Рейд на Неаполь

Автор: Maks Июн 13, 2022

Летом 1799 года славный Андреевский стяг взвился над стенами древнего Неаполя. Отряд русского морского десанта лихой атакой овладел этой жемчужиной Средиземноморья.

ГРЕЧЕСКАЯ БОГИНЯ ЭММА

В 1798 году французские революционные войска заняли всю южную Италию. Правители Неаполитанского королевства (единой Италии еще не существовало) вынуждены были бежать на Сицилию, а власть захватили профранцузски настроенные республиканцы.

В том же году англичанам и австрийцам удалось вовлечь в борьбу с революционной Францией российского императора Павла I. Самодержец отправил русские войска во главе с Александром Суворовым на север Италии. А эскадре адмирала Федора Ушакова дал указание следовать в Средиземное море и там помогать английскому флоту под командой знаменитого адмирала Гэрацио Нельсона.

Нельсон стал строчить письма Ушакову, настойчиво призывая русских на помощь. Нужно было освободить от французов Неаполь и вернуть город в руки «законного монарха», который вместе со всем двором влачил жалкое существование в знойной Сицилии.

Казалось бы, какое дело Нельсону до комфорта неаполитанского короля и его приближенных? Действительно, до этого англичанину не было никакого дела. Зато это было крайне важно для его любовницы — пресловутой леди Гамильтон, лучшей подруги неаполитанской королевы.

Надо сказать, что Эмма Гамильтон была женщиной удивительной судьбы. Начинала она в качестве стриптизерши (тогда стриптиз назывался «живые картины»). Девушку выставляли в лондонских апартаментах в совершенно голом виде. Это, мол, греческая богиня такая-то (названия менялись). В апартаменты приглашались солидные джентльмены — посмотреть на женскую красоту за умеренную плату.

К семнадцати годам у Эммы за спиной был уже богатый послужной список: карьера в «шоу для взрослых», множество мужчин, один ребенок и несколько абортов. Возникает логичный вопрос: каким же образом женщина с такой биографией смогла стать леди — дамой из высшего общества? Ответ прост: всего лишь удача!

В один прекрасный день Эмму взял в содержанки пожилой дипломат сэр Уильям Гамильтон. Девушка так очаровала старика, что через какое-то время он сочетался с ней законным браком.

ОДНОРУКИЙ ЛЮБОВНИК

Гамильтон занимал пост британского посла в Неаполе. На неаполитанском престоле тогда восседал король Фердинанд IV из рода испанских Бурбонов. Он отличался редкостной трусостью и слабоволием, поэтому всеми делами в королевстве заправляла его жена — властная австриячка Мария Каролина (сестра знаменитой Марии Антуанетты).

Леди ГамильтонЛеди Гамильтон стала лучшей подругой неаполитанской королевы. По слухам, их соединяло даже нечто большее, чем просто дружба. Но не будем углубляться в эту тему. Скажем только, что влияние жены английского посланника на неаполитанскую королеву было очень велико.

Когда французские войска захватили Неаполь, королевская чета и Эмма Гамильтон перебрались на Сицилию — под защиту Нельсона. Эмма понимала, что от адмирала зависит ее будущее и даже жизнь, поэтому быстро стала его любовницей.

Нельсон был далеко не красавец: невысокий (рост 165 см), болезненно хрупкий, кроме того, изувеченный в сражениях (без руки и глаза). Но чего не сделаешь из чувства самосохранения!

Именно Эмма Гамильтон заставляла Нельсона писать отчаянные просьбы русскому адмиралу. Леди хотела поскорее вернуться к сытой и привольной жизни в Неаполе. И она понимала, что только русским по силу помочь ей.

Федор Ушаков не мог отказать союзнику, которому — согласно указанию императора Павла I — он должен был всячески помогать. В итоге Федор Федорович отправил к южным берегам Италии эскадру с десантом из 600 человек.

ОРДЕН ДЛЯ КАПИТАНА

Командовал десантом капитан второго ранга Григорий Белли. Его небольшой отряд смог сделать то, чего не смогли войска короля Фердинанда IV, австрийцев и англичан. А именно: освободить Неаполь и всю южную Италию!

Первым был повержен Бриндизи. Французский гарнизон во главе с комендантом крепости в панике бежал. После Бриндизи пришла очередь города Манфредония. А оттуда Белли начал победоносный поход к Неаполю.

Поход получился настолько блестящим, что Павел I по его итогам воскликнул: «Белли думал меня удивить; так и я удивлю его». И подписал указ о награждении отважного капитана очень высокой наградой — орденом Святой Анны I степени.

Может возникнуть недоумение, ведь орден Святой Анны считался в иерархии российских орденов одной из «младших» наград. Ордена Святого Георгия или Святого Владимира ценились гораздо выше. Все верно, так действительно будет, но после смерти Павла I. А при жизни этого сумасбродного государя были упразднены все награды, учрежденные Екатериной II (ордена Святого Георгия и Святого Владимира). А орден Святой Анны стал одним из самых главных. Для Белли, человека с небольшим чином, получение такой награды было знаком особого монаршего благоволения.

Один неаполитанец, сопровождавший отрад Белли, восхищенно описывал не только подвиги русских моряков, но и их приличное поведение на чужой земле (тогда такое было большой редкостью): «В промежуток 20 дней небольшой русский отряд возвратил моему государю две трети королевства… Не было ни одного солдата, а тем более ни одного офицера, который оказался бы виновным в малейшем насилии или инсубординации или грабеже. Вы могли бы их видеть осыпаемыми ласками и благословениями посреди тысяч жителей, которые называли их своими благодетелями и братьями».

Русские воины поражали иностранных наблюдателей своей храбростью. Так, возле местечка Портичи 120 наших моряков бросились в штыки на тысячу французов. Итог: триста французов осталось лежать на земле, 60 взято в плен, остальные разбежались.

ГОЛОВОРЕЗЫ КАРДИНАЛА

Русских моряков сопровождало войско короля Фердинанда IV. Оно было сформировано из добровольцев — жителей Сицилии и южных областей Италии. Во главе королевских войск стоял фанатичный неаполитанский кардинал Фабрицио Руффо.

Эта армия являлась на самом деле сборищем самых отъявленных преступников.

Здесь были убийцы, воры, насильники, просто бродяги. Всему этому разбойному коллективу дали громкое имя — Армия Святой Веры (Armate della Santa Fede). Поэтому членов этих бандитских формирований прозвали санфедистами. Безжалостная жестокость у них сочеталась с фанатичной религиозностью.

Военной пользы от этого неуправляемого уголовного сброда не было никакой. Санфедисты занимались лишь грабежами да истязаниями пленных французов и местных республиканцев.

Жуткую известность получил один из вожаков санфедистов — Гаэтано Маммоне. Даже на фоне своего окружения (отнюдь не гуманного) он выделялся полной неадекватностью. Так, Гаэтано любил пить человеческую кровь, присосавшись губами к разрезанной шее умирающего врага. По Европе ходили слухи, будто всякий раз, когда Маммоне садится завтракать, на столе у него стоит свежесрезанная человеческая голова.

Не многим лучше был и другой командир санфедистов — знаменитый Фра-Дьяволо (Микеле Пецца). Когда-то он без колебаний убил жениха полюбившейся ему девушки — прекрасной Франчески. Впечатленная этой решимостью, она через неделю сама пришла к убийце в горы и стала его верной спутницей. Теперь Франческа, одетая в мужское платье, разделяла со своим любовником все тяготы и опасности походной жизни.

И вот этим-то «людоедам» расточали ласки король и королева Неаполя! Ужасного Маммоне король называл «друг мой», а Фра-Дьяволо получил в подарок от королевы прядь ее волос. После победы над республиканцами эти люди станут полковниками королевской армии, удостоятся щедрых денежных выплат и орденов.

Российским воинам приходилось, образно говоря, сражаться на два фронта: с одной стороны, побеждать французов, а с другой — защищать тех же пленных французов от свирепых уголовников из Армии Святой Веры.

Русский отряд, при котором находился кардинал Руффо со своими головорезами, напролом шел к Неаполю, сшибая все французские заслоны. Командующим в этом походе формально считался Руффо. Но все понимали, что основную военную силу представляли русские. У самого кардинала телохранителями служили тридцать русских моряков. Санфедистам его преосвященство, видимо, не особо доверял.

В июне 1799 года на горизонте, наконец, показались купола и колокольни Неаполя. Цель похода была почти достигнута. Но одно дело — увидеть Неаполь, а другое — овладеть им. Нужно было сокрушить основные точки обороны города — форты и замки.

ВОЗВРАЩЕНИЕ КОРОЛЕВСКОЙ ЧЕТЫ

Возле одной такой укрепленной точки — форта Вильена — разыгрался жестокий бой. Сначала на приступ пошли калабрийцы из армии кардинала Руффо (Калабрия — область в южной Италии). Трижды подступали они к стенам форта — и трижды откатывались, оставляя на земле груды трупов. Ситуация осложнялась тем, что защитников форта с моря поддерживала огнем эскадра республиканцев под командованием адмирала Караччиоло.

И тогда Руффо послал на помощь калабрийцам сотню русских моряков. И эта сотня решила все дело. Русские установили пушки, и вскоре в стене форта образовалась широкая брешь. Туда хлынули наши воины, коля штыками направо и налево. Форт был взят.

Теперь уже ничто не мешало расправиться с флотилией Караччиоло. У русского десанта с собой были пушки шестнадцатого калибра. Их направили на корабли республиканцев. Караччиоло вынужден был уйти в открытое море. Таким образом, оба поля сражений — и на суше, и на море — остались за русскими.

Неподалеку от замка Кастель-дель-Ово, где наши матросы устроили временный привал, они чуть было не попали в ловушку республиканцев. Те знали, что вместе с русскими там находятся санфедисты. А у этих фанатичных изуверов не было особого пароля, они опознавали друг друга по возгласу: «Да здравствует король!»

Республиканцы приблизились к часовым-санфедистам и крикнули: «Да здравствует король!» Караульные подпустили к себе республиканцев почти вплотную. Тут засверкали кинжалы, и часовые пали жертвами своей доверчивости.

Но с русскими такой номер не прошел. Командир батареи, бывалый моряк, услышав шум, мгновенно поднял своих людей в ружье. На батарее закипела отчаянная схватка. В конце концов, русские перебили всех нападавших. Затем отряд Белли заставил капитулировать ключевые крепости Неаполя: замки Кастель-дель-Ово и Кастель-Нуово. Защитники этих укрепленных пунктов прекрасно понимали: с русскими им не совладать. Поэтому и выкинули белый флаг. Теперь весь Неаполь был во власти победителя.

Поход десанта Белли завершился подлинным триумфом. Но то, что произошло далее, омрачило славную русскую победу. В поверженный город вернулась королевская чета, а вместе с ними — Эмма Гамильтон и Горацио Нельсон. Казалось, на многострадальной неаполитанской земле теперь настанет долгожданный мир. Увы, нет.

Королева Мария Каролина и леди Гамильтон — эти две разъяренные фурии, жаждущие мести, — спустили банды санфедистов с цепи. В Неаполе начался настоящий кошмар. Город погрузился в пучину самого дикого, самого необузданного террора.

ПОЗОР АДМИРАЛА НЕЛЬСОНА

О том, что творилось в эти дни в Неаполе, лучше почитать в кое-каких фрагментах художественной прозы, составленных на основе воспоминаний очевидцев. Вот, например, небольшой отрывок из романа Александра Дюма «Сан Феличе»: «Бешено скакавший конь влачил привязанное к его хвосту тело патриотa, оставляя широкую полосу крови на мостовой… Наперерез им ковылял, спотыкаясь, другой патриот, с выколотыми глазами, с отрезанным носом и ушами. Он был раздет догола, а улюлюкающая банда подталкивала его саблями и штыками. Еще одного несчастного, с отпиленными ступнями, заставляли бежать на культяпках, как на костылях, при каждом падении поднимая его ударом бича».

Винченцо Куоко, итальянский историк и современник описываемых событий, писал: «Неаполитанский народ творил даже по отношению к женщинам такие варварства, которые приводят в содрогание и кажутся необъяснимыми. На городских площадях сложили костры, в них бросали живых или умирающих людей, а потом пожирали их поджаренную плоть».

В эти дни печать позора легла и на имя великого Нельсона. Его озверевшая любовница Эмма Гамильтон заставила адмирала казнить всех пленных республиканцев, которые сдались англичанам «под честное слово». Узники были развешаны на реях английских кораблей, как гирлянды на новогодней елке. На этом фоне русские моряки выглядели настоящими «джентльменами» среди обезумевшей массы дикарей. И речи не шло о том, чтобы русский воин принял участие в издевательствах над мирным населением или пленными.

Наши матросы и офицеры с болью в сердце наблюдали за зверствами уличной черни, но ничего не могли поделать. Не они были хозяевами в этом городе, здесь правили Фердинанд, Мария Каролина и Эмма Гамильтон. Русские могли лишь укрыть у себя в казармах (где их на время разместили в Неаполе) нескольких несчастных, которым удалось добежать до зданий с Андреевским флагом.

Происходящее в Неаполе шокировало капитана Белли. Он сообщил обо всем Ушакову. Великий флотоводец был в ярости: получалось, что косвенным образом тень падает и на светлый облик русских моряков. Ведь именно они освободили Неаполь от французов. А теперь выяснилось, что они освободили его для кровавых оргий монархически настроенной черни.

Свое возмущение Ушаков прямым текстом передал Нельсону. Но ничего уже было не исправить.

Вскоре Павел I, обиженный двуличием союзников, отозвал эскадру Ушакова из Средиземного моря. Русские покинули истерзанный Неаполь. С собой они несли не только славу победителей, но и чистое, незапятнанное преступлениями звание российского воина.

Марат КУРАМШИН

  Рубрика: Главное сражение 123 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:50. Время генерации:0,213 сек. Потребление памяти:9.46 mb