Приключения «барона Брамбеуса»

Автор: Maks Янв 25, 2022

Когда-то литературные произведения Осипа Сенковского, написанные под псевдонимом «барон Брамбеус», пользовались бешеной популярностью. Но этот человек был не только знаменитым литератором, но и смелым путешественником.

ВВЕРХ ПО НИЛУ

Осип Сенковский родился в 1800 году в семье знатного польского дворянина. Их поместье находилось на территории современной Белоруссии. Это были земли Речи Посполитой, вошедшие в состав Российской империи при Екатерине II.

Стоит уточнить, что Сенковский стал зваться Осипом Ивановичем уже в российских официальных документах. При рождении он получил вполне польское имя — Юзеф Юлиан. Его дядей был Готфрид Гроддек — известный специалист по латинскому и греческому языкам. Именно он привил мальчику любовь к древностям.

Юноша учился в колледже (или, как тогда говорили, коллегиуме) в Минске, затем поступил в Виленский университет. Уже в те годы Сенковский проявил поистине феноменальные лингвистические способности: он самостоятельно изучил древнееврейский, латынь, древнегреческий, новогреческий и арабский языки. Разумеется, он говорил также на польском, на русском и на французском (основном языке дворянской элиты Российской империи).

В 1819 году, окончив университет, Сенковский решил своими глазами увидеть легендарные древние места Востока, о которых он пока читал только в книжках. Юноша отправился в путешествие. Сначала в Стамбул — столицу Османской империи.

Там ему удалось поступить на службу в российское посольство. Это было весьма кстати: путешествие — занятие не из дешевых. Поступив на госслужбу, Сенковский начал получать стабильную зарплату. Это позволило ему в полной мере реализовать свои планы.

Состоя при посольстве, за короткое время Сенковский выучил еще турецкий и персидский языки. Он посетил Грецию и Ливан (где, кстати, около полугода проживал в монастыре ливанских христиан — маронитов). Затем Сенковский по морю добрался до Египта: сначала он осмотрел Александрию, затем Каир.

Все это время Осип Иванович продолжал пополнять свой (и без того немаленький) лингвистический багаж. Теперь в его копилку добавились ливанские и сирийские диалекты, а также коптский (язык египетских христиан).

В феврале 1821 года, переодевшись в турецкое платье, молодой востоковед отправился в путешествие по Нилу. Он посетил Долину пирамид, собрал арабские предания о них. Затем Сенковский двинулся на юг. Здесь, на земле еще малоизвестной европейцам Нубии, его поездка приняла характер самого настоящего научного исследования. Сенковский вел дневник, куда заносил свои археологические и этнографические наблюдения, копировал древние надписи и рисунки.

Последним пунктом его путешествия стала область Дар-Махас в Северном Судане. Дальше уже начиналась совсем дикая Африка — ехать туда одному было и опасно, и бессмысленно. Для этого понадобилась бы целая хорошо подготовленная экспедиция.

ОХОТНИК ЗА ДРЕВНОСТЯМИ

Осип СенковскийВ том же 1821 году Сенковский приехал в Петербург, где был восторженно принят публикой. Его слава выдающегося лингвиста и полиглота бежала впереди него.

Действительно, способности Сенковского поражают. Помимо уже перечисленных языков, он впоследствии овладел еще сербским, итальянским, тибетским, монгольским и китайским.

Имя польского уникума стало чуть ли не нарицательным в тогдашнем русском обществе. «Я не Сенковский, чтобы знать все в мире языки!» — воскликнул как-то писатель Александр Бестужев-Марлинский.

Деятельность Сенковского получила полное признание в ученом мире России и Европы. В 1822 году его единодушно избрали профессором Санкт-Петербургского университета (напомним, что профессору исполнилось всего 22 года).

«Почести сыпались на него. Виленский и Краковский университеты, ученые общества Франции, Англии и Ирландии приглашали его в число своих членов. Иностранные ученые журналы отдавали полную справедливость отличному ориенталисту, который из своих путешествий вывез множество блестящих соображений, бросивших совершенно новый свет на самые запутанные вопросы», — вспоминала позднее Аделаида Сенковская, жена Осипа Ивановича.

Сенковский стал фактическим основателем русской школы ориенталистики (востоковедения), многие его ученики внесли значительный вклад в развитие этого направления науки. «Лекции его не ограничивались языком и литературой, а были живою энциклопедией науки о Востоке», — вспоминал один из воспитанников Осипа Ивановича.

В 1876 году на Международном съезде ориенталистов в Петербурге историк Николай Веселовский сказал: «Не иностранцы привили у нас изучение Востока. И если изучение это пустило, наконец, глубокие корни, то тем обязаны мы прежде всего Сенковскому».

Из своего путешествия Осип Иванович привез коллекцию древних рукописей. Он даже хотел переправить в Россию знаменитый Дендерский зодиак — древнеегипетский астрономический барельеф из храмового комплекса в Дендере.

К сожалению, замыслу помешали дипломатические осложнения, возникшие в тот момент между Россией и Турцией (в состав которой входил тогда Египет). Турки не разрешили «урусу» ничего вывозить из страны.

КТО ДРУГ, А КТО ВРАГ?

Как ученый-ориенталист Осип Сенковский известен сейчас только в узком академическом кругу. Ныне этого необычного человека помнят в основном как литератора — «барона Брамбеуса» (псевдоним Сенковского).

Звезда «барона Брамбеуса» взошла в годы жизни Пушкина. А все, что связано с Александром Сергеевичем, всегда пользовалось особо пристальным вниманием исследователей. Вот и Сенковский попал в объектив отечественного литературоведения.

Увы, выводы российской науки, как правило, не отличались благожелательностью. Его объявляли «циничным дельцом», стремившимся сделать из литературы не высокое искусство, а доходный бизнес.

Досталось Сенковскому и за его консервативные взгляды.

В советские времена даже была выдвинута концепция журнального «реакционного триумвирата»: Булгарин — Греч — Сенковский. Якобы эта зловещая троица действовала заодно и всячески вредила демократически настроенным Пушкину, Гоголю и прочим «прогрессивным литераторам».

Эта концепция страдает условностью и однобокостью. Если Фаддей Булгарин действительно дружил с Сенковским, то того же нельзя сказать о Николае Грече. Этот литератор недолюбливал «двух ляхов» (Булгарин тоже был родом из Польши). Они платили «квасному патриоту» Гречу той же монетой.

Между прочим, Сенковский был дружен не только с Булгариным, но и с уже упомянутым писателем-декабристом Бестужевым-Марлинским. А в 1823-1825 годах Осип Иванович даже публиковался в знаменитом рылеевском альманахе «Полярная звезда».

Да и с Пушкиным отношения у Сенковского развивались по-разному. Они несколько раз встречались и даже обменивались письмами. Пушкин ценил литературные дарования Сенковского, но осуждал его беспринципность и работу в угоду конъюнктуре. А Осип Иванович поначалу был в восторге от пушкинской «Пиковой дамы», но потом пришел к выводу, что поэт исписался, исчерпал свой талант.

В общем, отношения между всеми перечисленными выше людьми были сложными, многогранными. Они не укладываются в жесткие и примитивные схемы.

НЕУТОМИМЫЙ РЕДАКТОР

Переход Сенковского к литературной деятельности состоялся в начале 1830-х годов. До сих пор до конца не понятны причины, которые побудили прославленного и успешного ученого бросить науку и отдаться «служению музам». Но — так или иначе — это произошло.

Славу ему принес журнал «Библиотека для чтения». Сенковский его сам и создал — в 1834 году. В журнале он выступал и в качестве редактора, и в качестве автора.

Даже противники Сенковского признают, что его журнал сыграл значительную роль в культурной жизни России. Известный советский писатель и историк литературы Вениамин Каверин утверждал: «С помощью «Библиотеки для чтения» Сенковский ввел в интеллектуальный обиход русского общества научные вопросы, которые были достоянием крайне узкого круга специалистов, и сделал это широко, талантливо, умело. Следует признать, что он был классиком популяризации».

Современников поражала неутомимая работоспособность Сенковского. За четверть века работы в «Библиотеке для чтения» он опубликовал там великое множество различных статей, рецензий, заметок, беллетристических произведений. Среди них отдельно стоит отметить очень серьезные и основательные труды по истории, этнографии, культуре, религии восточных стран. Это неудивительно: Восток был любимым коньком Сенковского.

Но годы брали свое. Из-за проблем со здоровьем Осип Иванович вынужден был оставить пост главного редактора. Он продолжил участие в издании лишь в качестве автора. Впрочем, этот период длился совсем недолго.

В 1858 году Осип Сенковский скончался. По легенде, уже находясь на смертном одре, ожидая с часу на час кончины, он продолжал диктовать статью для свежего номера журнала «Библиотека для чтения».

Дмитрий ПЕТРОВ

  Рубрика: Великие первопроходцы 109 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,279 сек. Потребление памяти:9 mb