Зерно для протестантов

Автор: Maks Июн 12, 2022

Тридцатилетняя война (1618-1648) составила целую эпоху в европейской истории. В ожесточенной схватке столкнулись две коалиции — протестантская и католическая. Как ни странно, важнейшую роль в этом конфликте играла Россия.

ЧУЖИМИ РУКАМИ ЖАР ЗАГРЕБАЕМ

Совершенно не верно представлять допетровскую Россию примитивным, неразвитым государством. Возможно, Московская Русь XV-XVII веков и отставала от европейских держав по части технических новинок, но никогда не отставала в умении вести утонченную, прагматичную политику, подкрепляемую блестящей дипломатией.

Избегая прямого вмешательства в вооруженные конфликты на европейском континенте, русские цари с большой охотой выступали своего рода спонсорами тех государств, чья политика была выгодна для Москвы. Сначала Рюриковичи, а затем Романовы стремились загребать жар чужими руками, попросту покупая ту или иную державу и ее военную силу. Москва выступала в той роли, которая позднее станет отличительной чертой Туманного Альбиона — Британии.

Главным соперником России в XVII веке, безусловно, была Польша. В Кремле прекрасно понимали, что эта страна сильна не сама по себе, она держится поддержкой католических германских императоров из династии Габсбургов. Вывод напрашивался сам собой: хочешь сокрушить Польшу — бей по Габсбургам!

Нетрудно понять, как обрадовались в Кремле, когда германским императорам бросила вызов коалиция протестантских княжеств все той же Германии, к которым вскоре присоединилась Дания.

Конфликт затянулся на долгие годы и вошел в историю как Тридцатилетняя война. Первое время Москва не могла принять в ней участие. На Руси только закончилось Смутное время, и страна была разорена до крайности. Требовалось сначала залечить раны и собраться с силами.

К концу 1620-х годов восстановительный период завершился. И царь Михаил Федорович решил вмешаться в общеевропейский конфликт. Конечно, вмешаться опосредованно, чужими руками.

Тридцатилетняя войнаПравительство Михаила Федоровича отказалось от практики денежных субсидий. Несметные сокровища Ивана Грозного разграбили польские интервенты, процесс накопления золотого запаса приходилось начинать заново. Поэтому утечка драгметаллов за рубеж была для Кремля неприемлема.

ВРАГ МОЕГО ВРАГА — МОЙ ДРУГ

Но у русских был другой козырь — зерно. Вывоз хлеба был царской монополией. Русский монарх мог озолотить любого своего европейского союзника, просто продав ему хлеб по «казенной», а не по рыночной цене.

В Европе времен Тридцатилетней войны цены на зерно были космическими. Получатель русского казенного хлеба мог тут же выставить его на продажу на европейской бирже, накрутив более 1000% наценки. А вырученные деньги можно было тратить на ведение боевых действий.

Естественно, Москва поддерживала протестантскую — антигабсбургскую — коалицию. Сначала ставку сделали на Данию, разрешив в 1627 году датскому королю Кристиану IV ежегодно вывозить из России определенное количество зерна по бросовым ценам, да еще без таможенных пошлин. Но Кристиан не оправдал надежд: вояка из него получился весьма посредственный.

Тогда в Кремле обратили взор на шведского короля Густава-Адольфа. Этот даровитый полководец уже давно горел желанием половить рыбку в мутной воде Тридцатилетней войны. Но вот беда: с финансами в малонаселенной Швеции было туговато.

И тут как раз на помощь пришли русские. Было заключено соглашение. Москва поставляла шведскому королю огромные партии зерна за сущие копейки. Густав-Адольф, не разгружая, гнал корабли на биржу в Антверпен. Там он перепродавал русское зерно по европейским заоблачным ценам, а вырученную массу звонкой монеты пускал на содержании армии.

Теперь поход шведского войска вглубь Германии уже не выглядел авантюрой. И он не замедлил состояться! Летом 1630 года Густав-Адольф высадился со своими солдатами на германском побережье. Начался так называемый Шведский период Тридцатилетней войны. Густав-Адольф в этом походе снискал славу великого полководца, а Швеция выдвинулась в ряд первых военных держав континента. Сам творец шведского великодержавия не успел в полной мере насладиться триумфом: в битве при Лютцене в ноябре 1632 года Густав-Адольф был убит.

Все эти события неоднократно описаны в исторической литературе. Но при этом как-то в тени остался тот, благодаря кому поход Густава-Адольфа вообще смог состояться. Этот человек — Михаил Федорович, первый царь из династии Романовых. В сущности, именно он оказался главным кукловодом Тридцатилетней войны.

Денис ОРЛОВ

  Рубрика: Война и политика 124 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:50. Время генерации:0,224 сек. Потребление памяти:9.41 mb