Вокруг света на «Неве»

Автор: Maks Янв 18, 2022

Долгое время европейцы обладали своего рода монополией на кругосветные плавания. Все изменилось в 1803 году, когда из гавани Кронштадта вышли парусные шлюпы «Надежда» и «Нева».

ДВА КАПИТАНА

Возглавлял первую русскую «кругосветку» Иван Крузенштерн — он держал флаг на «Надежде». Шлюп «Нева» вел его друг — капитан Юрий Лисянский. О нем и будет наш рассказ.

Юрий Лисянский родился в 1773 году в украинском городе Нежине. В 10-летнем возрасте мальчика отдали в Морской кадетский корпус. Там и началась дружба двух капитанов — Крузенштерна и Лисянского. Они вместе учились, вместе служили волонтерами в британском флоте (в 1793-1799 годах). Это была своего рода стажировка для будущих русских моряков.

Великобритания тогда воевала с революционной Францией. Английский флот рыскал по морям, ища любой возможности потрепать французские корабли. В этих вылазках принимали участие и русские волонтеры. Крузенштерну повезло — он сохранил здоровье. А вот Лисянский получил контузию, а во время одного из южных рейдов подхватил еще и тропическую желтую лихорадку.

Когда в 1803 году Крузенштерна поставили во главе первой русской кругосветной экспедиции, он немедленно привлек к ней своего друга Лисянского. Плавание Крузенштерна — Лисянского открыло целую эпоху в истории русских путешествий — впервые наши корабли обогнули всю землю целиком.

Кругосветное плавание продолжалось три года. Однако шлюпы «Надежда» и «Нева» шли вместе только 375 дней. Остальные 720 дней они двигались раздельными курсами: каждый капитан осваивал свой кусок Мирового океана.

Самым важным достижением Лисянского стало исследование Гавайских островов. Капитан стал первым русским путешественником, который составил подробное описание этого далекого тихоокеанского архипелага.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ НА ГАВАЙЯХ

Шлюп «Нева» подплыл к Гавайям в июне 1804 года. Лисянский был наслышан о судьбе английского капитана Джеймса Кука, которого аборигены убили и расчленили. Юрий Федорович не горел желанием повторить его судьбу.

К счастью, в этот раз все обошлось без трагедии. 15 июня Лисянский со спутниками прибыли в селение Тавароа, где в 1779 году туземцами и был убит Кук.

Моряки осмотрели несколько языческих капищ. В молельнях туземцев размещались грубые деревянные идолы, к подножью которых дикари в большом количестве складывали различные съестные припасы. Все жертвоприношения жрецы съедали потом потихоньку от народа.

Лисянского поразили некоторые традиции аборигенов. Например, печаль по умершим вождям у них выражалась в том, что подданные выбивали себе камнями передние зубы, остригали волосы и царапали тело до крови острыми предметами.

Писаных законов на Гавайских островах не было. «Все здешние постановления, — писал Лисянский, — заключались в табу». Табу накладывали вожди того или иного племени. Лисянский — по европейской традиции — называл этих вождей королями.

Вождь мог наложить табу на все, что захочет. И такой запрет исполнялся с величайшей строгостью. Так, в дни пребывания Лисянского на Гавайях один островитянин съел кокосовый орех с пальмы, на которую было наложено табу. Виновного тотчас зарезали.

Но были ритуалы, которым должен был подчиняться и сам король. Каждый год туземцы отмечали «праздник весны»: пели песни, плясали, устраивали состязания. Праздник открывал вождь. На рассвете он подплывал на своей лодке к берегу. Как только правитель ступал на землю, самый сильный и ловкий воин племени (его выбирали заранее) со всей силы бросал в него копье. Король должен был поймать копье на лету. Это было знаком к началу праздника. Если же королю не удавалось поймать копье — его немедленно убивали.

ВОЙНА С ИНДЕЙЦАМИ

Юрий Фёдорович ЛисянскийИзучив странный мир гавайских аборигенов, Лисянский двинулся далее. Он вел тщательные наблюдения за ветрами и течениями, собрал множество уникальных экспонатов: минеральных, зоологических, этнографических, ботанических.

Лисянским были подробно описаны десятки островов, сотни миль морских побережий. Русский капитан даже обнаружил неведомый еще науке остров в Тихом океане. Он получил название в честь своего первооткрывателя — остров Лисянского.

Но на этом приключения шлюпа «Нева» не закончились. Капитану Лисянскому довелось поучаствовать в войне с индейцами!

Все началось еще в июне 1802 года, когда полчища индейцев из племени тлинкитов захватили русскую крепость на острове Ситка (у берегов Аляски). Ситка был ключевым форпостом Русской Америки. Именно здесь располагался центр всех рыболовецких, китобойных, охотничьих промыслов.

Особой популярностью у русских промысловиков пользовалась охота на сивучей (местную разновидность тюленей). Этим и воспользовались коварные тлинкиты. Они дождались, пока из крепости в рейд за сивучами уйдут почти все мужчины. В форпосте осталось лишь 15 человек. Аборигены без труда их зарезали. Остров Ситка — ключ ко всем американским колониям России — теперь был в руках разбушевавшейся орды дикарей.

К счастью, губернатором Аляски тогда был авторитетный и деловитый Александр Баранов. Он понимал, что Ситку надо вернуть любой ценой. С флотилией из четырех кораблей Баранов двинулся в поход.

По пути к Ситке флотилия Баранова встретилась со шлюпом капитана Лисянского. Каждая пушка и каждый моряк в тот момент были для губернатора Аляски на вес золота. А на шлюпе «Нева» было несколько пушек (для защиты от пиратов) и отборная команда.

Баранов немедленно предложил Лисянскому присоединиться к его флотилии. Тот без колебаний согласился, отложив на время научные изыскания.

Туземцы на Ситке крепко засели в обороне. Однако у русских была артиллерия, а это решало многие вопросы. Корабли Баранова (плюс шлюп Лисянского) открыли беспощадный артиллерийский огонь. Индейцы поняли, что их сейчас просто сровняют с землей, и бросились в бегство. Над островом Ситка вновь был поднят российский флаг. А капитан Лисянский с чувством выполненного долга продолжил свой путь.

В августе 1806 года шлюп «Нева» — после трех лет плодотворных научных исследований — благополучно прибыл в Кронштадт. Тогда же вернулся домой и шлюп «Надежда» под командованием Крузенштерна. Первая русская кругосветная экспедиция блестяще завершилась.

За свои успехи Лисянский получил повышение в чине и орден Святого Владимира 3-й степени. Однако дальнейшая служба выдающегося мореплавателя не сложилась: сказались былые ранения и перенесенная в молодости тропическая лихорадка. Здоровье моряка было серьезно подорвано. В 1809 году Лисянский ушел в отставку в чине капитана I ранга.

ИПОТЕКА СВЕЛА В МОГИЛУ

Последние годы жизни Юрия Федоровича не были радостными. Все испортил пресловутый «жилищный вопрос». Дело в том, что отставной мореплаватель оформил кредит в банке на покупку двух домов в Петербурге. План был такой: в одном доме жить, другой — сдавать внаем поквартирно.

Сумма займа оказалась внушительной — 104 тысячи рублей. Но ведь и цены на квадратные метры в столице Российской империи были немаленькими! Денег хватило на два дома в Коломне — депрессивном районе на окраинах тогдашнего Петербурга.

Увы, надежда на сдачу квартир не оправдалась. Сказалась плохая транспортная доступность Коломны, к тому же спрос на съемное жилье вообще упал. В итоге дохода от квартир хватало лишь на текущие расходы. А банк требовал каждый год 10 430 рублей в качестве процентов по кредиту.

К началу 1837 года за Лисянским числился долг перед банком в размере 91 064 рублей. Из банка Юрию Федоровичу уже намекали: пора готовиться к выселению на улицу (кредит-то давали под залог недвижимости).

В отчаянии пожилой мореплаватель обратился в январе 1837 года с письмом к императору Николаю I. В своем послании отставной капитан I ранга перечислял все свои заслуги перед Отечеством и нижайше просил государя погасить его долги. Ответа на это письмо от императорского двора не последовало.

Угнетенное состояние духа, вызванное отказом императора, подорвало и без того слабое здоровье старого моряка. Лисянский скончался в феврале 1837 года. Можно было надеяться, что теперь-то уж Николай I снизойдет до нужд семьи почившего героя. Ведь незадолго до смерти Лисянского в Петербурге на дуэли погиб Пушкин. Николай I оплатил все долги поэта и назначил щедрое пособие его вдове. Может, в случае с Лисянским царь поступил так же?

Увы, нет. Пушкин (при всей неоднозначности их с царем отношений) был, говоря современным языком, лидером общественного мнения. Да и его вдова была молода и красива. Император учел оба эти фактора, когда принимал решение.

У покойного капитана Лисянского таких преимуществ не наблюдалось. В итоге казна и пальцем не пошевелила, чтобы помочь наследникам знаменитого мореплавателя. Долг перед банком детям Лисянского пришлось гасить самостоятельно. Кстати, xoть и с большим трудом, но им это удалось.

Дмитрий ПЕТРОВ

  Рубрика: Великие первопроходцы 63 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,225 сек. Потребление памяти:9 mb