В борьбе с моровыми поветриями

Автор: Maks Сен 26, 2022

В библейской книге «Исход» Господь Бог так угрожал врагам избранного Им народа: «И наведу на вас мстительный меч… и пошлю на вас моровое поветрие…» (читай — эпидемию). А в «Книге пророка Иеремии» сказано: «И накажу живущих в земле Египетской так, как Я наказал Иерусалим: мечом, голодом и мором». Таким образом, уже из древнейших литературных источников видно, что массовые моровые нашествия преследовали человечество на заре его существования. А мы отмечали 15 сентября 100-летие санитарно-эпидемиологической службы РФ.

По распоряжению властей

Самое раннее документальное письменное упоминание об эпидемии мы находим у древнегреческого историка Фукидида, который оказался в ее центре и заразился, но, к счастью, выжил. Он подробно описал события, творившиеся в Афинах в 430-426 годах до нашей эры. Больные покрывались язвами, мучились от невыносимых болей, страдали от жажды и даже бросались в колодцы, чтобы напиться. Эпидемия унесла жизни более ста тысяч человек.

По мнению современных ученых, тогда в Афинах свирепствовал брюшной тиф. Но однозначно это утверждать нельзя, поскольку в то время все вместе моровые поветрия называли одним словом — «чума». И при этом людям было непонятно, откуда взялась напасть: то ли боги на них прогневались, то ли колодцы отравили спартанцы, с которыми афиняне в то время воевали.

А в 165-160 годах нашей эры в Риме вспыхнула эпидемия чумы Галена, названная так в память о враче, впервые описавшем ее симптомы. Скорее всего, это была оспа, принесенная римскими воинами из похода на Ближний Восток, от которой умерли пять миллионов человек. Вскоре эпидемия отступила, но только для того, чтобы сто лет спустя снова вернуться и выкосить еще миллион жизней.

Но уже в то время, несмотря на почти поголовную неграмотность в медицинском отношении, люди стали применять на практике первичные меры профилактики и борьбы с чумой. Было очевидно, что болезнь заразна и передается от больного человека к здоровому. Поэтому уже в древнем мире трупы умерших от этой инфекции стали хоронить отдельно или вовсе сжигать. Часто предавали огню также и дома, и все имущество покойных.

Тогда же по распоряжению властей стали вводить карантины в той или иной местности, в том числе в отдельных городах. Так научились локализовать очаги инфекции, благодаря чему были спасены миллионы жизней. При этом никого особо не волновало, что закрытые города и села попросту вымирали от голода, так как припасы здесь вскоре заканчивались, а взять новые продукты пораженному населению было неоткуда. Вокруг карантинной местности быстро возводились каменные стены, а «перебежчикам» угрожали казнью.

Как платили за карантин

В 1654 году Москва оказалась в числе городов России, на которые обрушилась чума, занесенная сюда крымскими купцами. Царь Алексей Михайлович после первого приступа паники быстро сумел наладить карантинные мероприятия. Москву оцепили, чумные дома и дворы сжигали вместе с вещами, а покойников отвозили подальше. Главными средствами дезинфекции были огонь, вода и мороз. Также применялось издревле известное на Руси окуривание домов дымом, полученным от сжигания можжевельника и полыни. Даже самые важные государственные послания вскрывались уже на границе, затем их содержание диктовалось через огонь и записывалось чиновником. Оригинал сжигали, а копию доставляли адресату. Деньги промывали в концентрированном растворе уксуса. Всего тогда от чумы в столице погибли 6095 человек. После этого чума относительно быстро пошла на убыль, а власти обогатилось бесценным опытом организации карантинных мероприятий.

Однако карантин и наказания за его нарушения вызывали бурю народных возмущений. Так, в России в разгар последней эпидемии чумы (1770-1772 годы) случился самый крупный Московский бунт. В сентябре 1771 года архиепископ Амвросий, дабы остановить эпидемию, запретил массовые молебны у Боголюбской иконы Божией Матери на Варварке. Тогда возмущенные москвичи разгромили Чудов и Донской монастыри и выпустили на волю больных из чумных лазаретов, а архиепископа и вовсе убили.

Самые эффективные действия против бунта предпринял граф Григорий Орлов, которому удалось локализовать и затем ликвидировать эпидемию чумы в Москве в 1770-1772 годах. Когда возникший «чумной бунт» не удалось подавить полицейскими методами, Орлов прибыл в Москву, принял власть на себя и первым делом повысил жалование врачам, а затем создал с нуля десяток инфекционных больниц. Но самое главное — он сделал так, чтобы люди добровольно пошли в карантин. Тем, кто сюда шел, граф стал платить: мужчинам по 15 копеек в день, женщинам — по 10 копеек. По тем временам это были большие деньги. А людям, которые выздоравливали и выписывались из больницы, полагалась премия: женатым и замужним по десять, холостым — по пять рублей.

Император остановил холерный бунт

Афинская чумаПримечателен также знаменитый холерный бунт, который случился во время эпидемии 1831 года. Тогда мор гулял по всему Петербургу, а санитары на улицах хватали всякого, кто выглядел больным. За первые две недели в столице заболели более трех тысяч человек, полторы тысячи из которых умерли. На борьбу с болезнью бросили мощные военные и медицинские силы, однако их не хватало. В итоге в городе был объявлен карантин. Обывателей не выпускали за городские стены, а вся элита во главе с императором переехала в пригороды, до которых эпидемия не успела дойти. «Здесь холера, то есть в Петербурге, а Царское Село оцеплено», — писал тем летом своему другу Александр Пушкин.

В итоге 22 июня люди не вытерпели. Бунтовщики громили все вокруг, перехватывали холерные кареты (предшественницы машин скорой помощи) и выпускали больных. В щепки разнесли холерные лазареты на Сенной и Большой Подьяческой, а врачей и санитаров поубивали. В завершение победившая толпа захватила холерную карету и с песнями каталась в ней по городу.

Бесчинства остановил лично император Николай I, правда, при поддержке гвардейских полков, усиленных артиллерией. Когда в городе удалось навести относительный порядок, государь прибыл из Царского Села на Сенную площадь и обратился к своим подданным с упреком: «Стыдно народу русскому, забыв веру отцов, подражать буйству французов и поляков». По легенде, Николай в конце своей речи даже обнял и поцеловал кого-то из людей, стоявших в толпе, что у наиболее чувствительной части народа вызвало слезы. Нет сомнений, что русский царь был в тот день на редкость убедителен. Однако стоит заметить, что его слова без поддержки полков могли бы и не обуздать бунтовщиков…

Прививка от коровы

Только в XVII веке было установлено, что инфекционные заболевания вызываются бактериями и некоторыми другими микроорганизмами. В 1677 году голландский натуралист Антони ван Левенгук с помощью изобретенного им микроскопа впервые увидел эти существа. Но прошло еще более ста лет, прежде чем медики с помощью полученных знаний на практике научились предотвращать хотя бы некоторые из этих страшных заболеваний.

Первым это сделал английский врач Эдвард Дженнер, который 14 мая 1796 года втер в два надреза на коже восьмилетнего мальчика Джеймса Фипса содержимое пузырьков с руки крестьянки Сары Нельме. У нее была коровья оспа — неопасная болезнь, передающаяся от коров человеку. После этой операции 1 июля врач привил мальчику уже натуральную оспу, но тот так и не заболел. С того времени и началась история вакцинации (от латинского vacca — корова). Прививки коровьей оспы с целью предупреждения оспы натуральной стали практиковаться во многих странах.

Впоследствии в Российской империи на государственном уровне встал вопрос о создании независимой от Медицинского департамента МВД врачебно-санитарной службы. В большинстве губерний и в крупных городах возникли общественные санитарные организации. Первая из них в составе 17 санитарных врачей образовалась в Москве в 1866 году. Сначала это была временная санитарная комиссия, а в 1884 году — уже постоянная. В Санкт-Петербурге такая комиссия была создана в 1896 году. Подобные санитарно-эпидемиологические службы тогда же постепенно стали формироваться и в других городах России.

Молодая Советская Россия получила тяжелое наследство — огромное распространение инфекционных болезней. В то время эпидемическая обстановка в дореволюционной России характеризовалась массовыми заболеваниями холеры, малярии, гриппа, повсеместным распространением паразитарных тифов, кишечных и детских инфекций, постоянной угрозой возникновения эпидемий чумы. Первая мировая, а затем Гражданская война и интервенция, миграция населения, голод и разруха сильно ухудшили санитарное состояние страны, способствовали огромному распространению инфекционных болезней.

Основополагающим для дальнейшего развития санитарно-эпидемиологической службы страны стал Декрет СНК РСФСР от 15 сентября 1922 года «О санитарных органах Республики», который определил задачи, структуру и нормы санэпидслужбы, ее права и обязанности, подтвердил государственный характер санитарно-эпидемиологической работы. Именно эта дата ныне считается днем рождения санитарно-эпидемиологической службы Российской Федерации.

Валерий ИГНАТОВ

  Рубрика: История болезни 212 просмотров

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:48. Время генерации:0,209 сек. Потребление памяти:9.3 mb