Запретная страсть кинодивы

Автор: Maks Мар 13, 2020

Фаина Георгиевна говорила:«Если бы я села писать мемуары, то это была бы жалобная книга с названием “Судьба-шлюха”». Правда ли, что из-за сложных отношений в детстве с отцом-миллионером великая актриса всю жинь ненавидела мужчин? Раневская ни разу не была замужем и не родила детей. Какую тайну она хранила?

15 августа 1896 года в Таганроге в зажиточной еврейской семье появилась на свет девочка Фаня. Вскоре Фельдманы переселились в роскошный особняк на Николаевской улице. Помимо него в собственности числились фабрика красок, строительный магазин, мельница и собственный пароход.

Гадкий утенок со стальным характером

На этом пароходе «Святой Николай» после революции Фельдманы уплывут из страны, оборвав последнюю ниточку, связывающую их с непокорной Фаней, по своей воле оставшейся в Москве. Но это будет позже, а пока Фаня росла обычной девочкой, только немного… страшненькой. Ни бантики, ни платья с рюшечками, в которые пытались наряжать дочь родители, не могли улучшить ситуацию. «Ну до чего же некрасива!..» — со вздохом всплескивала руками мать Милка Рафаиловна. Дело усугублялось еще и тем, что старшая сестра Фани — Белла росла очаровательной красоткой, которой восхищались все окружающие.

Помимо сестер в семье было три сына — все дети воспитывались в строгости и получили классическое домашнее образование. Отец, Гирш Хаимович, был вечно занят: заботы о мануфактуре он совмещал с должностью старосты синагоги и званием почетного члена Ведомства учреждений императрицы Марии. Мать занималась хозяйством, и на детей времени не оставалось. А робкая, нежная Фаня больше всех нуждалась в родительской любви и страдала без нее. Ко всем комплексам гадкого утенка добавилось еще и заикание.

Сытое, но лишенное любви и ласки детство повлияло на дальнейшую судьбу Фани. Ей было четырнадцать лет, когда случилось главное событие ее детства: в Таганрог на гастроли приехал московский театр, давали «Вишневый сад» Чехова. Девочка смотрела спектакль, как завороженная, боясь шелохнуться. «Я не выбирала профессию, она всегда таилась во мне…» — напишет позже актриса. В память о том представлении Фаина возьмет фамилию главной чеховской героини: для всего мира она будет не Фельдман, а Раневская.

Мать отдала дочь в частную театральную школу. Отец был против таких капризов, но обучение оплатил. Но когда 19-летняя Фаня робко заявила, что хочет отправиться в Москву, чтобы стать актрисой, купец пришел в ярость и запретил девушке выходить из дома. Но на этот раз Фанни проявила характер. Она собрала свои вещи в маленький чемоданчик, разбила свинку-копилку: денег хватало на билет до столицы. Тайком от мужа мать сунула беглянке несколько купюр — эти средства помогли Фаине выжить в чужом городе.

Увы, на вступительных экзаменах в театральный Фаине сказали те же слова, что она слышала всю свою жизнь: «Некрасивая и неспособная!» Другая бы разревелась и вернулась в родительский дом, признав свои ошибки. Но откуда в этой скромной, некрасивой, заикающейся девушке взялся стальной характер, позволяющий ей одной противостоять целому миру? Она не изменит своему призванию.

Фаня осталась в Москве, сняла самую дешевую комнатку и устроилась в Малаховский дачный театр статисткой. Она колесила с гастролями по захолустьям, зарабатывала копейки, питалась всухомятку. К счастью, мать каждый месяц тайно посылала ей переводы — их Фаня тратила на обучение в частной театральной школе. Умная, талантливая, острая на язык актриса быстро влилась в богемную жизнь Москвы. Среди ее приятелей были Марина Цветаева и Анна Ахматова, Владимир Маяковский и Осип Мандельштам.

И без того трудную жизнь юной провинциалки в столице усложнила революция. Фаина потеряла работу и связь с семьей — а значит, и последнюю опору, моральную и финансовую. Ей стало нечем платить за обучение и за квартиру, не на что купить еду. Изнемогая от горя и голода, Фаина Раневская смирила гордость и обратилась за помощью к другу отца, старому московскому еврею-ростовщику. Но тот отказал: «Дать дочери Фельдмана много я не могу, а мало мне не позволит совесть!» Для Раневской это было не только оскорбительной пощечиной, но и последним ударом, сбившим трясущуюся от холода девушку с ног. Раневская погибла бы на улице, если бы ее случайно не нашла педагог Павла Вульф. Женщина обогрела несчастную, накормила и поселила у себя. Раневская прожила у Вульф несколько лет, они стали близкими подругами.

«Да, я лесбиянка! И что с того?»

Фаина РаневскаяФаина Раневская критично говорила, что переспала с разными театрами, но своего так и не нашла. Дольше всего актриса проработала на сцене театра Моссовета. А вот в кино она пробилась поздно, в 38 лет. Сама предпочитала играть на сцене, а не перед камерой, объясняя это так: «Деньги съедены, а позор остался!» Несмотря на отсутствие профессионального образования, Раневская стала мастером киноэпизода, зрители ее просто обожали.

Великая Фуфа, как звали актрису коллеги, никогда не была замужем, не имела детей и свою женскую долю называла «унитазной». Ее попытки завести отношения с мужчинами больше походят на анекдот. В юности Раневская была влюблена в актера Василия Качалова. Приехав в Москву, Фаня старалась не пропустить ни одного его спектакля, а однажды встретила своего кумира в кондитерской. Сердце девушки бешено забилось, нужно было срочно обратить на себя внимание великого актера, пока тот не вышел.

И Раневская не придумала ничего лучше, как сделать вид, что поскользнулась, и красиво упасть в объятия мужчины. Но Фаня не все рассчитала правильно. Качалов ее не поймал, и девушка как мешок с картошкой плюхнулась на пол, больно ударившись головой. Очнулась несколько мгновений спустя и, увидев в нескольких сантиметрах склоненное над ней лицо Качалова, снова потеряла сознание. После этого случая они познакомились и стали друзьями. Раневская понимала, что соперничать с любовницами актера, молодыми, красивыми, талантливыми, она не может. А он вдобавок ко всему еще был женат.

Второй роман с коллегой-актером также закончился раньше, чем успел начаться. Один из молодых людей в труппе театра, где служила юная актриса, оказывал ей знаки внимания и однажды напросился в гости. Раневская два дня драила свою «девственную» комнатку, на последние копейки купила вина и закуски для романтического ужина. В назначенный час кавалер появился в обнимку с какой-то девицей и умоляюще попросил Раневскую: «Фуфочка, вы не погуляете часок-другой, пока мы тут пообщаемся?»

Долгое время считалось, что личная жизнь Фаины Раневской не складывалась из-за ее непривлекательной внешности. Актриса и сама старательно поддерживала эту версию, хотя за ее спиной всегда шушукались, подозревая Фаину Георгиевну в нетрадиционной сексуальной ориентации. Но вслух никто ничего не говорил — все знали, что за такое в СССР можно было не только лишиться работы, но и получить реальный тюремный срок. Фаину Раневскую подозревали в любовных связях с актрисами Людмилой Целиковской, Верой Марецкой, Риной Зеленой, Татьяной Пельтцер, Любовью Орловой, поэтессами Мариной Цветаевой, Анной Ахматовой и Софьей Парнок.

Но самыми долгими и трогательным были отношения Фаины Раневской и Павлы Вульф. Актрисы долгое время жили под одной крышей. «Ты — вся моя жизнь!» — писала Фаня в письмах Павле Леонтьевне, которая была старше ее на 18 лет. Внука Павлы Лешку Раневская считала своим и называла мой эрзац-внук». Однажды Лешка заглянул в спальню бабушки и застал Павлу и Фаину за весьма странным занятием. «Лешка, мы с бабушкой гимнастикой занимаемся!» — крикнула Раневская. А несколько лет спустя, уже после смерти Вульф, Фаина Раневская обнимет своего эрзац-внука и скажет: «О нас с твоей бабушкой будут говорить много грязи… Даже, что мы были лесбиянками. Но ты не верь!» Уже после смерти актрисы нашлись свидетели, которые слышали лично признания Фаины Георгиевны: «Да, я лесбиянка! И что с того?» Но долгие годы эта тема замалчивалась.

Последняя любовь актрисы

Однажды Раневская пришла навестить вернувшуюся из эмиграции Марину Цветаеву. Увидев, в какой обстановке живет поэтесса и как нуждается, Фаина Георгиевна ужаснулась. В ее сумочке в это время лежала пачка денег — только что полученная зарплата. Сначала актриса хотела разделить пачку пополам, но потом оставила всю Марине. Выйдя из квартиры Цветаевой, Раневская радовалась, как ребенок. А сама завернула за угол в ломбард, чтобы заложить фамильное кольцо — ей нужно было на что-то жить до следующей зарплаты.

В этом поступке была вся Раневская. Она обожала делать подарки и могла отдать последнее тем, кого любила. Говорят, что гости, выходя из ее дома, проверяли карманы: Фаина Георгиевна часто тайком засовывала в них французские духи, банку икры или просто бумажные купюры. Раневская помогала своим знакомым, устраивая их детей или родственников в больницы и санатории, доставала редкие лекарства. Сама она к деньгам относилась с пренебрежением, хотя никогда не умела их рассчитывать так, чтобы хватало на жизнь.

Впрочем, ей было и не нужно много. Она не тратилась на одежду, вынашивая платья до заплат, скромно питалась, предпочитая вегетарианскую диету. «Я не могу есть то, что ходило, любило, смотрело…» — часто сетовала актриса. Всю свою жизнь она проспала на старой узкой тахте, которую так и не решилась поменять — а зачем?.. Единственным барством наследницы богатого фабриканта были ароматические ванны с пеной. Актриса любила понежиться в них с чашечкой травяного чая.

При всем своем актерском даровании, начитанности, знании нескольких иностранных языков Фаина Раневская была абсолютно не приспособлена к быту. Она понятия не имела, как надраить полы, постирать белье, а если пыталась помыть тарелку, то непременно роняла ее из рук. Поэтому даже в годы большой нужды рядом с ней всегда была домработница. Женщины на этом посту постоянно менялись, унося из квартиры Раневской то хрустальную вазу, то серебряные вилки, то каракулевую шубу. Фаина Георгиевна расстраивалась, но делала вид, что не замечает пропажи. Только однажды вздохнула: «Ну вот, пальто украли, а я зря купила к нему новые сапоги».

В зените своей славы Фаина Раневская ездила на автомобиле с личным водителем и получила квартиру на Котельнической набережной. «Я получила квартиру от нашего замечательного правительства, в высотном доме, который называют элитным. Тут живут ученые, артисты, писатели и другая сволочь», — говорила актриса. Однажды она получила письмо от сестры Изабеллы, которая сообщала, что овдовела и хочет переехать из Парижа к сестре в Москву. «Старуха хочет умереть на родной земле!» — объясняла Фаина чиновникам, выбивая для сестры разрешение на въезд в СССР. Но когда приехала 60-летняя «старуха», весь дом сбежался на нее посмотреть: шикарные французские наряды, прическа, косметика — Белла выглядела красавицей. Вскоре она собралась замуж, но ее планы нарушил рак, отнявший у Раневской последнего родного человека. Фаина Георгиевна снова осталась одна.

Однажды зимой Фаина Георгиевна спешила куда-то по делам, как вдруг увидела вмерзшего в лед пса. Облезлый, в лишаях, он не мог даже скулить. Каким-то чудом Раневская откопала собаку и привезла в ветклинику где расплакалась и упросила врачей спасти бедолагу, которому не давали ни одного шанса.

Но пес оказался на удивление живучим. Раневская назвала его Мальчиком, поселила в своей квартире, кормила мясной вырезкой, душила французскими духами и позволяла валяться в своей кровати. «Бессонными ночами Раневская читала Мальчику французских лириков и русских классиков. Вероятно, это была самая начитанная собака на свете!» — вспоминали соседи актрисы. А днем Фаина Георгиевна брала Мальчика с co6oй в театр — у него оказался жуткий характер, и, оставаясь один дома, oн страшно выл и грыз aнтиквapнyю мебель. Ради этого облезлого пса Фаина Георгиевна отказывалась от санаториев и домов отдыха. Он был её единственной отрадой, лекарством о одиночества.

Мальчик пережил свою хозяйку на шесть лет. 19 июля 1984 года блистательная Фаина Раневская скончалась в больнице от инфаркта и пневмонии. Она не дожила всего пару недель до своего 88-летия.

Марина СОБОЛЕВА

Вербовка не удалась

Фаина Георгиевна давно и с опаской ждала, когда КГБ проявит к ней интерес. И вот ее пригласил в ресторан молодой человек в штатском и предложил следить за ее коллегами. «Разоблачать происки ненавистных мне империалистических выползней — моя мечта с детства! — с серьезным лицом прошептала актриса. — Да вот беда, я очень громко разговариваю во сне, а живу в коммуналке!» Больше ее не вербовали.



Загадки истории » Кумиры » Запретная страсть кинодивы

, , ,   Рубрика: Кумиры

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:62. Время генерации:1,159 сек. Потребление памяти:13.01 mb