Принцесса Византийская

Автор: Maks Ноя 30, 2021

Она пережила падение православной родины под мечами турецких захватчиков. И не побоялась отправиться в далекую Московию, чтобы там построить для себя и своих потомков «третий Рим», после которого четвертому не бывать.

Последний цветок Византии

Величие Византийской империи неумолимо клонилось к закату, когда Зоя (тогда ее звали так) появилась на свет. Ее отец, Фома Палеолог, приходился последнему византийскому императору Константину XI братом. Когда турки захватили Константинополь, семейство Палеологов вынуждено было бежать с родины сначала на остров Корфу, а затем в Рим, под защиту святого папского престола.

Увы, вскоре дети потеряли мать, а затем и отца. Тогда воспитанием младших Палеологов занялся кардинал Виссарион Никейский. Их наставляли в католичестве, но и другими науками не пренебрегади — сиротам преподавали языки (в том числе латынь и греческий), астрономию, математику, историю и географию.

Конечно, материальные и интеллектуальные вложения в ребятишек царского рода не были совершенно бескорыстными. Византийских отпрысков можно было бы впоследствии использовать на благо папского престола, и в первую очередь — входящую в брачный возраст Зою. Правда, женихи из Италии, Кипра и Франции наотрез отказались от предложенной им невесты. Вероятнее всего потому, что опасались бросать вызов грозной Османской империи, взяв в жены последний росток с императорского древа Византии.

Зато вскоре папе римскому доложили, что великий князь московский Иван овдовел и поэтому ищет для себя новую жену. Перспективы вырисовывались блестящие: в случае заключения брака с Зоей набирающее силу Российское государство стало бы мощным союзником для Европы. Кроме того, воспитанная в духе католичества девица могла склонить супруга к соединению Православной и Католической церквей под управлением папы римского.

Рим отправил в Москву послов на переговоры о браке. Намерения папского престола для Ивана III секретом не были, однако он размышлял о том, стоит ли брать в жены Зою, целых три года. Позиция Московии как преемницы Византии, будущего центра и оплота православного мира, была уж очень соблазнительна. И великий князь московский все же согласился на этот брак.

Наследница «второго Рима»

Однако окружение Ивана III не обрадовалось его решению взять в жены иноземку. Матушка великого князя, Мария Ярославна, отослала сына советоваться о невесте к митрополиту Филиппу. Тот не просто не дал своего благословения на брак, но высказался решительно против, грозя государю наступлением католической заразы на православную Русь.

Но и тут желание Ивана III стать законным наследником великой Византии оказалось сильнее. Как знаток итальянского языка и обычаев, в Рим отправился монетный мастер Джамбаттиста делла Вольпе (на Руси его звали попросту Иваном Фрязиным), чтобы уточнить условия брака. После долгих переговоров брачный договор был заключен, и Зоя с небольшой группой сопровождающих тронулась в далекую Москву. Ехали по тем временам быстро — всю Европу пересекли за полгода и к ноябрю уже оказались на территории Московии. Княжеской невесте повсюду оказывали самый радушный прием, но в Великом Новгороде произошел неприятный эпизод.

При подъезде к городу кардинал Антонио Бонумбре, представлявший при Зое интересы Католической церкви, пожелал войти в город, вознося впереди каравана невесты огромный крест, до того ехавший в обозе.

Разразился страшный скандал. Новгородцы, вопреки законам гостеприимства, похватали дреколье, чтобы гнать прочь «ведьму и еретичку». Благо крест у папского легатэ быстро изъяли московиты, сопровождавшие обоз. Когда до митрополита дошла крамольная новость, он объявил, что если крест въедет в пределы Москвы — он тут же покинет город.

Софья Палеолог и Иван IIIЧтобы утихомирить споры, Иван венчался с невестой в тот же день, когда она прибыла в столицу. Таинство брака совершилось с неподобающей поспешностью, да еще и в неподходящем интерьере. Молодых «окрутили» во временной деревянной церквушке, срочно возведенной возле недостроенного Успенского собора. А венчал державную пару не митрополит (который так и оставил неугодный ему брак без благословения), а протопоп коломенский Иосия.

Однако византийскую царевну, видимо, не особенно смутил суровый прием ее будущих подданных. А чтобы ее не упрекали в измене православной вере, девушка, которой полагалось бы склонить Московию к католичеству, перед свадьбой приняла повторное крещение — в православие под именем Софии.

Это было очевидное решение: радеть об усилении католической веры молодая московская княгиня не собиралась. Разъяренным папским послам после этого оставалось только покинуть Москву, поскольку их миссия потерпела фиаско.

Дела государственные

Вскоре князь московский окончательно осознал, что взял в жены необычную женщину. Вопреки обыкновению русских жен, проводивших время в тереме за рукодельем или в церкви за молитвами, София принимала самое деятельное участие во всех делах супруга.

Княгиня категорически настаивала на установлении при дворе подобающего этикета, а кроме того, требовала, чтобы Иван окружил великокняжеский престол богатством, пышностью и красотой. Изысканная обстановка должна была дополнять образ империи, настоящего «третьего Рима». В Московию потянулись зодчие, художники и прочие люди искусства — все они получали личный наказ княгини достойно украсить столицу.

Миланец Аристотель Фиораванти взялся выстроить новый Кремль — выбор Софии не был случайным, ведь зодчий славился умением вписывать в проекты зданий подземные ходы, тайники и лабиринты. И под стенами Кремля он расположил целую сеть казематов для тайных надобностей княжеского семейства. Именно там, как рассказывают, разместили привезенную Софией на Русь библиотеку. В состав ее входили настоящие книжные сокровища: рукописи античных авторов и некоторые тома, спасенные из пожара в Александрийской библиотеке.

Фиораванти построил Успенский собор, а его коллеги возвели «на Москве» Архангельский собор, Грановитую палату, Казенный двор и кремлевские башни. Столица постепенно принимала вид истинно великого города, центра русских земель.

Вскоре русским государственным гербом стал двуглавый орел, знак династии Палеолог и одновременно — символ государственной преемственности России от Византийской империи.

Однако для серьезного укрепления государства предстояло разрешить главную политическую проблему — окончательно сбросить с плеч Руси ордынское иго. Тут княгиня действовала постепенно. Сначала она уговорила мужа перестать платить позорную дань ордынскому хану. Хан Ахмат, лишенный денежных поступлений от русского князя, спустя несколько лет двинулся на Русь, чтобы силой взять свое.

Войско Ахмата и княжеская дружина встали на противоположных берегах реки Угры. Началось знаменитое «стояние». Оно продлилось чуть больше месяца и могло бы длиться гораздо дольше. Но в ордынском войске разыгралась эпидемия дизентерии, а кроме того, русские совершили удачный рейд в тыл к ордынцам и разорили их столицу Новый Сарай. Сраженный неудачами Ахмат развернул свое войско и ушел из русских пределов. Россия стала свободной не только фактически, но и формально — претензий на получение дани Орда больше не предъявляла.

Битва за наследство

Княгиня София Фоминична была не только соратницей мужа в делах государства, но и матерью обширного семейства. Она родила целую дюжину детишек, из которых девятеро благополучно выросли и жили по тем временам достаточно долго. Об интересах своего потомства София не забывала никогда. Едва на свет появился первый мальчик, Василий, она тут же настояла, чтобы его объявили великим князем в обход сына Ивана III от первого брака, Ивана Молодого.

Отношение в народе к Софии было неоднозначным, и ее желание продвигать сына, поддержанное Иваном III, не прибавило ей популярности. Увы, это был только первый акт борьбы за московское наследство.

В жены Ивану Молодому отец выбрал дочь молдавского господаря Стефана, Елену. На Руси ее звали Еленой Волошанкой (что, собственно, и значит «молдаванка»). Елена в положенный срок родила сына Дмитрия (известного как Дмитрий Внук). Но супружеская жизнь молодой четы оказалась короткой — семь лет спустя Иван Молодой скончался от неведомой «ломоты в ногах». Злые языки твердили, что здесь не обошлось без ядовитых зелий Софии Фоминичны, но доказательств тому никаких не было.

Неведомо, что думал о смерти сына князь Иван, но наследника он себе назначил нового. И вовсе не того, кого ожидала София. Наследником стал княжеский внук Дмитрий. Шансы старшего сына Софии Василия на московский престол снизились почти до нуля. Но не такова была наследница византийских хитростей, чтобы молча снести поражение — судьба подкинула Софии шанс поправить дело, и она его не упустила.

В России начала распространяться так называемая ересь жидовствующих, и Елена Волошанка с сыном присоединились к еретикам. Стоило Ивану III узнать об участии невестки и внука в еретических забавах, как они тут же угодили в тюремное заключение, а сын Василий занял прежнее положение наследника великокняжеского престола и в 1502 году стал великим князем Московским и Владимирским и всея Руси самодержцем, то есть соправителем своего отца.

София Фоминична, почти силой добывшая для сына царство, не успела насладиться своей победой — спустя год она скончалась в возрасте 48 лет. Было в ее биографии больше великих деяний или интриг и вероломства — трудно сказать. Одно очевидно — ее имя никогда не исчезнет со страниц российской истории.

Екатерина КРАВЦОВА

Загадки истории » Легенды прошлых лет » Принцесса Византийская

, ,   Рубрика: Легенды прошлых лет 90 раз просмотрели





Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:35. Время генерации:0,894 сек. Потребление памяти:11.4 mb