В шаге от третьей мировой

Автор: Maks Июл 17, 2022

В последнее время отношения между Россией и США оставляют желать лучшего. Однако сегодня напряжение между двумя странами далеко оттого накала, что наблюдался в начале 60-х годов XX века. Все помнят Карибский кризис, но при этом забыли, что третья мировая могла начаться раньше — в октябре 1961 года в разделенном Берлине.

Согласно решению глав стран антигитлеровской коалиции, принятому в Ялте в феврале 1945 года, Германия была поделена на четыре оккупационные зоны: советскую, американскую, британскую и французскую. После начала холодной войны советская зона превратилась в ГДР, а три остальных — в ФРГ. Вопрос с Западным Берлином так и остался камнем преткновения.

Западный анклав в сердце ГДР

В 1945 году столица Германии была разделена на оккупационные зоны. После создания ФРГ и ГДР зоны оккупации США и Британии в Берлине отошли к ФРГ. По сути, Западный Берлин стал анклавом, окруженным территорией ГДР.

Так как границы между зонами в городе были условными, то люди беспрепятственно переходили из одной части в другую. Этой возможностью и пользовались перебежчики. Более того, в Западном Берлине имелось несколько агентств, которые помогали беглецам устроиться в ФРГ.

Все это вызывало недовольство властей ГДР, ибо на Запад утекало наиболее трудоспособное население страны. Глава ГДР Вальтер Ульбрихт, известный приверженностью сталинским методам, даже после смерти вождя остался на посту руководителя страны. Его позиция была однозначна — весь Берлин должен принадлежать ГДР. Но в Западном Берлине стояли американские военные, и это сдерживало порывы Ульбрихта. При этом у американцев еще были свежи события 1948-1949 годов, когда Советский Союз блокировал Западный Берлин, желая включить его в состав ГДР.

После того как СССР в апреле 1961 года объявил о передаче контроля над Восточным Берлином властям ГДР, в Вашингтоне не исключали, что западный анклав вновь будет блокирован. На пресс-конференции 15 июня 1961 года на вопрос западногерманской журналистки Вальтер Ульбрихт ответил так: «Я ваш вопрос понял так, что в Западной Германии есть люди, желающие, чтобы мы мобилизовали строителей, чтобы возвести стену. Мне неизвестно о подобных намерениях. Строители нашей столицы заняты возведением жилья… Никто не собирается возводить стену».

Однако уже через 1,5 месяца -ночью 13 августа 1961 года — строители и пограничники ГДР начали экстренное строительство стены на пограничных с Западным Берлином улицах.

Провокация посла

Советские танки у Берлинской стеныСтроительство стены вокруг Западного Берлина для США не стало неожиданностью. Почти за месяц до этого, 25 июля 1961 года, президент США Джон Кеннеди заявил о направлении в Германию шести американских дивизий, увеличении бюджета на содержание контингента в Европе и приведении стратегической авиации в высшую боеготовность. К тому же Пентагон разработал планы ведения войны против стран Варшавского договора с применением атомного оружия.

Именно такие действия американцев задели самолюбие советского руководства, и на совещании высшего органа Варшавского договора — Политического консультативного комитета (ПКК) — в Москве в августе 1961 года было решено установить в Берлине пограничный режим. Его действие, как и начало строительства стены, произошло в ночь с 12 на 13 августа 1961 года. В ту же ночь коммунисты ГДР встали «живой стеной» вокруг границ Западного Берлина и стояли до тех пор, пока строители не возвели бетонное ограждение. За 3 месяца — с августа по октябрь 1961 года — стена изолировала Западный Берлин, а проход в него был возможен через несколько КПП.

Но еще до этого, 24 августа, вдоль границ стены США разместили около 1000 американских военных.

В ответ спустя 5 дней Минобороны СССР объявило о временной задержке демобилизации солдат-срочников из вооруженных сил. А 30 августа 1961 года президент Кеннеди объявил о мобилизации резервистов армии США. Ситуация продолжала накаляться.

Но все это было лишь бряцание оружием, пока 22 октября 1961 года американский посол в Западном Берлине Адам Лайтнер не решил посетить театр, находившийся в восточной части. Лайтнер знал, что ему не дадут проехать без предъявления документов, но считал, что ГДР и СССР нарушают Потсдамское соглашение 1945 года.

Как и ожидалось, пограничники ГДР остановили машину посла на КПП «Чарли» и потребовали документы. Лайтнер отказался делать это и потребовал вызвать представителя СССР. На что немцы ответили, что воскресным вечером связаться с ним невозможно. Тогда посол позвонил генералу США Клею, и тот прислал на помощь дипломату четыре танка, бульдозеры и роту пехоты. Увидев танки и автоматчиков, пограничники отступили, а машина Лайтнера и джип американского командира проехали на территорию ГДР, где остановились на ближайшем перекрестке.

На пороге войны

Спустя 2 дня советский комендант Берлина полковник Соловьев встретился с американским генералом Уотсоном. Соловьев согласился, что американцам не запрещено посещать Восточный Берлин, но попросил при пересечении границы предъявлять удостоверения, чтобы исключить несанкционированные переходы жителями Германии.

Используя это «соглашение», американский генерал Клей придумал план: танки США с навешенным бульдозерным оборудованием въезжают через Фридрихштрассе в Восточный Берлин, а на обратном пути просто ломают большой участок построенной стены.

Чтобы все прошло быстро и слаженно, американские танкисты устроили тренировки в ближайшем лесу. Это заметила советская разведка. О грядущей акции было доложено командующему советскими войсками в Германии маршалу Коневу, а тот позвонил в Кремль. Хрущев такой наглости стерпеть не мог и приказал отвечать на все провокации жестко.

27 октября 1961 года в 17:00 пограничники ГДР увидели приближавшуюся к КПП «Чарли» колонну из 10 американских танков М-48 с бульдозерными отвалами. Не доезжая нескольких метров до стены, танки встали, ожидая приказа командования. На это пограничники ГДР ответили приездом нескольких бронетранспортеров и машин с водометами. Силы были явно не равны. Но недолго. Уже меньше чем через час на Фридрихштрассе показались танки Т-55 7-й танковой роты капитана Войтченко 68-го гвардейского полка. Хотя красные звезды на башнях были затерты, американцы не сомневались, что это танки СССР, а не ГДР.

Стволы боевых машин смотрели в упор друг на друга, а двигатели не выключались ни на минуту. Вскоре к танкам США подоспела пехота, вооруженная автоматами и противотанковыми гранатометами «супербазука». К советским 10 машинам приехали еще 23 танка, вставшие на соседних улицах. Во всех танках имелся заряженный боекомплект, а командование с обеих сторон отдало приказ открывать огонь, если противник начнет стрелять. Напряжение достигло высшей точки, и один выстрел мог начать третью мировую войну.

Наблюдая в прицел танки друг друга, стороны простояли у КПП «Чарли» всю ночь, в течение которой Хрущев и Кеннеди пытались договориться. Согласия стороны так и не добились, но договорились отвести танки от КПП. Первыми утром 28 октября ушли советские машины, а спустя пару часов начали уезжать и американцы. Все стороны сочли, что моральное превосходство в конфликте осталось за ними, а весь мир вздохнул с облегчением — третья мировая война пока откладывалась.

Алексей АНИКИН

 

ГОТОВНОСТЬ УМЕРЕТЬ

За конфликтом СССР и США внимательно следили и другие страны. Так, президент Франции де Голль пригласил к себе советского посла в Париже и проинформировал его о возможности начала ядерной войны. «Тогда мы умрем все вместе», — ответил посол.

  Рубрика: Война и политика 155 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:49. Время генерации:0,213 сек. Потребление памяти:9.35 mb