новгороде очень спешили. Но благополучно завершили все работы в рекордный срок — за полтора года. Торжества проходили по специально разработанному для этого сценарию. Император с домочадцами и свитой прибыл в Новгород на двух пароходах. Народ, заранее подготовленный, встречал высочайших особ на берегу, пригнанные на обслуживание мероприятия солдаты и жандармы обеспечивали порядок.

Утром 8 сентября состоялось торжественное открытие памятника. Но сначала перед памятником провели военный парад. Затем дали пару залпов и, наконец, сдернули покрывало. Перед восхищенными зрителями предстала настоящая махина — высота «Тысячелетия» достигала почти 16 метров, вес — более 100 тонн.

Михаил РОМАШКО

Загадки истории » Невероятные артефакты » Памятник тысячелетию России

, , ,   Рубрика: Невероятные артефакты 86 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Best-Hoster.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:32. Время генерации:0,202 сек. Потребление памяти:8.93 mb