Кровавая Олимпиада в Мюнхене

Автор: Maks Мар 2, 2020

Захвати членов израильской спортивной команды на Олимпийских играх в Мюнхене стал настоящим шоком для мировой общественности и полным фиаско для немецкой полиции, вынудившим Европу кардинально менять подходы к охране безопасности.

К 1970-м годам отношения между Палестиной и Израилем накалились до предела. Арабы считали, что у них отняли ряд территорий. Израильтяне придерживались другого мнения.

Когда весной 1966 года Мюнхен был выбран местом проведения очередных Олимпийских игр, многие сочли директиву МОК очень важным для себя решением.

Несбывшиеся надежды

Евреи собирались гордо пронести флаги со звездой Давида по улицам страны, четверть века назад уничтожавшей их в печах Дахау. У палестинцев были совсем другие планы. Идея захвата еврейских заложников прямо на Олимпийских играх возникла у руководителей радикальной группы «Черный сентябрь» — Абу Дауда, Абу Айяда и Факри аль-Умари — за месяц до открытия игр. Подобный акт на событии, считающемся символом мира, не мог не привлечь внимания к палестинскому вопросу.

Немцы же рассматривали Олимпиаду как возможность публично продемонстрировать миролюбие. Олимпиада должна была стать «играми мира и радости». Охрана с автоматами и проверки документов никак не вписывались в такую концепцию. Поэтому вооружение полиции составляли широкие улыбки, а, чтобы попасть на территорию олимпийских объектов,
достаточно было надеть спортивный костюм.

Этим и воспользовались террористы.

Инвентарь калибра 7,62

5 сентября 1972 года в четыре часа утра восемь боевиков группы «Черный сентябрь» перебрались через проволочный забор и проникли на территорию Олимпийской деревни. С собой они несли вещмешки с автоматами АКМ, пистолетами и гранатами. Примечательно, что через забор террористам помогли перебраться североамериканские спортсмены. Они приняли молодых людей за коллег-атлетов из восточных стран.

Террористы отлично знали территорию деревни и даже имели ключи от квартиры, где жили судьи и тренеры.

Йосеф Гутфройнд проснулся от того, что кто-то возился с замком их номера. Поднявшись, он увидел открывающуюся дверь, а за ней людей в балаклавах. Закричав, чтоб разбудить товарищей, судья всем своим немалым весом в 135 килограммов навалился на дверь, чем дал время своему соседу Тувье Сокольски разбить стекло и выпрыгнуть. Тренер по борьбе Моше Вайнберг схватился с нападавшими, но ему прострелили щеку. Разобравшись с первой комнатой, боевики приказали раненому Вайнбергу показать, где живут прочие атлеты.

Тот согласился, но обманул террористов, сказав, что в комнате №2 израильтян нет, и повел палестинцев в комнату №3. Видимо, Моше рассчитывал, что жившие там борцы и штангисты смогут оказать более эффективное сопротивление, однако спортсмены были застигнуты врасплох. Впрочем, обман Вайнберга сделал свое дело. Израильские легкоатлеты из комнаты №2 услышали шум и сумели спрятаться, а позже выбраться из корпуса.

В результате в руках радикалов оказались шестеро тренеров и судей и шестеро спортсменов. Когда спортсменов повели из комнаты №3 в комнату судей, Вайнберг вновь напал на похитителей, дав возможность одному из борцов бежать через парковку. Отважный тренер нокаутировал одного и ранил ножом для фруктов другого террориста, третьего свалил тяжелоатлет и ветеран Шестидневной войны Йосеф Романо. Автоматным огнем сначала был убит Вайнберг, затем тяжело ранен Романо. Затащив его в комнату, разъяренные террористы кастрировали изрешеченного пулями штангиста и бросили умирать рядом со связанными товарищами.

Ранним утром члены «Черного сентября» выдвинули требования — освобождение и перевозка в Египет двух с половиной сотен палестинцев-радикалов. Как доказательство серьезности своих намерений они выбросили из дома тело Вайнберга и пообещали через три часа начать убивать заложников.

Реакция израильтян была молниеносной: они предлагали немцам свой спецназ для освобождения спортсменов, но вести переговоры с террористами отказывались. Отряд израильских коммандос был готов к вылету, но власти ФРГ не хотели пускать иностранные войска на свою территорию, своих же спецподразделений у них не было.

Ошибки ценою в жизнь

Захват заложников в Мюнхене 1972 годаНемецкие власти попали в сложную ситуацию. Переговоры с экстремистами вели шеф мюнхенской полиции Манфред Шпайбер и министр внутренних дел Баварии Бруно Мерк. Террористам предложили неограниченную сумму денег. Боевики отказались от денег, а затем и от обмена спортсменов на высокопоставленных чиновников ФРГ. Но все же переговорщики убедили террористов, что их требования рассматриваются, и те пока продлевали «крайний срок».

А Олимпиада тем временем продолжалась. Никто не останавливал соревнований. В Олимпийскую деревню ввели небольшой полицейский отряд из сотрудников, одетых в спортивные куртки и вооруженных пистолетами-пулеметами. Впрочем, штурм пришлось отменить. Журналисты, уже знавшие о захвате, снимали приготовления полиции и передавали новости в эфир. В результате похитители, смотревшие телевизор, потребовали убрать «верхолазов».

В половине четвертого руководителям игр все же пришлось остановить соревнования.

Через 16 часов переговоров было достигнуто соглашение, по которому террористам предоставлялся самолет, который перевезет их и заложников в Каир. На самом деле власти Египта отказались принимать радикалов, но эту информацию переговорщики скрыли.

В восемь часов вечера похитители и заложники погрузились на два вертолета и направились на базу в Фюрстенфельдбруке, где уже ждал «Боинг», а в нем 12 полицейских, переодетых членами экипажа. Засаду должны были поддержать пятеро снайперов с территории базы.

Дальнейшее походило на кошмар. Полиция не ожидала, что террористов окажется больше пяти. Оперативники в самолете запаниковали и покинули салон, не ставя никого в известность. В это время на базе приземлились вертолеты. Двое боевиков вошли в «Боинг», но, поняв, что самолет пуст, с криком «Нас обманули!» бросились обратно. Снайперы открыли огонь. В начавшейся перестрелке они убили двух террористов, остальные же, укрывшись за корпусами вертолетов, отвечали очередями из АКМ.

Вызванная слишком поздно бронетехника застряла в дорожной пробке и прибыла лишь к полуночи. Ее появление уже не спасло заложников. Увидев бронетранспортеры, радикалы расстреляли спортсменов и подорвали вертолеты с телами.

Всего в ходе боевых действий было ликвидировано пять террористов, еще троих арестовали. Из заложников не выжил никто.

Око за око

6 сентября 1972 года, впервые в новейшей истории, Олимпийские игры были остановлены. На мюнхенском стадионе провели поминальную службу. Весь мир скорбел вместе с Израилем.

Троих схваченных радикалов определили в немецкую тюрьму, но они пробыли там всего два месяца. Их обменяли после угона самолета компании Lufthansa. Много лет спустя появится информация, что этот угон был организован правительством ФРГ и организацией ФАТХ. «Движение за освобождение Палестины» получило назад своих боевиков, а Германия — обещание воздержаться от терактов на ее территории.

Компромисс устраивал всех, кроме Израиля. Разведка «Моссад» получила задание найти и убить всех причастных к событиям. За 20 лет Израиль провел целый ряд операций по уничтожению виновных. Агенты спецслужбы ликвидировали несколько командиров ФАТХа и Организации освобождения Палестины (ООП), участвовавших в создании «Черного сентября».

Двое из отпущенных немцами террористов (Мохаммед Сафади и Аднан апь-Гаши) были уничтожены в ходе операции «Гнев божий». Из тех, кто непосредственно планировал террористическую операцию, своей смертью умер лишь Абу Дауд. Он пережил покушение в 1981 году и скончался от сердечной недостаточности в 2010-ом. Преобладает мнение, что Джамаль аль-Гаши — последний из трех освобожденных из тюрьмы террористов — также спасся от «Моссада». Вероятно, он до сих пор скрывается где-то в Северной Африке или Сирии.

Плачевные результаты мюнхенской операции подтолкнули многие европейские правительства к созданию постоянных контртеррористических подразделений. С каких-то фактов трагедии постепенно снимают гриф секретности. Сегодня мы знаем, что снайперов набирали просто из любителей пострелять в полицейском тире, что винтовки не имели инфракрасной оптики, а участники операции — раций и бронежилетов. До сих пор непонятно, были ли заложники во втором вертолете убиты террористами или шальными пулями полицейских и почему машины скорой помощи пришли только через 80 минут после окончания стрельбы.

Часть материалов операции до сих пор не рассекречена, и родственники погибших не знают, а возможно, никогда и не узнают всей правды.

Евгений ЗИМИН

 



, ,   Рубрика: Специстория

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:47. Время генерации:0,133 сек. Потребление памяти:7.69 mb