Вираж сталинских соколов

Автор: Maks Сен 5, 2020

Принято считать, что угоны самолетов в Советском Союзе начались только в «эпоху застоя». А до этого идеология Страны Советов была настолько сильна, что никому и в голову не приходило удирать за границу, да еще на государственном самолете. Увы, желающих улететь за кордон хватало еще в правление Сталина, а сами перебежчики нередко были образцовыми пилотами, награжденными государственными наградами.

В марте 1948 года самолет Як-11 Грозненского летного училища совершил незаконный перелет в Турцию, где пилот попросил убежища. Радио «Голос Америки», вещавшее на СССР, назвало его поступок желанием свободы. Трансляцию прослушали тысячи людей, один из которых — лейтенант авиации Петр Пирогов — вознамерился повторить полет перебежчика, чтобы оказаться в США.

Герои войны

Во время войны с Германией советская пресса называла американцев и англичан надежными союзниками, помогавшими громить фашистский рейх. Но уже на следующий год после Победы Запад не просто вышел из доверия СССР, но и стал врагом. Миллионам советских людей резкая перемена была непонятна. В числе озадаченных были боевые летчики Петр Пирогов и Анатолий Борзов.

Оба не раз рисковали жизнью, вылетая на опасные задания. За что Пирогов был награжден орденом Красной Звезды и орденом Отечественной войны II степени, а Борзов — орденом Красного Знамени. Правда, познакомились оба героя уже после войны — в приемной командира дивизии, куда Пирогов прибыл на доклад, а Борзов за очередным взысканием по поводу пьянки. Любивший высказаться, летчик уже был на крючке у СМЕРШ, но война спасала его от репрессий, а вот по ее окончании все могло измениться. Борзова могли если и не посадить, так турнуть из армии.

Другое дело — Пирогов. На него тоже была папка в «Особом отделе», но материалы там лежали иные. Армейские стукачи даром свой хлеб не ели, и от них «особисты» узнали об антисоветских высказываниях гвардии лейтенанта. Но Пирогова тоже пока не трогали, ждали, пока наберется побольше материала.

Тем же вечером компания «штрафников» собралась «снять стресс». Выпили, закусили, Борзов взял в руки гитару и запел «Очи черные». Пирогов сразу понял, что этому парню нравится совсем другая жизнь, и предложил… сбежать в Америку. Поначалу все было в форме шутки, но пилоты понимали, что такими вещами не шутят. Потом они вместе не раз слушали «Голос Америки» и окрепли в желании бежать к американцам. Именно от «вражеских голосов» летчики узнали об угоне Як-11 из Грозного в Турцию, и Пирогов задумался об аналогичном угоне. Их аэродром располагался в городке Коломыя в Западной Украине, до американской базы в Австрии рукой подать.

Заговорщики решили, что конкретный день побега назначать не будут — улетят, когда «карта ляжет». Если один из них сочтет, что день удачный, то просто скажет другому: «На курсе!» В случае согласия второй кивнет: «На глиссаде!»

Указанный пароль-отзыв прозвучал утром 9 октября 1948 года, когда Пирогов и Борзов должны были совершить тренировочный полет на бомбардировщике Ту-2. Позднее выяснится, что Пирогов в тот день основательно подготовился. Он попросил авиатехника заправить самолет больше обычного и запасся гражданскими картами, по которым проложил маршрут в Австрию. Военных карт зарубежной территории у них не было, командование боялось, что летчики могут улететь к потенциальному врагу. Правда, кроме двух заговорщиков на борту оказался бортстрелок, который не был в курсе заговора. Пирогов решил, что скажет ему обо всем уже в воздухе.

«Я — русский пилот»

Анатолий Борзов (Барсов) и Пётр ПироговМаршрут, которым летели беглецы, был им незнаком, а главное, что керосина в баке могло не хватить. Так и вышло. Ту-2 сжег все топливо, а американского аэродрома все не было. Планируя с «мертвыми» двигателями, Борзов вдруг заметил взлетно-посадочную полосу близ австрийского Линца. Но радость от посадки сменилась страхом — Пирогов увидел на здании у аэродрома пятиконечную звезду. К слову, в Австрии в то время была и советская военная база. Но беглецам повезло, это была американская база и американская звезда.

Когда бомбардировщик приземлился, американцы недоуменно уставились на его летчиков. «I is Russian pilot! Where is Lintz?» («Я русский пилот. Где Линц?») — на ломанном английском спросил Пирогов. Ему ответили. Затем уже на русском беглецы заявили о настоящей цели прилета — побег из СССР. К слову, третий участник этой авантюры — сержант-стрелок наотрез отказался присоединяться к офицерам.

Согласно «Соглашению о системе контроля над Австрией», американцы уведомили об инциденте Верховного комиссара от СССР в Австрии, генерала армии Курасова. Вскоре на базу приехали представители СССР и потребовали вернуть и самолет, и пилотов. Ту-2 американцы готовы были отдать сразу, а про пилотов уклончиво сказали, что не будут применять силу для их возврата. Тем более, что Пирогов и Борзов попросили политического убежища. Но, чтобы его получить, офицеры должны были ответить на интересовавшие американцев вопросы. Они касались авиационной тематики, представлявшей военную тайну. Поначалу оба отказались, но осознав безвыходность ситуации, напившийся Борзов выложил все, что знал.

На пресс-конференции, состоявшейся через две недели, иностранные корреспонденты ошибочно записали фамилию Борзова как Барсов. Он, как и Пирогов, заявил, что улетел на Запад «в поисках свободы». На вопрос: «Окуда вы знаете, что в Америке демократия?!» — летчик ответил, что слышал об этом из трансляций «Голоса Америки». В свою очередь Пирогов добавил: «Я верил, что после жертв военного времени советское правительство улучшит жизнь советскому народу, но не вижу никаких свидетельств того, что это сбудется».

Сыр в мышеловке

Через четыре месяца после приземления беглецов переправили в США, где их судьба оказалась в руках парламентариев. Дело в том, что оба были кандидатами в члены ВКП(б), а американский закон запрещал давать вид на жительство экс-коммунистам и экс-кандидатам.

Пока решалась их судьба, Пирогов учил английский и через пол года заговорил без переводчика, а Борзов налегал на выпивку. Даже у журналистов, бравших у него интервью, он умудрялся обменивать ответы на выпивку. Корреспонденту журнала Life Пирогов сказал, что из передач «Голоса Америки» они узнали про штат Вирджинию — сердце Америки и хотели бы посмотреть его. Журналисты в целях создания цикла статей организовали летчикам поездку по штату. В Вирджинии они впервые попробовали «Кока-Колу», общались с местными политиками (в том числе с губернатором штата), фермерами, негритянскими джазменами и даже русскими старообрядцами.

Стоит отметить, что во время этого «приключения» оба вели себя по-разному. Пирогов шутил и улыбался, а Борзов молчал и курил, а по вечерам опять пил. «Ты что? И впрямь думаешь, что мы улетели ради того, чтобы пьянствовать и чтобы иностранцы за рубежом считали, что все русские сплошь одна пьянь?» — решил пристыдить его Пирогов. Борзов отмахнулся, а потом стал избегать товарища. Однажды он сбежал из мотеля, напился и уснул в местном борделе. Дело дошло до жуткой депрессии, Борзову не помогала даже водка.

Во время очередной встречи с советским послом — генералом безопасности Панюшкиным тот сообщил Борзову, что если пилоты вернутся, то будут амнистированы. Если же Анатолий вернется один, то получит максимум два года заключения. Поделившись мыслями с Пироговым, Борзов услышал резкую отповедь: «Пристрелят они тебя, Толя, как собаку». Но Анатолий хотел на Родину.

Сведения о его дальнейшей судьбе противоречивы. По одним данным, Анатолий Борзов был расстрелян через 8 месяцев после возвращения. Но в 1957 году в Центральном доме журналиста состоялась пресс-конференция, на которой мужчина, представившийся Анатолием Борзовым, заявил, что отбыв 5-летний срок в лагере под Воркутой, вернулся к нормальной жизни и обзавелся домом и семьей. Американцы сочли это спектаклем, чтобы выманить Пирогова, ибо мужчина на пресс-конференции лишь немного напоминал настоящего Борзова. Естественно, что Пирогов в СССР не вернулся. Он женился на дочери русского эмигранта, имел трех дочерей, работал маляром, затем основал строительную компанию. Позднее был сотрудником Библиотеки Конгресса и радио «Освобождение». Окончив в 1963 году Джорджтаунский университет, Петр стал научным сотрудником при факультете лингвистики, а позднее — профессором. Скончался он в 1987 году в возрасте 66 лет.

Лев КАПЛИН



Загадки истории » Назад в СССР » Вираж сталинских соколов

, , , , ,   Рубрика: Назад в СССР




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:47. Время генерации:0,162 сек. Потребление памяти:8.12 mb