В гостях у каннибалов

Автор: Maks Июл 25, 2022

Летом 1803 года из Кронштадта в море вышли российские суда «Надежда» и «Нева». Так началось первое русское кругосветное плавание. Экспедицию возглавлял капитан-лейтенант Иван Крузенштерн.

АДАМ СТАНОВИТСЯ ИВАНОМ

Крузенштерн происходил из семьи прибалтийских немцев, поэтому при рождении его назвали Адам Иоганн. А уже позднее имя-отчество переиначили на русский манер — в Ивана Федоровича.

Родился он в 1770 году в Эстляндии. С юности судьба Крузенштерна была связана с российским флотом. Он окончил Морской кадетский корпус, служил на Балтике, проходил стажировку в английском флоте.

В 1799 году Крузенштерн обратился к императору Павлу I с предложением организовать кругосветную экспедицию. Пора было уже показать всему миру, что не только европейцы умеют бороздить океаны. Но Павел I, занятый войной с революционной Францией, проигнорировал письмо Крузенштерна.

Прошло несколько лет, и новый царь — Александр I — заинтересовался амбициозным проектом. Крузенштерну дали добро. Он немедленно принялся за подготовку к эпохальному плаванию. Для путешествия были подготовлены два судна: «Надежда» и «Нева». На «Надежде» держал флаг сам Крузенштерн, а «Невой» управлял его старый приятель — капитан Юрий Лисянский.

В августе 1803 года экспедиция наконец стартовала. Команды обоих судов состояли исключительно из русских матросов, хотя Крузенштерну при дворе советовали взять в плавание англичан. Но капитан был абсолютно уверен в наших моряках. Он знал, что они ничуть не уступают британцам.

Пройдя вдоль европейских берегов, российские мореплаватели взяли курс к берегам Южной Америки, а затем вышли в Тихий океан. Там, на одном из островов Полинезии, с Крузенштерном произошло забавное и неожиданное приключение.

Корабль «Надежда» бросил якорь в бухте острова Нуку-Хива. Крузенштерн намеревался дождаться здесь «Неву» Лисянского: они потеряли друг друга во время шторма. Внезапно русские моряки увидели многочисленные пироги с дикарями, которые неслись к их кораблю. На душе у россиян стало тревожно: они хорошо знали, как тихоокеанские аборигены расправились со знаменитым английским капитаном Куком. Его убили и съели. Кто знает, нет ли похожих намерений и у этих незваных визитеров?

ПАРЛЕ ВУ ФРАНСЕ?

Среди лодок туземцев выделялась одна, особо пышно украшенная цветами и перьями. В гости к морякам явно направлялся местный вождь. Вместе со свитой он поднялся на борт российского корабля. Вышедший ему навстречу Крузенштерн попытался знаками показать, что его судно попало в шторм и что он не имеет никаких злых намерений.

Вождь дикарей помолчал и внезапно, к полному изумлению Ивана Федоровича, заговорил на чистейшем французском языке. Шокированный Крузенштерн пригляделся к своему необычному гостю.

Он заметил, что в его лице явно проступали европейские черты. Да и кожа вождя потемнела от загара, а не была такой от природы.

Как и все российские дворяне того времени, Крузенштерн прекрасно говорил по-французски. Поэтому он пригласил вождя к себе в каюту. За дружеской трапезой тот поведал свою удивительную историю.

Как выяснилось, царьком людоедов острова Нуку-Хива был французский моряк Жозеф Кабри. Восемь лет назад его судно потерпело крушение в Тихом океане. Спастись удалось лишь ему: он выбрался на какой-то необитаемый клочок суши рядом с островом Нуку-Хива.

Уже через день он оказался в плену у страшных на вид аборигенов, тела которых были покрыты татуировками. Кабри припомнил рассказы бывалых моряков о кровавых оргиях полинезийских каннибалов. Он представил, что сейчас и ему предстоит закончить свою жизнь в желудках этих людоедов. В этот момент моряк потерял сознание.

Очнулся француз через несколько дней. Он лежал в какой-то хижине, в которую то и дело заглядывали жуткие физиономии, раскрашенные яркими красками. И каждый раз Жозефа била нервная дрожь.

Особенно часто к нему заглядывала молодая дикарка. Ее явно заинтересовал бледнолицый юноша, и она, не связанная европейскими условностями, недвусмысленно предложила ему интимную близость.

Жозеф был в ситуации, которая не располагала к долгим раздумьям и колебаниям. Он выполнил то, чего от него требовала людоедка. И это было удачное решение. Аборигенка оказалась дочкой вождя. Она упросила своего отца сохранить пленнику жизнь, но при условии, что тот станет ее мужем.

КОРОЛЬ НА ЧУЖБИНЕ

Шлюпы «Надежда» и «Нева»Узнав об этом, Кабри рухнул на колени в песок. Лобызая руки и ноги девушки, он со слезами на глазах заявил, чтo никогда в жизни он ни о чем так сильно не мечтал, как о браке со столь восхитительным созданием. Правда, это создание время от времени питалось человечиной, но, как говорится, у каждого свои недостатки.

В общем, французский моряк породнился с местным царьком. А перед смертью вождь назначил Жозефа своим преемником. Так уроженец славного французского города Бордо стал королем каннибалов.

Знакомство с французом несколько успокоило Крузенштерна. Это давало надежду, что каких-то нежелательных эксцессов не будет. Француз был частым гостем на русском корабле, но покидать свой остров не собирался. Зачем? Он здесь король, у него семья и куча наложниц из местных девушек. Живи да радуйся!

Крузенштерн дождался Лисянского, и оба капитана собрались в дальнейшее плавание. Жозеф Кабри прибыл на борт «Надежды» с прощальным визитом. В этот момент неожиданно поднялся сильный ветер, и морякам пришлось срочно сняться с якоря и выйти в открытое море.

Высадить Жозефа обратно на остров не было никакой возможности. Как писал участник экспедиции граф Резанов, «сей одичавший европеец был неутешен, разлучаясь со своим семейством: он даже хотел пуститься в море на доске, но множество акул остановили смелость его».

Забегая вперед, скажем, что Крузенштерн привез Жозефа Кабри в Петербург. На какое-то время он стал популярной фигурой в светском обществе: все хотели увидеть его причудливые татуировки и послушать рассказы о жизни среди дикарей. Только в 1817 году ему удалось попасть на родину — во Францию. Там он вскоре и скончался, так и не осуществив свою мечту о возвращении на любимый «остров людоедов».

ПРОВАЛ В ЯПОНИИ

Между тем, отплыв от острова Нуку-Хива, русские корабли отправились на Гавайи. Там «Надежда» и «Нева» разделились: каждое судно отправилось по своему маршруту. «Надежда» под командованием Крузенштерна пошла на Камчатку, а затем в Японию.

Осенью 1804 года «Надежда» вошла в бухту японского города Нагасаки. Собственно, ни в какую другую бухту она зайти и не могла. Недоверчивые японские властители, опасаясь происков «бледнолицых дьяволов», открыли для иностранных судов лишь один порт — Нагасаки.

Японцы встретили русских путешественников не слишком дружелюбно (впрочем, так они встречали практически любую европейскую экспедицию). Они долго не позволяли никому сходить на берег. Лишь через полтора месяца японский губернатор отвел русским морякам на берегу определенное место, которое обнесли забором. Только там они могли гулять и дышать воздухом.

А затем в Нагасаки прибыл представитель японского правительства (Японией тогда управлял не император, а сегун). Гонец заявил, что его страна наотрез отказывается торговать с Россией. Более того, русским судам запрещается заходить даже в Нагасаки, а самому Крузенштерну нужно незамедлительно покинуть бухту.

Русским морякам пришлось подчиниться. Эта политическая часть русской миссии завершилась полным провалом. Но зато крайне успешной оказалась научная деятельность: ведь в плавании участвовали несколько ученых, видный доктор Вильгельм Тилезиус и даже живописец Степан Курляндцев. Он должен был зарисовать все необычное, что встретится путешественникам.

Ученые произвели множество астрономических, метеорологических, гидрографических наблюдений. Русские мореплаватели создали новые карты и подкорректировали информацию на старых. Доктор Тилезиус составил солидный атлас животных, обитающих на островах Полинезии, а также анатомический атлас с информацией об особенностях строения тел аборигенов. Кроме того, экспедиция привезла в Петербург уникальные предметы быта дикарей. Большинство из них были тогдашней европейской науке неизвестны.

В августе 1806 года корабли «Надежда» и «Нева» вернулись в Кронштадт. Трехлетнее кругосветное плавание, составившее целую эпоху в мировой географической науке, блестяще завершилось.

Руководитель экспедиции — Иван Крузенштерн — был осыпан почестями и наградами. Впоследствии он много лет руководил Морским кадетским корпусом и дослужился до звания адмирала.

В мае 1845 года Ивана Федоровича разбил инсульт. На следующий год 75-летнего адмирала не стало.

Дмитрий ПЕТРОВ

  Рубрика: Великие первопроходцы 172 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:49. Время генерации:0,246 сек. Потребление памяти:9.36 mb