Принцесса Сиама

Автор: Maks Сен 19, 2019

Рыжеволосая Катенька Десницкая была чудо как хороша. Непослушные курчавые пряди то и дело выбивались из-под шляпки, голубые глаза смеялись, и в этот волшебный миг на щечках девушки появлялись обворожительные ямочки. Чакрабон хоть и был сыном короля, а таких никогда не видел. У него на родине, в Сиаме, женщины были черноглазые и черноволосые, все время смотрели в пол и никогда не смеялись.

Чакрабон пригласил Катеньку на польку, потом на мазурку, а потом и вовсе увел в сад. И вот уже по салону вдовы Храповицкой пошел слушок, что принц положил на девушку глаз.

Эти двое действительно увлеклись друг другом с первой встречи. Болтали без умолку, не замечая никого вокруг. Катюша рассказала, что рано осталась сиротой, что теперь заканчивает училище сестер милосердия и со дня на день отправится добровольцем на Русско-японскую войну. Чакрабон поведал, что на днях выпущен в лейб-гвардии Гусарский полк корнетом, что Россия, в которой он живет уже 6 лет, ему очень нравится, только здешние зимы и холода он переносит с трудом.

Потом Катюша уехала на фронт, а Чакрабон стал засыпать ее письмами. Сначала они были теплыми, потом душевными, а вскоре и любовными. Катюша ответила взаимностью, и пылкий влюбленный тоже подал прошение об отправке его на русско-японский фронт. Слава богу, не успел. Катюша сама возвратилась в Петербург, имея три боевые награды, в том числе Георгиевский крест. Молодой гусар, не в силах больше скрывать своих чувств, сделал ей предложение и сказал, что скоро ему предстоит возвращение домой, в Бангкок.

Мечты, мечты…

Из России принц уезжал в звании полковника, с орденом Андрея Первозванного и русской невестой. Обвенчались они в Константинополе, в одной из православных церквей. Ради любимой принц, прежде исповедовавший буддизм, принял православие, Катенька была на седьмом небе от счастья. Все думала о покойных родителях — вот бы они за нее порадовались — и о загадочной жаркой стране, в которой ей предстояло жить. Вот что писала она своему брату в сентябре 1906 года: «Дорогой Ваня… Если бы ты знал, что это за прекрасная, честная, добрая личность. Конечно, многие, говоря о моем замужестве, упоминают только о богатстве и роскоши, а о счастии молчат, но я скажу, что больше любить, понимать и уважать друг друга невозможно, и никому не желаю лучшей семейной жизни. Так люблю его, как даже и не думала».

Медовый месяц молодые провели в Сингапуре. Оттуда, дабы подготовить почву для появления Катюши перед родителями, принц отправился домой один. Три недели ждала новоиспеченная супруга возвращения своего принца. Но он писал, что до сих пор не отважился поговорить с родителями о ней, что балы, пышные торжества и нудные церемонии по случаю его возвращения не оставляют ему возможности остаться с отцом и мамой наедине.

Отчасти это было правдой. Ведь принц отлично знал, насколько недоверчиво король Сиама относится к иностранцам и какие надежды он возлагает на своего сына. Сиам в то время оставался единственной страной в Азии, избежавшей колониального порабощения. Единовластно правивший отец Чакрабона обладал широким кругозором. Он прекрасно сознавал, что можно и чего не следует ждать от Запада. Понимая, что правитель должен быть хорошо образован, он посылал своих сыновей учиться в лучшие учебные заведения Европы и постоянно вел с ними переписку.

Одним словом, Чакрабон догадывался о том, что отцу этот брак не понравится, А уж маме тем паче… К слову сказать, эта женщина была первой из трех официальных жен монарха и в европейском смысле почиталась королевой. Она была умна, хорошо образованна, умела отлично манипулировать своим венценосным супругом, так что от ее слова зависело многое. Но оно, увы, было не в пользу сына. Узнав из англоязычных газет, что в Сингапуре он прячет новоиспеченную супругу, она устроила Чакрабону настоящий скандал. Король перестал разговаривать с сыном и лишил содержания. А вскоре от опального принца отвернулись все, за исключением нескольких старых друзей и старшего брата. Непослушный сын получил скромный пост начальничка военного училища, совершенно не соответствовавший ни его блестящим знаниям, ни офицерскому опыту. Приехавшая из Сингапура Екатерина Ивановна поселилась во дворце Парускаван. И они зажили тихо и мирно.

Противник многоженства

Катенька ДесницкаяЧакрабон стал первым в королевской семье, напрочь отказавшимся от традиции многоженства. И большего Катеньке было не нужно. Она чувствовала себя любимой, с удовольствием заботилась о муже и старалась не обращать внимания на то, что все без исключения окружающие относились к ней как к наложнице принца, очередной забаве.

— Ничего, милый, скоро лед растает, — говорила она мужу. — Ты только потерпи, ведь твоим родителям тоже нелегко. Давай просто дадим им время.

Так оно и вышло. Благодаря мудрости, терпению и такту Катюши, о которых впоследствии с восхищением говорили Чакрабону и родители, и братья, лед действительно треснул. Однажды утром королева-мать прислала во дворец Парускаван несколько комплектов тайской женской одежды. Это был первый шаг к примирению…

Екатерина Ивановна к тому времени свободно говорила на тайском, английском, французском и немецком, Была скромна и немногословна, сдержанна в суждениях. А уж когда король узнал о том, что его невестка была на фронте сестрой милосердия, он сменил гнев на милость. Чакрабона повысили в должности, русской невестке прислали подарки. Но взглянуть на жену сына король так и не пожелал.

Вторая волна отчуждения началась, когда Катенька родила первенца, Бабка-королева самозабвенно занималась внуком, не желая принимать во внимание его родителей. Король же оказался твердым орешком.

— Как представлю, что мой внук похож на европейца… Нет, не хочу его видеть… Не могу…

Маленькому Чуле исполнилось 2 года, когда король впервые пожелал познакомиться с ним. «Я сразу полюбил внука, — признавался он после, — В конце концов, он моя плоть и кровь. И потом, он совсем не похож на европейца».

Годом позже Катенька вместе с мужем побывала в Петербурге. И пока тот занимался делами и вел переговоры с Николаем II, она повидала родных. Когда поездка подошла к концу, Екатерина Ивановна поняла, что ни Сиам, ни роскошный дворец Парускаван не заменят ей родины. Пожалуй, на этом и закончилась счастливая пора в ее жизни…

Вскоре в России грянула Февральская революция. Екатерину Ивановну терзали мысли о судьбе ее близких. Но никакой достоверной информации после Октября в Бангкок не поступало. Ее сын Чула, ставший впоследствии литератором и историком, писал в своих воспоминаниях: «Здоровье матери ухудшалось, она находилась почти что в сломленном состоянии. В обычных обстоятельствах родители предприняли бы очередное путешествие в Европу, но шла война. Поэтому отец предложил маме отправиться в Японию и Канаду, и она выехала в начале 1918 года». Почему мать находилась «в сломленном состоянии», принц умолчал. Но причина была более чем веская. Самому ли Чакрабону приглянулась принцесса Чавалит или придворные решили, воспользовавшись моментом, заменить чужестранку — неизвестно. Как бы то ни было, но у Екатерины Ивановны появилась соперница — 15-летняя принцесса, веселая и грациозная, похожая на статуэтку.

Екатерина Ивановна безмерно страдала и просила мужа только об одном: поскорее решить, кто из двух женщин ему нужен. Он убеждал ее в том, что ему просто необходима молодая жена, но и без нее, Катеньки, он не может. Объяснял, что у его отца было три жены, а у деда — пять. Но Катя ничего не хотела слушать.

— Прости, дорогой, но я не смогу жить в гареме. Я бросила ради тебя родину, я терпела унижения и одиночество и ни разу не пожаловалась тебе. Но этого вынести я не смогу. Тебе придется выбирать…

Супруг уклонялся от ответа целый год, Екатерина Ивановна увядала на глазах. В конце концов, чтобы не сойти с ума, она сама решила поставить точку в этой истории. Однажды ночью она исчезла из Бангкока, не попрощавшись даже со своим сыном. А через месяц Чакрабон прислал ей на подпись бумаги о разводе.

В послереволюционную Россию Десницкая не поехала, поселилась в Шанхае. А в 1920 году получила телеграмму, в которой говорилось, что ее бывший супруг умер от воспаления легких.

Наталья КУВШИНОВА

 

Сиротство

Екатерина Ивановна прожила долгую жизнь, пережив Чакрабона на 40 лет, занималась благотворительностью среди русских малоимущих эмигрантов. Вскоре вышла замуж за американского инженера и перебралась с  ним в Париж.

С сыном ее соединяли теплые и нежные чувства, они постоянно переписывались. В своих письмах Екатерина Ивановна просила у него прощения за вынужденное сиротство.

Чула так и не стал королем. Его послали на учебу в Англию, где он пристрастился к мотоспорту и стал профессиональным гонщиком.



, ,   Рубрика: Женщина в истории

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:61. Время генерации:1,053 сек. Потребление памяти:10.46 mb