За что казнили бакинского Сталина?

Автор: Maks Июн 7, 2021

Современные историки называют его и «азербайджанским Сталиным», и «азербайджанским Берией». За 20 лет руководства Азербайджаном Мир Джафар Багиров пережил несколько волн репрессий, но казнили его только при считавшемся либералом Хрущеве.

Даже в отлакированном виде официальная биография Багирова вызывает вопросы. Начнем с приставки «Мир», которая свидетельствует о принадлежности к потомкам пророка Мухаммеда, что в советские времена не приветствовалось. Естественно, «настоящий большевик» предпочитал именоваться просто Джафаром Багировым.

Сиамские близнецы из ЧК

Джафар родился 17 сентября 1895 года в городе Куба на севере современного Азербайджана, по его словам, в семье крестьянина-бедняка. Однако при аресте «саморазоблачился» в том, что является сыном «крупнейшего духовного лица Кубинского уезда».

В мае 1918 года националистическая партия Мусават провозгласила независимость Азербайджана и благодаря туркам к сентябрю 1918 года разгромила Бакинскую коммуну.

Существовала Азербайджанская демократическая республика до апреля 1920 года, сдав власть после большевистского ультиматума. Такая капитуляция объяснялась наличием внутри Мусавата скрытых красных, присутствовавших буквально на всех этажах власти. В контрразведке, например, работал Лаврентий Берия. А пробольшевистски настроенные интеллигенты вроде Багирова подрывали режим на периферии, занимая различные чиновничьи должности.

Правда, относительно того, когда Багиров вступил в большевистскую партию, данные расходятся. Существует мнение, что Джафар Багиров вовсе и не Джафар, а его младший брат, настоящее имя которого неизвестно. Настоящего Джафара-большевика этот имярек убил, завладел его документами и начал делать карьеру уже в Советском Азербайджане.

С другой стороны, опять же под следствием, Багиров рисовал картины своей службы в Красной армии в период Гражданской, причем картины явно подкрепленные реальной фактурой. Вот, например, эпизод из лета 1919 года, когда подчинявшийся Бакинской коммуне и состоявший в основном из армян отряд вырезал «контрреволюционных» мусульман в родной для Багирова Кубе. Джафар состоял при отряде как азербайджанец и должен был не допускать зверств в отношении соотечественников, но «даже я не мог спасти своих родственников. Были зверски штыками заколоты мой дядя — старик лет 70 Мир Талыб, его сын — Мир Гашим, зять Гаджи Эйбат и ряд других моих родственников».

Интересно, что после провозглашения советской власти в Азербайджане первым официальным постом Багирова стала должность заместителя председателя ревкома Карабахской области — там, где армяно-азербайджанские противоречия обострились до предела.

И здесь он продемонстрировал верность новой власти. Местный полевой командир Зейналов и присоединившийся к нему турецкий генерал Нури-паша пытались поднять мятеж в Шуше. Багиров от предложения присоединиться отказался, сумел бежать, а потом руководил подавлением восстания.

Отличившись, он в феврале 1921 года становится руководителем Азербайджанского ЧК и в течение девяти лет возглавляет спецслужбы республики — срок по тем временам рекордный (с учетом специфики работы).

Правда, в январе 1922 года его на пять месяцев сняли с должности, а местоблюстителем стал заместитель Багирова Берия. Сработались они так хорошо, что их даже называли «сиамскими близнецами». И здесь возникает вопрос: на почве чего возникла их дружба?

Ходили слухи, что во время Гражданской Берия был женат на сестре Багирова, хотя ни одним документом этот слух не подтверждается. Скорее можно предположить другую версию. На Берию периодически пытались нарыть компромат, припоминая ему службу в мусаватистской контрразведке, куда он поступил по заданию партии. Специфика положения подобных агентов такова, что для продвижения по службе им приходится наносить по своим и настоящие удары. Сколько таких настоящих ударов Берия нанес по большевикам, вполне мог знать осведомленный в делах коммунистического подполья Багиров. И этим компроматом держал своего «сиамского близнеца» за горло.

Хотя и у Берии на Багирова наверняка кое-что имелось: достаточно было покопаться в сюжете с предполагаемым братом-близнецом, и всплыло бы много интересного.

Наличие взаимного компромата — прекрасная основа для долгосрочного политического партнерства.

Фаворит Сергея Кирова

Прежде чем стать главным в Азербайджане, Багирову пришлось проскочить по краю пропасти. Коллективизация вызвала массовые крестьянские выступления, для подавления которых приходилось задействовать войсковые части. По результатам одной из таких операций в справке секретно-политического отдела ОГПУ СССР указывалось, что среди погибших оказались девять детей в возрасте от двух до шести лет, а еще четыре грудных ребенка были привязаны к трупам матерей и умерли от голода и холода. Авторы справки охарактеризовали случившееся как «безобразный, бессмысленный перегиб», а личное дело курировавшего операцию Багирова рассматривалось на Политбюро. С должности его сняли и отправили в Москву, учиться на курсах марксизма-ленинизма.

Между тем склоки в азербайджанском руководстве приобрели характер противостояния местных и пришлых кадров. И тогда Сталин заявил, что руководить республикой должен азербайджанец.

У других членов Политбюро кандидатура Багирова энтузиазма не вызывала, но в качестве альтернативы они называли только русские фамилии, что Сталина не устраивало. В качестве компромисса в октябре 1932 года Багирова сделали еще не первым секретарем, а председателем Совнаркома (главой правительства) республики. Пусть, мол, чекист покажет, какой из него хозяйственник. А первого секретаря еврея Владимира Полонского заменили на армянина Рубена Рубенова. Понятно, что дела у Рубенова в Баку не клеились, и уже через год никто не возражал против замены его на коренного азербайджанца Багирова.

Интересно, кто подсказал фамилию Багирова Сталину? Берия на тот момент руководил Грузией и вряд ли мог выступать в роли авторитетного ходатая. Так что реальный кандидат только один — Сергей Киров. Он руководил Азербайджаном в 1921-1926 годах, и Багиров являлся именно его креатурой. Впрочем, Кирова скоро убьют, зато войдет в фавор Берия…

Эффективный менеджер

Джафар БагировПодобно Сталину Багиров предпочитал работать по ночам, так что бодрствовать приходилось и другим представителям республиканской номенклатуры. За время его правления Азербайджан совершил качественный скачок в экономическом развитии. Рылись каналы, строились заводы, гидроэлектростанции, мосты, дороги. В годы войны республика стала мощной тыловой базой, без которой вряд ли бы удалось отстоять Закавказье, а вся союзная нефтегазовая отрасль в известной степени вышла из азербайджанской нефтянки.

Багиров эффективно решал деликатные национальные вопросы, с одной стороны отстаивая интересы республики, а с другой — зарабатывая себе репутацию интернационалиста. Например, когда руководство Армении в очередной раз озвучило идею о включении в состав своей республики Нагорного Карабаха, азербайджанский лидер вроде бы и не возражал, но предложил одновременно переуступить несколько районов Армении с преобладающим азербайджанским населением. И на этом же основании здоровый кусок Карабаха — Шушинский район — тоже предполагалось сохранить в составе Азербайджана.

Интересны обстоятельства, при которых Багиров единственный, пожалуй, раз заявил о себе как о политике во всесоюзном масштабе. Произошло это в октябре 1952 года на XIX съезде партии.

Примерно годом ранее в журнале «Вопросы истории» началась дискуссия о «реакционной колониальной политике царизма» на окраинах империи и вообще о том, насколько присоединение этих окраин можно считать прогрессивным.

Сам факт подобной дискуссии некоторые республиканские руководители поняли как возможность потешить собственные национальные амбиции. Это почувствовали назначаемые из русских вторые секретари республиканских ЦК, отправлявшие Сталину тревожные сигналы насчет «проявлений сепаратизма». И чтобы поставить туземные элиты на место, вождь выбрал именно Багирова, вероятно, как представителя одной из самых многонациональных республик.

В темпераментном выступлении азербайджанский лидер четко заявил, что присоединение национальных окраин к империи было не «меньшим злом», а явлением, безусловно, замечательным и прогрессивным.

Смерть Сталина и даже арест и осуждение Берии, казалось, ничем не грозили Багирову. Правда, в апреле 1953 года его перевели с должности первого секретаря Азербайджанского ЦК на должность председателя Совмина, но это еще не выглядело «черной меткой». Смещение власти из партийных в государственные структуры было тогда явлением общим.

Вместе с Берией или чуть позже оказались арестованы и расстреляны многие его ближайшие соратники по работе в госбезопасности, причем преимущественно из числа кавказцев. Но Багиров не осознавал тяжести нависшей над ним угрозы. На собранном 2 июля 1953 году пленуме ЦК он отрекся от Берии, покаявшись в «излишней доверчивости» и «притуплении партийной коммунистической бдительности». Но уже через четыре дня последовал страшный удар: Багирова вывели из ЦК КПСС и сняли с должности. Еще через две недели последовало исключение из ЦК компартии Азербайджана.

Что ж, и такое случалось. Однако петля продолжала затягиваться. В октябре Багирова допрашивали по делу Берии как свидетеля, а 13 марта 1954 года исключили из партии и арестовали.

Процесс начался 12 апреля 1956 года, причем вместе с ним перед судом предстали пятеро высокопоставленных чекистов, ранее служивших под его началом в госбезопасности Азербайджана, — Салим Атакишиев (азербайджанец), Хорен Григорян и Рубен Маркарян (армяне), Тимофей Борщев и Степан Емельянов (русские).

Кровавая «оттепель»

За время между арестом и судом ситуация в республике накалилась, причем события развивались примерно так же, как и в соседней Грузии, где сначала грузины обиделись за критику Сталина на XX съезде, а затем стали выступать под сепаратистскими лозунгами.

В Баку перед процессом распространялись антисоветские листовки о том, что русские угнетают азербайджанцев и в нынешней ситуации «наша обязанность — освободить Багирова».

До массовых манифестаций, впрочем, не дошло: по городу в достаточном количестве патрулировали милиция и солдаты, а здание Клуба культуры имени Дзержинского, где проходил суд, находилось под тройным оцеплением. Процесс считался открытым, но публика допускалась по спецпропускам, которые выдавались проверенным людям.

Предъявленные обвинения крутились вокруг событий конца 1930-х годов, когда из 3,2-миллионного населения Азербайджана репрессиям по разным подсчетам подверглись от 60 до 120 тысяч жителей. Процент, конечно, внушительный, но вычленить личную вину Багирова в этой трагедии достаточно сложно. Так что судьи могли выносить вердикт по собственному вкусу и пожеланию кремлевского начальства.

Для Багирова, Григоряна, Маркаряна и Борщева приговор был смертным. Атакишиев и Емельянов получили 25 лет лагерей. Ровно через месяц — 26 мая — осужденных к смерти расстреляли.

Вопрос о причинах столь сурового приговора в самый разгар «оттепели» остается открытым. Одна из версий гласит, что в судьбе Багирова роковую роль сыграло пресловутое «армянское лобби» в Кремле, самым ярким представителем которого считался Анастас Микоян — ближайший сподвижник Хрущева. Но, думается, первопричину стоит искать в самом Никите Сергеевиче.

Он и Багиров были единственными крупными региональными руководителями, заступившими на пост еще в первой половине 1930-х годов и удержавшимися до самой кончины Сталина. Разница заключалась в том, что Багиров неизменно сидел в Азербайджане, а Хрущев курсировал между Москвой и Киевом.

Свое участие в репрессиях Хрущев старался скрыть, зачищая архивы. Багиров же, будучи политическим долгожителем, хорошо помнил, как именно функционировал механизм сталинского террора в регионах, и мог Никите Сергеевичу многое припомнить, сослаться на соответствующие кремлевские цифры и разнарядки по расстрелам. А потом озвучить вопрос: куда делись документы по Москве и Украине, если по Азербайджану они сохранились?

Так что, зачистив архивы, пришлось зачистить и знавшего об их содержимом человека.

Дмитрий МИТЮРИН

ВТОРОЙ АЗЕРБАЙДЖАН

В 1941 году для нейтрализации германского влияния в Иране советские и британские войска оккупировали соответственно северную и южную части этой страны. Багиров отвечал за политический и экономический контроль над территориями, где в ноябре 1945 года сторонники коммунистов во главе с Сеидом Пишевари провозгласили создание Демократический республики Азербайджан (ДРА). Однако из-за нежелания обострять отношения с Западом ДРА была ликвидирована, так и не объединившись с Советским Азербайджаном.

Загадки истории » Дворцовые тайны » За что казнили бакинского Сталина?

, , ,   Рубрика: Дворцовые тайны 111 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:31. Время генерации:0,223 сек. Потребление памяти:8.51 mb