Подвиг атомного шпиона

Автор: Maks Июн 28, 2021

История кражи атомных секретов советской разведкой рассказана множество раз и на множество ладов. Но до сих пор далеко не все страницы секретной операции советских спецслужб изучены в полной мере. Один из таких сюжетов связан с именем советского разведчика Жоржа Коваля.

Личность советского супершпиона Жоржа Коваля окружена мифами и загадками. Впрочем, как и положено успешному разведчику. Ведь знаменитыми становятся лишь провалившиеся агенты.

Поиски еврейского счастья

У родившегося в штате Айова потомка еврея-эмигранта дат рождения оказалось целых три. В разных документах архива городка Сиу-Сити путаются имена, числа, 1912, 1913 и 1914 годы. Вот только адрес плотника Абрама Коваля и его супруги Этель в них совпадает. У супругов, приехавших в США из белорусского местечка Телеханы Пинского уезда, было три сына — Исайя, Жорж и Гейб, молодость которых пришлась на времена Великой депрессии. Немудрено, что при таких обстоятельствах легкое на подъем семейство, поддавшись коммунистической пропаганде, решило ехать в Советскую Россию, где, как их уверяли, «построена еврейская утопия».

Под этим идиллическим названием советской «Ассоциацией еврейской колонизации», в которую вступили Ковали, им преподносилась Еврейская автономная область, созданная у границ с Китаем, бок о бок с Хабаровским краем. Там и оказались Ковали, поселившиеся в совхозе близ станции Волочаевка.

Средний сын Ковалей, Жорж, поступил в Московский химико-технологический институт имени Менделеева. В 1939 году, когда он учился в аспирантуре, к нему сделали вербовочный подход сотрудники разведывательного управления Генштаба РККА. Выбрали его совсем неспроста. В юности он, учившийся тогда на юрфаке провинциального университета на Среднем Западе, стал членом прокоммунистических организаций, и в августе 1930 года Жорж Коваль и его дядя Пол Силвер были делегатами конференции компартии США в штате Айова: первый  от Лиги молодых коммунистов, а второй — от местной парторганизации Сиу-Сити.

Вербовщиков привлекали его американский диалект английского языка, знакомство с образом жизни американцев, а главное, он сохранил свой настоящий американский паспорт.

После соответствующей подготовки в разведшколе Жорж Коваль — он же Дальмар — в 1940 году стал сотрудником нью-йоркской компании «Рейвен электрик», под прикрытием которой действовала оперативная ячейка резидентуры ГРУ РККА.

Лиса в курятнике

Первым заданием Дальмара был сбор материалов о производстве в США химического оружия. Но в 1941 году началась война, и интерес к химическому оружию сошел на нет. В чем заключалась суть его занятий до 1943 года, неизвестно, но именно в том году произошло то, что предопределило развитие дальнейших событий. Американцы сами втащили советского агента в святая святых своих тайн, призвав американского гражданина Коваля на военную службу.

Серьезный молодой человек с незаконченным инженерным образованием, показав великолепные результаты, сдавая тесты на интеллект, произвел сильное впечатление на армейских кадровиков. Его направили в Городской колледж Нью-Йорка, где новобранец прошел курс по программе, готовившей армейских специалистов для работы в некоем секретном техническом проекте.

На курсах Коваль был старше большинства сослуживцев. Он довольно быстро освоился и завоевал уважение, прославившись в студенческой среде как прекрасный бейсболист. О себе Жорж рассказывал скупо. Говорил, что он сирота, воспитала его тетка. Когда учился, подрабатывал, а на все остальное времени не хватало. Уверял, что в армии ему нравились бесплатное образование, содержание, перспективы карьерного роста.

Учился Жорж блестяще, очаровав преподавателей отношением к делу. Летом 1944 года, окончив курс программы в Городском колледже Нью-Йорка, техник третьего разряда Коваль получил назначение в «Манхэттенский инженерный округ». Так называли расположенные в Теннесси и Огайо засекреченные лаборатории и промышленные предприятия, производившие химические компоненты ядерного оружия.

Жорж КовальСпециальностью Жоржа стала радиометрия. В задачу Коваля входило измерение радиационного фона на предприятиях атомного проекта. Это было чрезвычайно опасное занятие! В ту пору о радиации, о ее воздействии на организм, возможностях утечки и прочем знали немного. Команда радиометристов разъезжала по заводам на джипе, проводя регулярные замеры, обследуя самые потаенные уголки закрытых зон. Для шпиона ничего лучше и придумать было невозможно! Взору Дальмара открывалась вся технологическая цепочка производства составляющих ядерного оружия.

Профессиональному химику-технологу несложно было разобраться, что к чему и как это устроено. В контакты со связниками вступать ему необходимости не было. Информация, которую он собирал, была стратегического характера. Спешка в ее передаче могла только навредить делу. Раз в полгода, как всякому военнослужащему армии США, Ковалю полагался отпуск. Где его Дальмар проводил и чем именно занимался, никто не знал. Вернувшись в часть, на все вопросы товарищей Жорж только улыбался да подмигивал, намекая, что, дескать, хорошо провел время, оставляя каждому фантазировать в этом направлении в меру своих представлений.

Гуд бай, Америка!

В 1946 году Жорж Коваль был демобилизован из армии, выйдя в почетную отставку, награжденный медалями «За примерное несение службы» и «За победу во Второй мировой войне». В справке об увольнении отмечалось, что по личным и служебным качествам он характеризуется блестяще. Указывалось, что за пределами США не служил, под трибуналом не был, ничем предосудительным себя не запятнал.

После демобилизации мистер Коваль вернулся в Нью-Йорк и еще два года учился в том самом Городском колледже, в котором проходил подготовку во время армейской службы. В 1948 году, получив диплом с отличием, он рассказал знакомым, что его пригласили поработать на строительстве электростанции в Европе.

Однако на стройку не поехал. С помощью компании «Атлас трейдинг» Коваль выправил себе паспорт для поездки в качестве ее коммивояжера во Францию, Бельгию, Швейцарию, Швецию и Польшу, 6 октября он взошел на борт парохода «Америка», отправлявшегося в Гавр. На этом след его затерялся. Во всяком случае ФБР, как ни билось, найти ни его, ни кого-либо, с кем он контактировал, не смогло.

Поспешность, с которой Жорж Коваль покинул США, объяснялась тем, что ФБР «село на хвост» коммунистическому подполью, от которого потянулись нити к агентам, внедренным в «Манхэттенский проект», и их кураторам из резидентуры советской разведки. От ареста Дальмара уберегло то, что он был своим: ФБР вышло на след разведывательной организации, созданной чекистами, а Коваль был «армейцем», да к тому же хорошо законспирированным нелегалом, с подлинным американским гражданством.

Отъезд из США стал последней секретной операцией Дальмара. Вернувшись в СССР, товарищ Жорж Коваль работал по специальности, став преподавателем родного МХТИ имени Менделеева. Его работа в «Манхэттенском Проекте» была настолько секретна, что награду за нее он получил лишь в 2007 году. Через год после смерти.

Борис ВОСТЕР

САМЫЙ ВАЖНЫЙ СЕКРЕТ

Рожденный в США, отдавший жизнь служению СССР, после смерти Жорж Коваль стал героем посткоммунистической России. Что именно и в каком количестве он умыкнул у американцев, в точности неизвестно, но, как полагают, самым ценным в донесениях Дальмара была информация об устройстве нейтронного запала с полониевым наполнителем. Это позволило сократить время в гонке за атомный паритет — механизм такого типа был использован для подрыва заряда первой советской атомной бомбы, испытанной в 1949 году.

Загадки истории » Специстория » Подвиг атомного шпиона

, , , ,   Рубрика: Специстория 261 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:33. Время генерации:0,664 сек. Потребление памяти:10.99 mb