Без вины виноватый

Автор: Maks Ноя 8, 2021

Георг Стеллер совершил крупнейшее зоологическое открытие XVIII века. Описанное им диковинное морское животное (стеллерова корова) навсегда обессмертило его имя. А биография Стеллера могла бы послужить сюжетом для приключенческого романа.

ССОРА У БЕРЕГОВ АЛЯСКИ

По образованию Георг Вильгельм Стеллер был ботаником. На родине, в Германии, он не смог найти работу по специальности, поэтому в 1734 году отправился в «дикую» Россию. Ему было на тот момент 25 лет. В Россию он поехал не только из-за денег. Необъятные просторы Сибири сулили молодому ученому массу открытий.

Несколько лет Стеллер колесил по Сибири и Дальнему Востоку, изучая флору и фауну. А когда в 1741 году он узнал, что прославленный командор Витус Беринг отправляется в новое плавание к берегам Северной Америки, то тотчас же напросился к нему в экспедицию. Это же уникальный шанс — впервые побывать там, где еще не ступала нога белого человека!

Правда, в ходе плавания Стеллер и Беринг смертельно рассорились. Когда пакетбот «Святой Петр» подошел к берегам Аляски, командир внезапно отдал приказ: поворачивать обратно. У Беринга были на то свои резоны. С материальной точки зрения экспедиция была подготовлена скверно. Сибирские чиновники поставили худой провиант, да и то не в полном объеме. Заканчивалась пресная вода. Беринг не хотел рисковать, предпочитая повторить попытку в следующем году.

А вот Стеллер ждать не хотел. Он высказал капитану все, что думает. Беседа шла на повышенных тонах. В итоге Беринг разрешил Стеллеру сойти на берег, но лишь на несколько часов. Ученый был рад даже этому. Но, вернувшись на корабль, он забился в свою каюту и отныне общался с Берингом только по служебной надобности.

Итак, пакетбот «Святой Петр» взял курс на Камчатку. Кроме Стеллера и Беринга, на корабле находились 75 человек команды. Половина из них (включая капитана) уже была больна цингой — опаснейшим заболеванием, возникающим в северных широтах из-за нехватки витаминов. Настала осень, погода стремительно портилась. В конце сентября маленькое судно попало в полосу ужасных штормов.

КОРАБЛЬ С АКУЛАМИ

Огромные валы накатывались на корабль, погребая его под толщей воды. Положение команды было ужасным. Моряки оказались заперты в трюме — без вентиляции, без освещения. Но и , там, в душных, темных каютах, больше напоминающих гробы, они не знали покоя. Корабль бросало из стороны в сторону, и все, кто был внутри, буквально летали по трюму, ударяясь о борта. Невозможно было ни спать, ни готовить еду. Единственным утешением служили сухари да глоток затхлой воды.

Больные цингой матросы, измученные недосыпом и недоеданием, стали умирать один за другим. Выгадав минуту относительного затишья, здоровая часть команды выносила трупы на палубу и сбрасывала в океан. Очень быстро к русскому кораблю пристроилась целая стая акул. Они с нетерпением ожидали, когда в воду рухнет очередное мертвое тело — и тут же набрасывались на него, разрывая на куски.

Грозовая, насыщенная электричеством атмосфера порождала на верхушках мачт таинственное свечение — знаменитые огни святого Эльма. Это наводило панику на суеверных матросов.

С разодранными в лохмотья парусами, лопнувшими снастями, светящимися мачтами и стаей акул в кильватере «Святой Петр» представлял собой поистине завораживающее зрелище.

И вдруг удача, казалось, повернулась лицом к путешественникам. Шторм стал затихать, а на горизонте показалась узкая полоска земли. «Камчатка!» — обрадовались моряки. Увы, злоключения русской экспедиции еще только начинались.

Беринг не узнавал побережья. Он хотел идти дальше, чтобы найти Авачинскую бухту — главную гавань Камчатки. Но тут возмутилась команда. Измученные матросы не хотели и слышать о продолжении плавания. Они желали одного — пристать к земной тверди.

Опасаясь бунта, Беринг не решился перечить команде. Он отдал приказ подойти к берегу.

Едва это было исполнено, как огромная волна — последний остаток минувшего шторма — подняла корабль, словно перышко, и перенесла через скалистые рифы вглубь прибрежной лагуны. Судно при этом абсолютно не пострадало. Однако из лагуны, огороженной со всех сторон подводными скалами, «Святому Петру» было уже не выйти. Путешественники оказались в западне.

СТЕЛЛЕРОВА КОРОВА

Георг СтеллерСтеллер очень быстро понял, что берег, к которому они пристали, отнюдь не камчатский. Зверь здесь был совершенно не пуганный — дикие животные безо всякой опаски подходили к человеку. На Камчатке, где уже долгие годы велась хищническая охота, такой идиллии быть не могло.

И действительно: русская экспедиция пристала к неизведанным еще островам. Позднее их назовут Командорскими — в честь капитан-командора Беринга.

Делать нечего — путешественникам пришлось зимовать. Они вырыли в песке ямы-пещеры, прикрыв их парусами. Попутно приходилось рыть и могилы, ведь больные цингой по-прежнему умирали. В декабре 1741 года скончался и сам командир экспедиции — давно уже болевший Витус Беринг.

«Цинга многим так страшно изуродовала рот, что от сильной боли они не могли есть, почти черные, как губка, распухшие десны переросли и совершенно закрыли губы», — вспоминал Стеллер. Сам он, между прочим, оказался крепким орешком. За все время экспедиции даже не простудился.

С удивительной неутомимостью ученый исследовал флору и фауну. Именно на Командорских островах он обнаружил новый вид животных — морскую (стеллерову) корову. Это было огромное существо с телом тюленя и хвостом рыбы — так описывали его очевидцы.

Впрочем, поначалу этот новый представитель фауны интересовал русскую экспедицию главным образом в качестве еды. Мясо морской коровы оказалось весьма вкусным. А туша животного была так велика, что ее хватало надолго.

Каждое приготовление пищи становилось для «русских Робинзонов» настоящим испытанием. Остров заполонили дикие песцы. Они обложили лагерь плотным кольцом, выжидая всякий удобный момент, чтобы стащить у людей еду. И не только еду! Голодные хищники набрасывались на покойников, которых складывали на землю в ожидании погребения. «Наш лагерь, — записал Стеллер, — представлял печальный и ужасный вид: покойников, которых не успели еще предать земле, тотчас же обгладывали песцы, не боялись они подходить и по-собачьи обнюхивать и беспомощных больных, лежавших на берегу».

А уж разделка туши морской коровы превращалась в целую битву с песцами, которые визжащей кучей набрасывались на мясо, ничуть не смущаясь присутствием людей. Путешественникам приходилось отбиваться от зверей ножами и дубинами. Стеллер позднее хвалился, что в одной из схваток самолично зарубил топором 70 песцов.

Но вот зима прошла. Надо было думать, как выбираться с пустынного острова. Оставшиеся в живых русские путешественники приняли дерзкое решение. Они разобрали пакетбот «Святой Петр» и из его частей сделали другой корабль, гораздо меньше и легче. На нем и поплыли до Камчатки.

ВРАГ НАРОДА

Никто из выживших путешественников не был профессиональным кораблестроителем. Поэтому судно, которое они смастерили, сразу же дало течь. Вода струилась изо всех щелей, а в днище образовалась большая пробоина. Пока одни моряки титаническими усилиями латали дыру, другие ведрами и крынками черпали воду. Стеллер тоже стоял в цепочке — передавал ведра. Пробоину заделали, но весь оставшийся путь русские путешественники в буквальном смысле проделали по колено в воде.

Случилось почти чудо — «самопальная» конструкция все-таки не пошла ко дну! В августе 1742 года остатки русской экспедиции прибыли в Авачинскую бухту. Среди спасенных счастливчиков был и Георг Стеллер.

А дальше произошла удивительная история. Немецкого натуралиста обвинили в измене Родине (российской). Якобы он подстрекал туземцев к бунту против центральной власти.

Сначала Стеллера задержали в Якутске, потом разрешили поехать в Петербург. Едва ученый добрался до Новгорода (а путь этот в те времена был долгим), вышло новое предписание: срочно приехать на допрос в Иркутск, поскольку вскрылись дополнительные обстоятельства.

Стеллер приехал в Иркутск, выполнил необходимые формальности и двинулся обратно. Но, когда он уже подъезжал к Москве, его догнал курьер. Выяснилось, что ученого вновь хотят видеть следователи, теперь — в Якутске.

Измученный и уже сильно простуженный Стеллер в очередной раз двинулся через всю Сибирь. Для надежности к больному ученому приставили вооруженный конвой.

В конце 1746 года под Тюменью, когда термометр показывал минус 40, конвоиры остановились у почтовой станции подкрепиться чаркой водки. Больной Стеллер остался в санях. Стражники пили водку долго. Когда захмелевшие конвоиры вышли из кабака, в санях они нашли труп замерзшего Стеллера. Несчастному ученому было всего 37 лет.

А судьба стеллеровой коровы тоже сложилась невесело. Безжалостные охотники-промысловики истребили ее полностью. Остались лишь кости да скелеты. Они и поныне украшают коллекции лучших зоологических музеев мира.

Дмитрий ПЕТРОВ

, , ,   Рубрика: Великие первопроходцы 68 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:35. Время генерации:0,189 сек. Потребление памяти:10.58 mb