Русские конкистадоры

Автор: Maks Янв 25, 2019

Всего за два столетия, с XVI по XVIII век, не столько стараниями слуг государевых, сколько усилиями вольных казаков и других «охочих людей» территория России выросла многократно. Что же манило русских первопроходцев, что побуждало их двигаться вперёд, сквозь снега и льды, невзирая на голод и превосходящих числом врагов?

На всём протяжении русской истории небольшие ватаги авантюристов уходили в северные земли в поисках лучшей доли. Но это были лишь малые ручейки свободолюбивой вольницы. А вот в конце XVI века — словно плотину прорвало.

Охота пуще неволи?

Куда шли? Чего искали? Если воли, то почему при первой же возможности просили прощения у царя, охотно шли «под руку» царских воевод? Если искали только соболей да серебра и золота, то почему по собственному желанию львиную долю добычи отправляли царскому двору?

Если бежали от строгости поповского надзора, утомлённые обязательными постами и молитвами, то отчего же тогда сами, по собственной инициативе, не дожидаясь царских приказов, часто насильно приводили местные народы к вере в Христа? Нет ответа.

Остаётся лишь принять на веру, что русский человек, пусть даже разбойник, в душе и Бога хранил, и если законов не соблюдал, то уж Русскому государству служил верой и правдой, отдавая ради его величия все — силы, здоровье, а часто и саму жизнь.

Ермак Тимофеевич

Освоение Сибири началось с фигуры мрачной и противоречивой — с Ермака Тимофеевича. Впрочем, как на самом деле звали этого человека и какого он был роду-племени, не установлено до сих пор. Неизвестно и его подлинное имя: то ли Ермолай, то ли Василий Аленин, то ли Еремей. Сам он говорил, что был родом из-под Смоленска, да только веры словам ушкуйника в те времена не было.

Историк Карамзин писал о нём так: «Таинственная и мрачная личность, одним именем своим внушавшая всем ужас, Ермак был человеком без роду и без племени. Ни один народ не может нести за него какой-либо нравственной ответственности».

Послы Ермака у Ивана ГрозногоСибирская летопись говорит, что Ермак был силён и «велеречив», водил по рекам караваны, но потом сколотил ватагу и «от работы» подался в разбойники — стал ушкуйником и начал грабить по рекам. Дошёл до такой степени разбоя, что царь был вынужден послать против него войска, после чего Ермак бежал в Персию, но был выдворен и оттуда, а на Урале появился в поисках безопасного убежища.

Промышленник Строганов нанял его, чтобы свести счёты с «местной татарвой», однако быстро пожалел об этом. Расправившись с остяками и вогулами, ватага Ермака приступила к привычному разбою. Именно поэтому Строганов предпочёл снабдить ушкуйников оружием и отправить их за Урал — добывать новые земли.

Под предводительством Ермака было 840 вольных человек — волжских казаков и инородцев: татар, литовцев и даже немцев, а противостояла ему часть Золотой Орды — Сибирское ханство во главе с ханом Кучумом.

В решающей битве участие приняли около 15 тысяч татар, вогулов и остяков, но все решило огнестрельное оружие казаков, которое отбило у татар желание сражаться, а вогулы и остяки вообще сбежали с поля боя. Столица ханства — город Искер — пала, а Ермак приступил к приведению местных народов к шерти (присяге) и сбору ясака.

Сибирская зима 1584-85 годов проредила ряды казаков — люди гибли от голода и морозов до -47°, так и не дождавшись подмоги от царя.

Сам Ермак с небольшим отрядом зиму пережил, но погиб в августе 1585 года при нападении татар на лагерь. Согласно легенде, он утонул, пытаясь вплавь добраться до отплывающего струга. Оставшихся 80 казаков увёл обратно за Урал атаман Матвей Мещеряк, и на два года Сибирское ханство осталось в покое.

Иван Кольцо

О первопроходце Иване Кольцо (Кольцове) известно ещё меньше, чем о Ермаке. Этот казачий атаман, сподвижник Ермака, был родом с Волги и также промышлял ушкуйным делом — грабил и убивал. За разбои и разграбление Сарайчика — столицы ещё одного осколка Золотой Орды, Ногайского ханства, — Иван Кольцо был приговорён к смертной казни Иваном Грозным, от которой и спасался на Урале. Казнить его было за что — в Сарайчике разбойники убили 2 тысячи человек, насиловали женщин и разграбили ханские могилы, озлобив этим казахов и ногайцев.

Вместе с Ермаком Иван Кольцо отправился покорять Сибирь, принимал участие в битвах с местными князьками. Именно его, как близкого друга, Ермак после взятия Искера отправил в Москву к Ивану Грозному, бить челом, дабы заслужить прощение и принести к ногам царя сибирские земли. Строго говоря, поступок этот был отчаянно смелым, так как вернуться живым шансов у Кольца почти не было.

Однако Иван Грозный воспринял послов от Ермака милостиво, взял казаков на довольствие. Иван Кольцо вернулся к Ермаку с похвальной грамотой от царя, жалованьем для ватаги и дарами, среди которых и была та самая кольчуга, что утянула Ермака на дно реки.

Погиб Иван Кольцо в 1585 году от рук коварного мурзы Карачи, который попросил у Ермака отряд казаков якобы для защиты от ногайцев. Когда казаки во главе с атаманом Кольцо прибыли к мурзе, Карача перебил отряд, убил атамана и напал на Ермака, осадив его в Искере. Только смелая вылазка атамана Матвея Мещеряка спасла положение. После нападения Карачи у Ермака осталось только два сотника из пяти и меньше половины казаков.

Михаил Стадухин

Атаман Михаил Стадухин являл собой совершенно другой тип первопроходца, он был помором, человеком дела и слова. В молодости служил на Енисее, а затем — на Лене.

В 1641 году Стадухину было поручено провести разведку новых земель восточнее Якутска. В этом походе Стадухин нанёс на карты 500 километров побережья Северного Ледовитого океана и первым вышел к устью реки Колымы.

Говорят, именно люди Стадухина увидели в море очертания далёкой земли, что впоследствии привело к поискам Земли Санникова.

Поднявшись по Колыме в 1644 году, Стадухин основал Нижнеколымский острог, который в дальнейшем должен был стать оплотом для приведения местного люда к присяге и для сбора ясака. Однако когда он вернулся в Якутск, ему даже не заплатили за службу.

Спустя два года Стадухин отправился в новую экспедицию — спустившись на кочах по Лене, он прошёл морем до устья Колымы, но дальше на восток пройти не смог, очевидно, из-за ледовой обстановки. Тогда он решил идти на реку Анадырь сушей, но подготовка похода заняла много лет. Известно, что Стадухин вместе с казаками дошёл до устья реки Гижиги, где позже был поставлен Гижигинский острог, и даже достиг реки Тауй, где срубил зимовье.

В 1657 году Стадухин вышел к Охотскому морю, спустившись по реке Охоте, а затем в течение двух лет через Алдан возвратился в Якутск.

12 лет тяжёлых походов в невыносимых условиях — в голоде и в холоде — принесли свои результаты: Стадухин нанёс на карты 1500 километров побережья Охотского моря, записал наблюдения за ледовой обстановкой у побережья Чукотки, подготовил материалы об островах Северного Ледовитого океана. За верную службу царю он был произведён в атаманы.

В 1666 году ему была поручена новая экспедиция, из которой Стадухин уже не вернулся — его убили воинственные аборигены. Как это ни странно, умер он в прямом смысле слова должником, так и не сумев разбогатеть.

Тимофей Шмалёв

Но мало было открыть огромные территории Сибири и Дальнего Востока, нужно было привести их народы к российскому подданству. И среди людей, которые этим занимались, безусловно, выделялся армейский капитан Тимофей Шмалёв, который сумел договориться с чукчами. Чукчи сопротивлялись русским почти 150 лет и вели с ними ожесточённую войну на уничтожение.

Однако во второй половине XVIII века международная обстановка осложнилась — у берегов Чукотки стали появляться англичане и французы, а сами чукчи всё активнее взаимодействовали с американцами. Следовало торопиться.

Приведение к шерти обычным способом — захватом заложников (аманатов) — на чукчей не действовало: родственным связям они предпочитали свободу. Поэтому было решено действовать с ними не силой, а лаской.

Приехав в Гижигинский острог, Тимофей Шмалёв тщательно изучил нравы чукчей, объяснил казакам, что война с отдельным чукотским родом — это ещё не война со всем народом, свозил аманатов в город Охотск, где показал, как живут русские, а потом велел их отпустить, чтобы они рассказали родичам о том, что видели.

После этого капитан пригласил чукотских князей в острог, где каждого одарил богатыми подарками и позволил им принести в жертву оленя.

В марте 1778 года Шмалёв сумел заключить с тойоном Амулятом Хергынтовым договор о русском подданстве.

Узнав о том, что с войной покончено, императрица Екатерина II издала указ, по которому чукчи освобождались от уплаты ясака на 10 лет и могли свободно жить на своих землях.

Договор, заключённый Шмалёвым, позволил Российской империи устанавливать на берегах Чукотки российский флаг, чтобы корабли других стран знали, на чей берег они высаживаются.

Учёным Шмалёв известен как составитель «Краткого описания Камчатки» и автор 40 трудов по этнографии и географии. Он принимал участие в экспедиции Биллингса на Чукотку, управлял Нижне-Камчатским острогом и был известен гуманным отношением к местному населению. Скончался он в 1788 году.

Александр Баранов и Иван Кусков

Предприниматель Александр Баранов и первопроходец Иван Кусков посвятили свои жизни исследованию и присоединению к России Аляски и Калифорнии.

Александр Баранов был выходцем из богатой купеческой семьи и мог всю жизнь прожить, занимаясь торговлей в Олонецкой губернии и в Санкт-Петербурге, однако в 1780 году он покинул родные места и отправился на восток.

Добравшись до Иркутска, он прикупил два заводика, а затем занялся организацией восточных экспедиций. Именно в Иркутске Баранов познакомился с 25-летним выходцем из Тотьмы Иваном Кусковым, который тоже мечтал о землях на востоке.

В 1790 году Баранов принял предложение знаменитого промышленника Григория Шелихова возглавить его Северо-Восточную компанию, которая спустя девять лет стала именоваться Российско-американской компанией, и вместе с Кусковым выехал в Русскую Америку, где и стал её первым правителем.

Баранов не сидел на месте и не подсчитывал барыши. Вместо этого он исследовал побережье Аляски и прибрежные острова, нанося их на карту и составляя их подробное описание.

Его стараниями на острове Ситка был основан форт Ново-Архангельск (Михайловское), куда в 1799 году был перенесён административный центр Русской Америки. Баранов занимался расширением торговых связей русских поселений в Северной Америке с Калифорнией, торговал с Гавайями и с Китаем, основал ряд новых поселений и снарядил несколько экспедиций для изучения побережья Тихого океана. Кроме этого, заложил верфь, построил медеплавильный завод, школу, организовал угольную шахту и промысел каланов. Принимал самое активное участие в боевых действиях против американских индейцев-тлинкитов, которые в 1802 году разрушили Ново-Архангельск и устроили на острове Ситка резню, отбил у них город и восстановил его.

За прилежную работу Баранов был награждён императором Павлом I золотой медалью на ленте Святого Владимира, а также получил чин коллежского советника с правом потомственного дворянства.

Только тяжёлая болезнь заставила Баранова покинуть пост главы компании и отправиться на родину. Но до Санкт-Петербурга он так и не добрался, скончавшись в пути на корабле возле острова Ява.

Все разговоры о том, что Баранов слишком быстро богатеет (не иначе как ворует), оказались пустыми: при передаче дел выяснилось, что вместо заявленного имущества на 4 800 000 рублей Российско-американская компания обладает имуществом, которое оценивалось аж в 7 миллионов рублей!

Спутник и товарищ Баранова Иван Кусков сначала правил факторией на острове Кадьяк, затем был начальником крепости в Нучеке, управляющим фактории в заливе Якутат, откуда ушёл с экспедицией исследовать берег Аляски от Якутата до острова Ситка.

Предприниматель Александр Баранов, первый Главный правитель русских поселений в Северной Америке в конце XVIII — начале XIX века

Когда в 1812 году русские основали в Калифорнии крепость Форт-Росс, Кусков стал её комендантом и выполнял эту обязанность до 1821 года. Его стараниями в крепости появились огороды, начали разводить скот, была основана судовая верфь. Именно благодаря Кускову были заключены договоры мира с вождями местных индейских племён и составлен договор, по которому индейцы передавали землю в собственность Российско-американской компании.

Несмотря на то, что жизнь его была посвящена Америке, умереть Иван Кусков предпочёл в России. В 1823 году он вернулся в родную Тотьму, где и скончался почти сразу после прибытия. Его могила, на которой установлен крест и поставлен морской якорь, находится на землях Спасо-Суморинского монастыря.

Майя НОВИК



, ,   Рубрика: Историческое расследование

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:60. Время генерации:0,209 сек. Потребление памяти:8.32 mb